СБОРНИК СТАТЕЙ ОБ ОРУЖИИ И СТРЕЛЬБЕ - КИРИЛЛ МАРТИНО

СОДЕРЖАНИЕ:

 

  1. Безопасность на охоте
  2. Разрывы и раздутия стволов и коробок
  3. Анализ результатов стрельбы
  4. Подгонка ложи по стрелку
  5. Отдача и вибрация
  6. Скорости полета дробовых снарядов
  7. Внутренняя баллистика
  8. Внешняя баллистика
  9. Начальная скорость снаряда
  10. Давление газов и начальная скорость снарядов
  11. Бой дробового ружья
  12. Стрельба уток на предельных дистанциях

БЕЗОПАСНОСТЬ НА ОХОТЕ

Охотник всегда должен помнить, что ружье таит в себе серьезную опасность как для окружающих, так и для самого стрелка. Поэтому за полтысячелетия использования огнестрельного оружия выработался ряд приемов обращения с ружьем, выполнение которых сводит до минимума возможность несчастных случаев.

Практика показала, что от ружья, как заряженного, так и предположительно разряженного, можно в любой момент ожидать непреднамеренного выстрела. Дело в том, что разряженное хозяином ружье могут без его ведома снова зарядить его товарищи. Может и сам хозяин забыть разрядить ружье, но думать, что разрядил его.

Учитывая такую возможность, во-первых, совершенно недопустимы какие-либо шутки с оружием, а во-вторых, ружье надо держать всегда направленным стволами либо вверх, либо вниз, в землю.

Пробираясь через заросли, можно легко зацепить спусковыми крючками за ветку. Поэтому в таких условиях ружье следует поставить на предохранитель. Если же его желательно держать наготове, то прикрывают кистью руки спусковую скобу вместе с спусковыми крючками. В горах или в захламленном лесу охотник может оступиться или споткнуться и упасть. При падении на камни или бревно даже самое совершенное ружье может выстрелить из-за срыва курков с боевого взвода. Можно рекомендовать при падениях не выпускать ружье из руки, а стараться поднять его над собой.

Во избежание падения ружья и срыва курков его нельзя на привале прислонять к стволу дерева. Ружье либо вешают на подходящий сук, либо ставят в куст, в развилку ветки. При этом надо убедиться, что ружье само не упадет и не будет сбито собаками.

Заряжая ружье, надо приучиться закрывать его подъемом ложи, а не стволов. Особенно важно держать стволы вверх, когда спускают курки куркового ружья.

Не стрелять на шум, по шевелящимся веткам или колышущейся траве: там может оказаться человек или домашнее животное. Нельзя стрелять и по непонятной и неопознанной цели. В лесу опасно стрелять на уровне человеческого роста - за ветками могут оказаться грибники или собирающие хворост. При охоте на уток рискованно стрелять низко над камышом. За ним могут оказаться и охотники, и рыбаки. Дробь, хотя и на излете, может поранить их.

Опасность представляет прежде всего технически неисправное ружье. Одной из частых неисправностей ружья, даже имеющего совсем свежий вид, бывают легко срывающиеся курки. Проверяют их динамометрами, причем усилие, которое потребуется приложить к спусковому крючку правого (нижнего) ствола, не должно быть меньше 18 Н, а левого (верхнего) - 20 Н (Н - Ньютон = 102 гс). Если же усилие окажется соответственно выше 20 и 30 Н, то из ружья будет трудно стрелять.

Здесь уместно коснуться предохранителей. Существует три их типа:

  1. предохранители, действующие на спусковые крючки. В положении "безопасно" они предупреждают возникновение непреднамеренных выстрелов при задеве спусковыми крючками за окружающие предметы. Однако от срыва курков при падении ружья они не предохраняют;

  2. предохранители, запирающие шептала (ИЖ-58, ИЖ-27). В положении "безопасно" заметно снижают возможность срыва курков с боевого взвода, но не исключают срыв;

  3. предохранители, непосредственно блокирующие курки, полностью исключают их срыв при положении "безопасно". Перехватыватели (интерсепторы) при срыве курков в большинстве случаев предупреждают выстрел.

Нельзя эксплуатировать ружье, если бойки деформированы и заклинивают в своих гнездах. Если такой боек будет выступать над зеркалом коробки, то при закрывании ружья он может воспламенить капсюль. При выстреле не полностью закрытого ружья газы вышибают гильзу назад и она может серьезно ранить охотника. Излом или отсутствие возвратной пружины бойка, если боек свободно ходит в гнезде, опасности не представляет. Лучшие английские ружья вообще делаются без возвратных пружин.

Нельзя пользоваться ружьем с очень глубокими раковинами в канале, с трещинами между стволами и подствольными крюками, с треснувшей или заметно деформированной коробкой. Раздутия стволов в конце патронников говорят о том, что предел упругости однажды уже был превзойден и прочность стволов в этом месте нарушена.

Значительно большую опасность для стрелка представляют патроны, безответственно снаряженные как в домашних условиях, так и в заводских. При двойном заряде бездымного пороха, а тем более сильно сжатого пыжами, стволы даже очень прочных ружей рвутся в патронниках. Непреднамеренный выстрел может произойти и в случае, когда капсюль не был дослан заподлицо с поддоном гильзы и несколько выступает наружу. Опасность представляют и разбухшие патроны, поскольку охотник может в азарте начать забивать их каким-нибудь предметом и произвести выстрел при открытом ружье. (Человек забивал патрон рукояткой охотничьего ножа. Произошел выстрел, и нож, отброшенный назад гильзой, пробил лобную кость и глубоко вошел в мозг. - С.Д.Кустанович. "Судебная баллистика".)

Третий источник опасности кроется в дурных манерах самого охотника. Так, нельзя опираться на стволы ружья, класть руку на дульный срез или вставлять пальцы в каналы стволов. Нельзя ставить закрытое ружье дулом на собственную ступню. Крайне опасно вытаскивать ружье из лодки или саней, ухватившись рукой за дуло. Спусковые крючки могут зацепиться за какой-нибудь предмет, и ружье выстрелит в направлении вытаскивающего его человека. Попытки добить зайца или лисицу прикладом ружья кончаются не только изломом ложи в шейке, но и ранениями, часто смертельными, самого добивающего.

В ряде случаев ружье полагается разряжать: не доходя двухсот метров до человеческого жилья, во время привала при коллективной охоте, при переходе через речки, при преодолении изгородей, при езде в автомобиле или на мотоцикле, подходя к парому или к любому другому месту, где скапливаются люди.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", 07.02.2001 г.

РАЗРЫВЫ И РАЗДУТИЯ СТВОЛОВ И КОРОБОК

По вине патронов заводского снаряжения.

Судя по публикациям в прессе, случаи разрыва стволов из-за безответственного отношения заводов к снаряжению патронов участились. Неотрегулированные автоматические машины всыпали в отдельные гильзы по два заряда пороха и спрессовывали их до объема одинарного заряда. Давление газов в этих случаях стремительно нарастало, достигая, вероятно, 1200-1500 кг/см2 вместо 500-600 кг/см2, на которые и рассчитываются ружья. Естественно, стволы не выдерживали нагрузки и разрывались в патронниках. Разрыв ствола в патроннике как раз и служит признаком чрезмерно высокого давления. Нередко такие разрывы сопровождаются появлением трещин в коробках и даже их полным разрушением.

По вине ружей.

О таких разрывах в среде охотников не было слышно. Зато автору известны несколько случаев самопроизвольной выпрессовки стволов из ствольной муфты уже после нескольких сот выстрелов. Правда, эти аварии вреда стрелкам не причиняли, но ружья приводили в полную негодность.

По вине охотника.

По вине владельца аварии с ружьями происходят по двум основным причинам: из-за халатного отношения к снаряжению патронов и из-за проникновения в каналы стволов посторонних тел. В первом случае стволы рвутся в патроннике, а во втором - впереди патронника, в любом месте направляющей части канала.

Самой грубой ошибкой при снаряжении патронов является нарушение рекомендаций пороховых заводов по дозировке зарядов и сильное сжатие зарядов бездымного пороха пыжами. Что же касается двойных зарядов, то они получаются в результате ротозейства, сознательно их никто не кладет.

Посторонние тела в зависимости от путей проникновения в каналы стволов могут быть разделены на три группы:

  1. охотники нередко забывают в каналах паклю, ветошь и даже ершики и пуховики. Наблюдения показали, что предметы чистки оружия чаще всего остаются в стволах в тех случаях, когда чистку ружья передоверяют кому-либо, особенно младшим по возрасту;

  2. вторую группу составляют материалы, проникающие в ствол через дульную часть, обычно при падениях охотника. Это - земля и снег. В эту же категорию попадают и обломки веток, могущие засорить каналы, когда приходится преодолевать густые заросли;

  3. третью группу составляют тела, путь которых пролегает через казенный срез и патронники. Это - калиберные пули в стволах с дульными сужениями, снаряды с пыжами, застрявшие при затяжных выстрелах, бумажные трубки лопнувших гильз. Дробь, высыпавшаяся из патрона и задержавшаяся в канале, дает при последующем выстреле дорожку горохообразных вздутий. Наконец, если прокладка на порох вошла в заряд ребром, а не легла на него плашмя, она при выстреле может остаться в канале. При следующем выстреле она обычно вызывает местное повреждение канала.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", 21.02.2001 г.

АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ СТРЕЛЬБЫ

Полевые испытания боя ружья закончены, стволы почищены и смазаны, а мишени обработаны тем или иным способом, и результаты сведены в таблицу. Остается сделать выводы о бое ружья теми патронами, которые были применены, а если бой окажется неудовлетворительным, то прикинуть, чем его можно поправить. Покажем это на конкретном примере. Проверялся бой подержанного ружья высокого класса бельгийской фирмы "Альфонс Форжерон в Льеже". Калибр 16, патронники - 65 мм, длина стволов 730 мм, дульные сужения 0,7 мм в обоих стволах. Масса ружья - 2,820 кг.

"Стандартные" и остальные патроны были снаряжены поступавшими в торговую сеть боеприпасами, качество которых оставляло желать лучшего. Гильзы бумажные завода "Азот", за исключением серии 13, когда использовались латунные. Все гильзы были укорочены с 70 до 65 мм. Капсюли в бумажных гильзах были "Жевело-мощный", а в латунных - "Центробой". Порох - "Сокол" серии 102, заряд - 1,7 г, а в сериях 12 и 13 - дымный "Медведь" N№ 3, заряды - 4,5 г. Пыжи войлочные, между двумя прокладками толщиной 0,7 мм, их общая высота 14 мм. Исключение: в серии N№ 3 в связи с тем, что дульца гильз запрессовывались "звездочкой", высота пыжей была уменьшена до 10 мм; кроме того, в серии N№ 4 были применены пыжи из древесноволокнистой массы. Пыжи досылались до пороха пружинным навойником с усилием в 6 кг. Дробь - твердая N№ 3 (3,5 мм) в количестве 28 г - 112 штук в снаряде, и только в серии N№ 9 снаряд составлял 26 г.

Серии № 1 и № 2 показали, что бой обоих стволов практически одинаковый, хотя правый ствол и показал более постоянный бой. Кучность в обеих сериях оценивается по нормативам Института по изучению боя охотничьего и спортивного оружия в Дюссельдорфе, как отличная.

Серия № 3 показала влияние заделки дульца гильзы "звездочкой" без покровного пыжа-прокладки, что обеспечивает и более постоянный, и более кучный бой, хотя в нашем случае кучность увеличилась в среднем всего лишь на 5 %. При обычной завальцовке с пыжом-прокладкой последняя при вылете из ствола благодаря сопротивлению воздуха некоторое время остается прижатой к головной части снаряда. Обычно она затем соскальзывает в сторону, но иногда вклинивается в снаряд и нарушает структуру дробового снопа.

Серия № 4 с пороховыми пыжами из древесноволокнистой массы по кучности боя дала такие же результаты, как и серии с войлочными пыжами. Однако есть основания полагать, что при древесноволокнистых пыжах резко снижаются начальные скорости.

Серия № 5. Пересыпка снаряда картофельной мукой (крахмалом) увеличила кучность боя в нашем случае всего на 5 %, тогда как в ряде других случаев повышение кучности достигало 10-15 %. Вместо картофельной муки может быть использована мелкая крошка из эластичных пластмасс.

Серия № 6. Разделение снаряда на 4 части "крестом", сделанным из двух картонных прокладок, снижает кучность на 15-20 % и дает более постоянный бой, чем разделение снаряда на 3 яруса двумя картонными прокладками (серия № 7). Однако, если крест делать не из круглых, а из прямоугольных кусочков картона, то осыпь получается с пустым центром.

Серия № 8. Уменьшение массы снаряда на 2 г вопреки бытующему мнению не сказалось на кучности боя, но можно предполагать, что резкость боя несколько возрастала.

Серия №9. Дымный порох дал и отличную кучность, и постоянный бой от выстрела к выстрелу.

Серия №10. Применение латунных гильз по сравнению с бумажными снизило кучность боя на 16 %, хотя постоянство боя благодаря дымному пороху осталось хорошим.

Оценка кучности сделана по среднему показателю числа дробин в круге по методу Института по изучению боя охотничьего и спортивного оружия в Дюссельдорфе (ФРГ).

Для обычных охот можно остановиться на рецептурах серий 1, 2, 3 и, наконец, 10. Для особо дальней стрельбы можно рекомендовать сочетание запрессовки дульца "звездочкой" с пересыпкой снаряда картофельной мукой. Напротив, для стрельбы в лесу лучше всего в снаряд дроби вставлять "крест", сделанный из двух круглых картонных прокладок. Сказанное относится к стволам с дульными сужениями.

Стволы с цилиндрическими каналами дают стандартными патронами кучность порядка 30-35 %, позволяя вести успешную стрельбу на дистанциях от 15 до 25 м. Если же от цилиндрических стволов потребуется дальнобойность, то патроны следует снаряжать с кольцами Элея. У описанного выше ружья впоследствии были укорочены стволы и сверловка каналов стала цилиндрической. При бездымном порохе "Сокол" и кольцах Элея ружье показало кучность 53,7-76,4% при среднем значении кучности 67,4 %. Однако в другом ружье с цилиндрической сверловкой канала кольца Элея подняли кучность всего на 10 %. Этот ствол был на 0,5 мм высверлен шире, чем стволы "Форжерона", и кольца, сделанные из гильз 20-го калибра, могли лопаться еще в канале ствола.

Далее, обращает на себя внимание тот факт, что из 24 полей мишени поражено четырьмя и более дробинами в среднем было 9 полей. Если бы осыпь была равномерно распределена по всему кругу поля, потребовалось бы при 70-процентной кучности иметь в патроне не 112, а 137 дробин, что соответствует снаряду в 34,2 г или снаряду ружья 12-го калибра с патронником 70 мм.

Возникает, естественно, вопрос: а что же делать владельцу ружья 16-го калибра с патронником в 65 мм, если он хочет чисто бить уток хотя бы на дистанциях порядка 35 м? Ответ простой: перейти на более мелкую дробь - № 4 и даже № 5. В снаряде с массой 28 г будет 140 дробин № 4 и 176 дробин № 5. Вообще же для стрельбы на большие дистанции (45-50 м) используют ружья 12-го и 10-го калибра с большими снарядами. А французская фирма "Жефруа" выпускает ружье калибра 12 "магнум" с особым устройством спускового крючка. При необходимости произвести выстрел на сверхдалекое расстояние спусковой механизм позволяет сделать одновременно выстрел из обоих стволов и послать в мишень сдвоенный снаряд с массой 92 г. При таких зарядах, естественно, можно использовать более крупную дробь, которая лучше сохраняет скорость.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", 14.03.2001 г.

ПОДГОНКА ЛОЖИ ПО СТРЕЛКУ

Успешная стрельба по быстродвижущимся мишеням возможна только при достаточно удобной ложе, размеры и форма которой соответствуют физическим данным стрелка и его манере стрелять. При такой ложе ружье при вскидке сразу же ложится на цель. Одновременно целящийся глаз стрелка без каких-либо усилий с его стороны оказывается на линии прицеливания. Если после вскидки возникает необходимость направить ружье в несколько иную точку, например птица изменила направление полета, то при удобной ложе это удается сделать, руководствуясь только мышечным ощущением. Наконец, при удобной ложе отдача ружья воспринимается стрелком гораздо легче, чем при менее удобной.

Прикладистость ружья - свойство субъективное: ружье, прикладистое одному стрелку, может оказаться совершенно неприкладистым другому. Прикладистость - свойство непостоянное: ложа, удобная стрелку при летней одежде, становится совсем неприкладистой при зимней. Прикладистость ружья зависит даже от условий стрельбы. Практика показала, что ложи для стрельбы на круглом стенде должны быть на 10-15 мм короче, чем ложи для траншейного стенда, даже для одних и тех же стрелков.

Охотиться приходится при различных температурах воздуха, а следовательно, в различной одежде. Дичь может появиться с любой стороны, застав охотника в самый неожиданный момент и в неподходящей позе. Поэтому на охоте значение прикладистости отступает на второй план, уступая место правильной сбалансированности ружья, его посадистости. Не меньшую роль начинает играть и соответствие массы ружья массе и физической силе охотника. Совсем иное дело - стрельба на круглом или траншейном стендах, где условия появления мишеней строго регламентированы как по месту, так и по времени. В этих условиях прикладистость ружья действительно приобретает решающую роль.

Фирмы, выпускающие ружья высокого разбора, всегда предлагают своим клиентам сделать ложу по индивидуальным размерам. Но на ружьях серийного производства ложи делают с расчетом на телосложение гипотетического "среднего" мужчины. Естественно, что каждый стрелок в какой-то мере отличается от такого стандартного мужчины. Однако, если эти отличия не очень велики, то с фабричной ложей легко примириться. Дело упрощается еще и тем, что большинство охотников не стреляет навскидку, а, подняв ружье к плечу, делает необходимые поправки, руководствуясь зрением.

Кроме того, даже к ложе, которая по своим размерам мало соответствует телосложению стрелка, можно привыкнуть, причем молодым людям это дается значительно легче, чем пожилым. Если ложа коротка, то руку, которая держит цевье, сдвигают вперед, а если ложа длинна, то наоборот, назад, к коробке. Одновременно при короткой ложе локоть руки, обслуживающей спусковые крючки, поднимают до уровня плеча. В ряде случаев такое приспосабливание заходит настолько далеко, что ложа начинает казаться самой удобной, хотя теоретически она и не подходит данному стрелку.

И все же возможны случаи полной несовместимости стрелка и ложи стандартных размеров и формы. Прежде всего, если человек стреляет с правого плеча, а целится левым глазом (или наоборот), то ему стандартная ложа абсолютно непригодна. Не сможет успешно стрелять из ружья со стандартной ложей длиной 35-36 см и человек двухметрового роста с длиной предплечья и кисти более 40 см. Очень трудно человеку с длинной шеей стрелять из ружья с погибом ложи в затыльнике около 55-60 мм. Стандартные ложи имеют отвод вправо и бывают мучительно неудобны для лиц, стреляющих с левого плеча. За исключением первого случая (правое плечо-левый глаз), небольшими, легко выполнимыми переделками стандартную ложу удается в значительной степени приспособить к большинству стрелков.

Подгонку ложи, или, лучше сказать, ее приспособление к физическим особенностям данного стрелка, начинают со снятия мерки с него самого. Затем по таблице определяют, каковы должны быть теоретически самые удобные для него размеры ложи. После этого сравнивают найденные по таблице оптимальные размеры с размерами ложи купленного ружья. Если отличия незначительны, то к ложе надо привыкнуть, научиться так вскидывать ружье, чтобы оно сразу ложилось на цель. И только в тех случаях, когда ружье будет упорно отклоняться от точки прицеливания в одну и ту же сторону, потребуется подгонка ложи.

Напротив, при значительном несовпадении табличных размеров с размерами ложи купленного ружья можно приступать к ее переделке. Только делать это следует постепенно, сверяясь с получающимся результатом.

Отклонения прицельной линии от направления на выбранную мишень можно определять несколькими способами. Автор на протяжении многих лет с успехом пользовался достаточно простым способом. Установив в полуметре от себя под углом в 45о зеркало, прикрывал рукой один глаз. Владельцу приобретенного ружья предлагалось вскидывать ружье в видимое в зеркале изображение открытого глаза. Автору в зеркале были сразу видны все отклонения ружья. Надо было только помнить, что то, что в зеркале кажется влево, на самом деле будет вправо. Внеся в размеры ложи необходимую, но еще неполную поправку, проверяют вскидками получившийся эффект. Так поступают до тех пор, пока не добьются того, что прицельная планка будет постоянно ложиться на линию: глаз вскидывающего - глаз проверяющего.

Небольшие удлинения ложи порядка 8-12 мм обычно выполняют прокладыванием слоев кожи (подметочной) или ее заменителей между торцом приклада и пластмассовой накладкой на затыльник. Однако значительно рациональнее сшить из кожи шнуруемый "башмак" на затыльник приклада. Внутрь "башмака" вклеивается "стелька" из войлока нужной толщины. Материалом для "башмака" могут служить голенища от старых женских сапожек. "Башмак" можно выклеить и из резины. Такая насадка удлинит ложу и смягчит отдачу, но главное ее преимущество в том, что с переходом на теплую одежду она быстро снимается и ложа становится короче.

Несколько сложнее удлинение ложи на большую длину, например на 20-40 мм. Мягкий башмак в этом случае непригоден, поскольку будет сминаться на сторону. Поэтому в данном случае, убрав с затыльника пластмассовую накладку, к торцу приклада тщательно пригоняют кусок твердой древесины, желательно той же породы, что и древесина ложи. Кусок приклеивают к торцу приклада любым водостойким клеем (например эпоксидным, "КС" и т.д.) и закрепляют теми же шурупами, какими крепилась накладка. Углубления, в которые будут утоплены головки шурупов, могут быть закрыты просто пробками. Однако лучше нарезать в углублениях резьбу и сделать с соответствующей резьбой деревянные заглушки с двумя углублениями в торцах под двурогую отвертку. Прикрепленный к торцу кусок древесины обстругивают с боков так, чтобы он стал непосредственным продолжением поверхностей приклада. Старая накладка при этом окажется короткой и непригодной. Можно, конечно, сделать из подходящего материала и даже из древесины новую, более длинную накладку. Однако удобнее оставить затыльник вообще без накладки, как это делают на ружьях высокого класса. Для этого торец удлиненного приклада закругляют по граням и нарезают на нем крупную насечку (сетку). Для нарезания служит двойная пилка, которую можно сделать из отвертки. Пилкой по нарисованной прямой линии простругивают первую двойную борозду, затем перемещают пилку правым рядом зубчиков в левую бороздку. Теперь левая бороздка будет для пилки направляющей, а пилка левым рядом зубчиков простругает третью борозду. Переставляя пилку всякий раз на одну борозду, получают сеть параллельных бороздок. Наконец, полученные борозды пересекают второй системой бороздок.

Ложу, естественно, укорачивают со стороны затыльника. В два приема отпиливают тонкие слои древесины, параллельные торцу приклада. Отпилив первый слой, проверяют эффект. Если улучшение прикладистости произошло, но еще недостаточное, отпиливают второй. Получив нужную длину ложи, выравнивают торец приклада так, чтобы накладка прилегла к нему без зазора. После этого сверлом для металла немного углубляют гнезда шурупов, державших накладку затыльника. Диаметр сверла должен отвечать внутреннему диаметру шурупов. На самих же шурупах полезно пропилить надфилем два продольных противолежащих желоба, уподобив шурупы метчикам. Такие шурупы легче входят в древесину твердых пород, и риск вызвать трещину приклада устраняется. После укорочения ложи старая пластмассовая накладка на затыльник оказывается слишком длинной и слишком широкой, и ее приходится опилить напильником.

Если потребуется изменить питч, то есть угол между плоскостью затыльника и продолжением прицельной линии, то спил делают наискось. Если длина ложи должна остаться той же, то спиливают только верх или низ торца. Наконец, при одновременной необходимости изменить питч и удлинить ложу, саму насадку делают скошенной.

Если ружье постоянно ложится вправо или влево от намеченной точки прицеливания, что обычно происходит из-за несоответствия боевого отвода ложи ширине груди стрелка, то скашивают торец в левую или в правую сторону.

Уже во время эксплуатации ружья могут возникнуть два непредвиденных обстоятельства. Несмотря на то, что заряды соответствуют массе ружья, охотник при каждом выстреле испытывает острую боль либо в основной фаланге среднего пальца, либо в скуле. Особенно болезненными бывают удары спусковой скобы по среднему пальцу. Его основная фаланга бывает даже разбита в кровь, в результате чего появляется страх перед выстрелом. Причина кроется в неправильном захвате указательным пальцем спускового крючка. Из-за полученной в армии привычки захватывать спусковой крючок местом сгиба между ногтевой и средней фалангами рука оказывается сдвинутой вперед, а средний палец прижатым к спусковой скобе. При стрельбе же из дробового ружья спусковой крючок следует захватывать наискось серединой ногтевой фаланги. Тогда между скобой и пальцем будет оставаться свободное пространство, достаточное, чтобы поглотить удар. Если человек не может переучиться, то ему можно посоветовать приобрести ружье с унитарным спусковым крючком, работающим поочередно на оба замка. Другой выход заключается в закреплении на задней стороне спусковой скобы деревянного или пластмассового косячка. При наличии косячка скоба при отдаче свободно проскальзывает между указательным и средним пальцами, не причиняя боли.

Что же касается подбитой скулы, то и тут виноват бывает обычно сам стрелок, который либо держит лицо не прижатым к гребню приклада, либо, наоборот, судорожно к нему прижимается. Однако причиной может быть и чрезмерная полнота верхнего гребня ложи, которая не соответствует полноте лица стреляющего.

Труднее всего изменить погиб ложи, если он не соответствует высоте целящегося глаза над ключицей, поскольку это потребует точной столярной работы и довольно больших кусков выдержанной древесины. Если для буковой ложи вполне годится кусок старого стула, то для ореховой ложи потребуется ореховая древесина.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", 21.03.2001 г.

ОТДАЧА И ВИБРАЦИЯ

Отдачей называется происходящее при выстреле движение ружья назад, то есть в направлении, противоположном направлению движения снаряда. Отдача обусловлена давлением пороховых газов на дно гильзы, которое передается щитку (зеркалу) коробки и всему ружью. Движение ружья назад начинается одновременно с движением снаряда вперед, однако хорошо заметным оно становится только тогда, когда снаряд прошел по стволу несколько сантиметров. По мере развития выстрела скорость отдачи ружья, как и скорость снаряда, непрерывно увеличивается. Однако в течение всего времени пробега снаряда по стволу скорость отдачи ружья бывает приблизительно в 100 раз меньше скорости снаряда. Действие пороховых газов на снаряд после того, как он покинет канал ствола, как было уже сказано, незначительно. Напротив, реактивное действие на ружье вырывающихся из ствола газов создает приращение скорости отдачи в среднем на 20 % и кинетической энергии на 45 %.

Отдача приводит к ряду нежелательных последствий: во-первых, из-за отдачи ружье при выстреле смещается из того положения, в котором оно было в момент спуска курка; во-вторых, в ружье возникают колебания (вибрации), изгибающие стволы и шейку ложи; в-третьих, отдача вызывает у стрелка болевые ощущения, в результате которых стрелок начинает бояться выстрела. В конечном итоге из-за отдачи снижается меткость стрельбы.

С другой стороны, отдача может быть использована для автоматического перезаряжения магазинных ружей, например, отечественного самозарядного ружья МЦ 21-12 или хорошо известного браунинга.

Говоря об отдаче, следует четко различать, с одной стороны, скорость и кинетическую энергию, приобретенные ружьем, а с другой - индивидуальное ощущение той или иной силы толчка, воспринимаемого плечом стрелка.

Скорость отдачи измеряется приборами вполне точно, а кинетическая энергия вычисляется на основании данных о скорости и массе ружья. Напротив, ощущение то более сильной, то более слабой отдачи является чисто субъективным понятием.

Пока снаряд движется по каналу ствола, одна и та же сила давления газов, которые стремятся расшириться, действует как на снаряд, так и на дно гильзы, расталкивая их в противоположные стороны. При расчетах обычно принимается, что давление пороховых газов на пыж и дно гильзы - одинаково. На самом же деле давление на дно гильзы бывает несколько больше, чем на пыж и снаряд. Объясняется это тем, что масса снаряда меньше, чем масса ружья, и снаряд, перемещаясь с большой скоростью, оказывает газам меньшее сопротивление.

Поскольку система ружье-снаряд до вылета последнего из ствола является системой замкнутой, импульсы (количество движения) ружья и снаряда должны быть равны. Вычисленная таким образом скорость отдачи оказалась меньше фактически замеренной. Было сделано предположение, что часть газов движется вместе со снарядом вперед. Однако и расчеты, сделанные по этому предположению, также давали заниженные результаты.

Реактивная сила увеличивается с увеличением дульного давления газов и, следовательно, возрастает при медленногорящих порохах и при коротких стволах. По данным английского оружейника Буррарда, укорочение стволов до 600 мм не влечет за собой усиления отдачи, поскольку увеличение реактивного эффекта компенсируется некоторым снижением начальных скоростей.

Далее реактивная сила растет пропорционально площади сечения канала стола и бывает сильнее выражена у ружей крупных калибров. Наконец, реактивная сила зависит от скорости истечения газов из ствола, что, в свою очередь, связано со скоростью, с которой снаряд покидает ствол.

Применение на одноствольных ружьях дульных насадок - компенсаторов позволяет значительно снизить скорость отдачи. На двуствольных ружьях установка компенсаторов весьма затруднительна. Насколько автору известно, такие компенсаторы можно встретить только на чешских бокфлинтах фирмы "Зброёвка" серии "ZH" и некоторых бокфлинтах итальянской фирмы "Перацци" (в обоих случаях на ружьях, предназначенных для стрельбы на круглом стенде).

Отдача самозарядных ружей представляет собой довольно сложный процесс; его характер зависит от принципа, на котором основано действие автоматики и конструктивных особенностей ружья. В отечественном самозарядном ружье МЦ 21-12 при выстреле ствол вместе с затвором движется назад быстрее всего ружья. Достигнув крайнего заднего положения, ствол освобождается от затвора и под действием возвратной пружины устремляется вперед. Естественно, что под действием той же возвратной пружины ружье получает дополнительный толчок в направлении стреляющего. Второй дополнительный толчок ружье получает при движении затвора вперед. Таким образом, отдача самозарядного ружья растягивается на значительно более продолжительный срок и теряет свою резкость.

Подводя итог сказанному, можно сделать следующие выводы:

  1. отдача одного и того же ружья будет тем резче (ружье будет отдавать с большей скоростью), чем больше будет масса снаряда и его начальная скорость и чем выше будет дульное давление газов;

  2. при одних и тех же патронах скорость отдачи будет больше у более легкого ружья.

Измерение скорости отдачи может производиться различными способами при использовании так называемых маятниковых стволов. В простейшем случае заряженное одним патроном ружье подвешивают на длинных проволоках. К ружью крепится камертон, дающий строго определенное число колебаний в секунду. К ножке камертона крепится щетинка, которая при откате ружья процарапает на закопченном стекле синусоидную (волнистую) линию. Чтобы на ружье в момент отдачи не действовали никакие внешние силы, спуск курка осуществляется резиной, натянутой между антабкой ложи и удлиненным спусковым крючком. Чтобы резина не сработала раньше времени, спусковой крючок предварительно привязывается прочной и не тянущейся бечевкой к подствольной антабке. Когда все подготовлено, бечевку пережигают пламенем свечи, после чего резина оттягивает спусковой крючок и производит выстрел. Если примененный камертон дает, скажем, 1000 двойных колебаний в секунду, то за одну сотую секунды он даст 10 колебаний. Измеряют длину прочерченной камертоном синусоиды с десятью периодами и умножают на 100, что дает скорость отката в метрах в 1 секунду.

Кинетическая энергия отдающего ружья численно равна работе, которую выполняет плечо стрелка, останавливая откат. Для армейского стрелкового оружия принимается, что кинетическая энергия отдачи не должна превышать 2 кгм/с (19,6 Дж), чтобы не быть слишком утомительной для стрелка. В охотничьей практике считается, однако, что охотник может переносить отдачи порядка 4-5 кгм/с (39,2-49,1 Дж).

Если кинетическая энергия полностью зависит от скорости и массы отдающего ружья, то на субъективное восприятие силы отдачи, на ее физиологическое действие влияет ряд случайных факторов. Основным из них является состояние нервной системы стреляющего. Если его внимание целиком поглощено мишенью, как это бывает при охоте на интересную дичь, даже очень сильная отдача может остаться незамеченной. Напротив, во время испытания ружья, когда стреляют по листам бумаги, вид которых не волнует человека, отдача сразу же становится утомительной. Тренированные стрелки переносят сильную отдачу легче, чем нетренированные, физически здоровые люди - легче, чем утомленные. Чем резче звук выстрела, тем чувствительнее кажется отдача.

Болевые ощущения при отдаче заметно усиливаются при неудобной, неприкладистой ложе. Поэтому отдача одного и того же ружья может у одного стрелка вызвать нестерпимую боль, а у другого оставаться незамеченной.

Немаловажное значение имеет и положение стрелка. Так, при стрельбе стоя плечо имеет наибольшую степень свободы и сравнительно легко поддается назад под действием отката. Благодаря этому плечо гасит отдачу постепенно, проделывая значительный путь. Напротив, при стрельбе сидя, а тем более лежа, что, впрочем, приходится делать крайне редко, пока речь идет о дробовике, подвижность плеча резко снижается. Толчок при этом становится весьма чувствительным. Наконец, при стрельбе назад с поворотом через левое плечо затыльник ложи иногда соскакивает вправо и бьет по бицепсу правой руки, что бывает очень больно.

При слишком глубоком захвате переднего спускового крючка могут возникать воспалительные процессы на основной фаланге среднего пальца, вызванные ударом пусковой скобы. Для снятия всех болевых ощущений при отдаче уменьшают заряды и снаряды, стараются подогнать ложу к своему телосложению, крепят к затыльнику ложи резиновый амортизатор или надевают самодельный мягкий "башмак", переделывают спусковую скобу.

Нередко приходится слышать, что ружье сильно отдает по причине крутых чоков. Но дульные сужения на скорость отдачи не влияют, а сложилось это представление тогда, когда правый ствол ружей делался цилиндрическим, а левый - с дульным сужением чоков. Стреляли большей частью сперва из цилиндра и притом более слабыми зарядами. Второй же выстрел делали из чока более сильным зарядом. Кроме того, при выстреле из правого ствола верхний гребень приклада несколько отдаляется от лица стреляющего. Наоборот, при стрельбе из левого ствола гребень резко приближается к лицу, часто нанося болезненный удар по скуле.

Сила, отбрасывающая ружье назад, направлена по оси канала ствола и, следовательно, проходит выше центра масс. Поэтому она сообщает ружью не только поступательное, но и вращательное движение.

К моменту вылета снаряда из ствола ружье успевает сместиться назад на 6-8 мм, спрессовать одежду и упереться в плечо стреляющего. Поскольку же точка опоры затыльника ложи отстоит от направления действия силы значительно дальше, чем центр масс, рывок стволов вверх в момент последействия пороховых газов значительно усиливается. Однако на смещение точки попадания это уже не влияет, поскольку снаряд успел покинуть ствол.

Отдача бокфлинтов и одноствольных ружей протекает практически только в вертикальной плоскости. При горизонтальном же расположении стволов многоствольных ружей центр масс остается не только ниже, но в стороне от стреляющего ствола. Поэтому при выстреле из правого ствола ружье отбрасывает вправо, а при выстреле из левого - влево. Если бы оси стволов были параллельны, то ружье бы било правым стволом правее точки прицеливания, а левым - левее.

Чтобы точки попадания обоих стволов совместить, стволы спаивают так, чтобы их оси пересекались в 2,5-4 м впереди дульного среза. Угол, под которым спаивают стволы, зависит от конструктивных особенностей ружья. Если он окажется слишком большим, ружье будет "крестить", то есть бить правым стволом влево, а левым вправо. В дробовом ружье небольшое расхождение средних точек попадания вполне допустимо. Однако в пулевом оружии точки попадания обоих нарезных стволов должны полностью совпадать. Поэтому их пристреливают определенным сортом патронов и стволы перепаивают по нескольку раз.

Стволы при выстреле испытывают довольно сильные колебания. По существующим представлениям эти колебания не сказываются ни на кучности боя, ни на правильности осыпи. В этом отношении интересны опыты Ланга, показывающие существование определенной зависимости осыпи от фаз колебания, во время которых снаряд покидает ствол.

Остается коснуться теплового удлинения стволов, вызванного учащенной стрельбой из одного ствола, хотя оно и не имеет прямого отношения к отдаче. После десятка-другого сделанных подряд из одного ствола выстрелов ствол нагревается и удлиняется на 0,3-0,5 мм. Если соседний ствол остается холодным и не удлиняется, ствольная пара искривляется, что вызывает смещение точки попадания.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", 24.05.2001 г.

СКОРОСТИ ПОЛЕТА ДРОБОВЫХ СНАРЯДОВ

Кому из охотников не хотелось достичь эффективности дробового выстрела на дальних дистанциях. Недостаточность информации толкает иногда некоторых стрелков на ложный путь - на увеличение массы метательного заряда (пороха) с целью достичь большей скорости полета дроби (а значит, дальности и резкости, по их разумению). Этот путь ошибочен.

На дальних дистанциях дробь, в силу воздействия аэродинамических факторов, рассеивается, и на расстоянии 35 метров и более разница между скоростями с большей и меньшей массами пороха несущественна. Кроме того, всегда следует помнить, что с увеличением дистанции энергия дробины падает и, чтобы поднять эту энергию, надо увеличить диаметр дроби. Но с увеличением диаметра дроби ее осыпь становится реже (при той же массе в патроне). Отсюда наиважнейший вывод. Чтобы увеличить количество дроби в снаряде, надо увеличить массу снаряда. Но это возможно не для каждого ружья. Для этого используются ружья "Магнум". А если их нет, то есть некоторый выход в применении ружей большего калибра. Брать не 20-й, 16-й калибр, а 12-й или лучше 10-й калибр.

К тому же если ружья прочные, новые, тяжелые, то с применением специальной снарядки патрона можно брать дробь массой 42 г для 12-го калибра. Такой патрон разработан в ЦКИБе. Используется металлическая гильза 12-го калибра, так как у нее больший объем по сравнению с бумажной или пластмассовой. Используются специальные пыжи. Среднее значение максимального давления пороховых газов не превышает 663 кгс/см2. Комплектуется патрон пыжом-обтюратором с амортизатором из пенополиуретана и дробового пластмассового пыжа со сферическим элементом. При выстреле динамическая нагрузка воспринимается амортизатором, который в 3 раза уменьшается по высоте без восстановления и упругой сферической перемычкой дробового пыжа. Она выворачивается в сторону выстрела. Эти амортизирующие элементы снижают уровень максимального давления, уменьшают степень деформации дроби. Беря дробь на 1-2 номера больше, значительно увеличиваем энергию каждой дробины.

Общие зависимости

В ходе исследований на ЦКИБе выявлено, что в зависимости от массы пороха при довольно существенном различии групп скоростей у дульного среза уже на дистанциях 35-50 метров (охотничьих дистанциях) изменения (различия) между этими скоростями уже незначительны. Например, для дроби диаметром 2 мм при различии начальных скоростей в 45 м/с уже на дистанции 35 метров это различие составляет чуть более 10 м/с, а на дистанции 50 м - около 10 м/с.

При различных начальных скоростях дроби ее значения на дальности 50 метров практически не отличаются. Есть ли смысл, зная это, увеличивать массу пороха для повышения начальной скорости свыше 386 м/с? Конечно, нет. Увеличение же деформации дроби ухудшит лишь ее аэродинамические качества.

Замеры энергии дробин разных диаметров 35 метров показали, что для различных групп скоростей энергия дробины каждого номера изменяется примерно на 10%. Так, у дроби диаметром 2 мм при скорости 386-415 м/с - энергия равна 90,94 Дж.

При скорости 408-439 м/с энергия равна 0,99 Дж.

При скорости 429-462 м/с энергия равна 1,03 Дж.

В то же время изменение энергии с изменением диаметра дроби изменяется в несколько раз. Например, на дистанции 35 метров при скорости 386-415 м/с у дроби диаметром 4 мм энергия равна 0,94 Дж, а у дроби диаметром 4 мм - 12,44 Дж.

При скорости 408-439 м/с у дроби диаметром 2 мм энергия равна 0,99 Дж, а у дроби диаметром 4 мм - 13,02 Дж.

При скорости 429-462 м/с у дроби диаметром 2 мм энергия равна 1,03 Дж, а у дроби диаметром 4 мм - 13,51 Дж.

Отсюда вывод - изменение скорости полета дроби в силу воздействия аэродинамических факторов и деформации дроби не может существенно повысить эффективность поражения цели на различных дальностях стрельбы. Поэтому средства доставки дроби к цели являются единственным реальным направлением. Исходя из графиков скоростей для различных диаметров дроби находим, что начиная с дроби N 6 на дистанции 50 метров ее скорость будет равна 195 м/с при начальной скорости 386-415 м/с (оптимальной). Это для 12-го калибра будет соответствовать скорости в 10 метрах от дульного среза 330 м/с. Она будет достигаться при навесках пороха "Сокол" 2,275 г при 35 г дроби. Такая скорость еще достаточна (на пределе) для надежного поражения дичи.

Для дроби N 7 на дистанции 50 метров скорость будет равна 205 м/с, при 2,27 г пороха "Сокол" - скорость в 10 м составляет 330 м/с. Получается, что для эффективного выстрела по пернатым на дальностях до 50 метров нам достаточно брать дробь N 5. Увеличение же массы пороха свыше 2,27 г нужного эффекта не даст, а лишь увеличит деформацию дроби, снизив эффект выстрела. Вдобавок не исключены разрыв и раздутие гильз - а значит, задержки с их экстракцией, большая отдача, утомляющая стрелка, усиленный прогар хрома за патронником.

Результаты

В ходе экспериментов на ИЖМЕХе установлено, что эффективность дробового выстрела значительно снижается с увеличением степени деформации дроби. Определено, что основная деформация дроби происходит не в снарядном входе, не в дульном сужении, не в направляющей части канала ствола, а еще в патроннике, в гильзе, т.е. в 50 мм от казенного среза. Она происходит при использовании увеличенных навесок пороха. Подтвержденными способами снижения деформации являются использование хороших амортизирующих пыжей, пересыпка дроби сыпучим материалом, использование твердой дроби с применением контейнера.

В целом путями достижения увеличения резкости и эффективности боя на дистанции 35 метров и более являются следующие.

Снижение массы дроби. Разница в 1г дает прирост скорости на 6 м/с.

Улучшение обтюрации пороховых газов. Применение пыжей с натягом, упругим, хорошего качества. Это дает изменение скорости до 10 м/с. Высота пыжей должна быть такой, чтобы они перекрывали снарядный вход до выхода дробового столбика с гильзы. Еще эффективнее применение пластмассовых обтюраторов двусторонними манжетами. Манжеты, расположенные к пороху, разжимаются за счет давления пороховых газов, а манжеты с противоположной стороны (расположенные к пыжам) - расклиниваются этими пыжами.

Хорошая амортизация пыжей дает разницу в скорости до 10 м/с.

Применение контейнера дает разницу в скорости 7-8 м/с.

Пересыпка дроби сыпучим материалом дает изменение в резкости на 2-3%.

Разница в 0,05 г пороха дает изменение в скорости на 6 м/с (об этом говорилось подробно).

Различие в 0,5 мм в диаметре дроби дает изменение в скорости на 3 м/с.

Различие в твердости дроби дает изменение в скорости на 4 м/с.

Вообще качество дроби имеет большое значение. Влияет на бой и шаровидность дробинок, отсутствие свищей, заусенцев, одинаковый вес дробинок. Хороший бой дает плакированная дробь - покрытая никелем или томпаком.

Сжатие пыжей, так же как и натяг пыжей в гильзе, крепость закрутки, влияет на создание давления форсирование, а значит, на качество горения пороха. Пыжи не должны начать отодвигаться от порохового заряда при воспламенении капсюля (преждевременно). Должно создаться давление форсирования (50-60 атмосфер). Порох "Сунар" для полной утилизации и стабилизации внутрибаллистического процесса требует большего давления форсирования, чем порох "Сокол". Поэтому сжатие пыжей должно быть около 10 кгс. Их общая высота должна быть 24 мм для 12-го калибра. Закрутка должна быть крепкой, при встряхивании дробь не должна прослушиваться. Массу снаряда брать 35 г, а не 32-33 г. Пыжи должны входить в гильзу со скрипом. Капсюль применять "Жевело" или КВ-21, а значит, гильза пластмассовая или бумажная.

Различия в скоростях от применения различных видов капсюля "Жевело" составляет 10 м/с, а при применении различных партий пороха - в пределах 5 м/с.

Разница в скоростях в зависимости от температуры окружающего воздуха в 10 градусов составляет 7 м/с.

Отклонения в начальной скорости в зависимости от разницы в 0,2 мм в диаметре канала ствола - на 5 м/с.

Разница от формы дна гильзы (плоская или коническая) - на 8 м/с.

При разных объемах пороховой каморы гильзы - на 5 м/с.

Разница в 0,15 мм в среднем диаметре патронника или гильзы - на 12 м/с.

Разница в 50 мм в длине ствола - на 4 м/с.

Выводы

Для повышения эффективности дробового выстрела не следует увлекаться излишними навесками пороха. Лучше использовать качественные комплектующие дробового патрона, правильно снаряжать для создания необходимой (оптимальной) начальной скорости снаряда. Обращать особое внимание на то, чтобы в патроне создавалось необходимое (для качественного горения пороха) давление форсирования, применялись хорошо амортизирующие пыжи, дробь была высокого качества, пересыпана сыпучим материалом и засыпалась в контейнер.

В зависимости от дичи и расстояния должна быть использована оптимальная по диаметру дробь.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", №45 2001 г.

ВНУТРЕННЯЯ БАЛЛИСТИКА

Выстрел начинается с удара бойка по капсюлю-воспламенителю. Удар вызывает взрывчатое превращение инициирующего или ударного состава. При этом раскаленные газы в виде луча пламени проникают через затравочные отверстия в камеру сгорания и воспламеняют в патроне пороховой заряд.

Последующее горение пороха сопровождается образованием большого количества газов, нагретых до 2-3 тысяч градусов. Обратим сразу внимание, что взрывчатое превращение порохов принято называть горением, хотя превращение порохового заряда длится всего от 0,0020 до 0,0025 с. Дело в том, что бризантные или дробящие взрывчатые вещества разлагаются в сотни раз быстрее порохов. Так вот, по сравнению с ними превращение порохов может рассматриваться как быстрое горение. Но как раз эта медлительность порохов и позволяет использовать их в качестве метательных средств. Благодаря замедленности разложения, снаряд успевает стронуться с места задолго до того, как весь заряд превратится в газы, следовательно, при относительно низком давлении.

По мере обгорания пороховых элементов (зерен) в заснарядном пространстве увеличивается количество выделившихся газов, в силу чего возрастает производимое ими давление. Когда в дробовом ружье давление газов достигнет 25-40 кг/см2, снаряд преодолевает сопротивление завальцованного дульца гильзы и смещается из гильзы в канал ствола. Это давление называется давлением форсирования. К моменту перехода снаряда в канал ствола горение успевает распространиться на все воспламенившиеся пороховые элементы.

Поскольку же заснарядное пространство еще очень мало, давление газов стремительно достигает своего максимума. Отечественные патроны "Стандарт", "Старт", "Спорт", "Приз" и "Супер Рекорд", по данным Блюма и Шишкина, развивают давления порядка 500-570 кг/см2. Патроны же "БХК", "Байкал" и "Экспорт" развивают давления от 600 до 800 кг/см2. Однако по западноевропейским нормативам среднее максимальное давление не должно в 12-м и 16-м калибрах превышать 550 кг/см2. При бездымных порохах давление быстрее достигает максимума, чем при дымных. Поэтому при первых к моменту наступления максимума давления снаряд успевает пройти по каналу ствола 30-40 мм, а при вторых - вдвое больше.

По мере развития выстрела заснарядное пространство увеличивается все быстрее и быстрее, тогда как приток новых количеств газов постепенно замедляется. Это замедление происходит по следующим причинам. Зерна пироксилиновых порохов горят по поверхности, обгорая слой за слоем. Поэтому количество выделяющихся газов бывает пропорционально площади горящих поверхностей. Представим себе пороховое зерно кубической формы со стороной 1 мм и общей площадью поверхности 6 мм2. Когда такое зерно обгорит со всех сторон на 1/5 своей толщины, его поверхность составит всего 2,16 мм2 или сократится на 64 %. Чтобы добиться более равномерного поступления газов, пороховым зернам придают форму пластинок или трубочек. Если пластинка со всех сторон обгорит даже на 1/3 своей первоначальной толщины, то ее поверхность уменьшится всего на 30 %.

Что же касается дымных порохов, то при их обычной плотности они не горят послойно, а рассыпаются, и время сгорания зерна мало зависит от его первоначальной величины.

Когда давление газов достигает своего максимума, скорость снаряда становится значительной и заснарядное пространство быстро увеличивается. Поэтому давление начинает падать так же быстро, как нарастало. Однако по мере продвижения снаряда по каналу ствола относительный прирост объема заснарядного пространства снижается. Так, когда снаряд перемещается на 100 мм от патронника, заснарядное пространство увеличивается на 250-300 %. Смещение же снаряда на те же 100 мм вблизи дула увеличивает объем заснарядного пространства всего на 15-20 %. Поэтому по мере дальнейшего продвижения снаряда к дульному срезу снижение давления становится все более и более постепенным. При бездымных порохах давление у дула бывает в пределах 45-65 кг/см2, а при дымных - 65-100 кг/см2.

Период выстрела от момента перехода снаряда из гильзы в канал ствола и до момента сгорания всех правильно воспламенившихся зерен называется основным (или первым пиродинамическим) периодом.

После догорания пороховых зерен снаряд движется по каналу ствола за счет давления ранее образовавшихся газов. Это второй пиродинамический период выстрела, заканчивающийся в момент вылета снаряда из ствола.

Когда снаряд покидает ствол, вслед за ним вырывается поток газов, скорость которых в 2-3 раза превышает скорость, приобретенную снарядом. Эти газы оказывают некоторое влияние на снаряд, способствуя его рассеиванию и, возможно, увеличивая его скорость на 2-4 м/сек. В то же время на ружье истечение газов из ствола оказывает значительно большее влияние, увеличивая скорость отдачи на 20-25 %. Воздействие газов на снаряд и ружье после того, как снаряд покинул ствол, называется последействием пороховых газов, а иногда рассматривается как третий пиродинамический период выстрела.

Описанные выше изменения давления в канале ствола удобно представить графически в зависимости от пройденного снарядом пути. По горизонтали (ось Х) откладывают путь, пройденный снарядом в сантиметрах, а по вертикали наносят, во-первых, скорость, которую приобрел снаряд, достигнув соответствующего места, а во-вторых, давление газов в кг/см2, имевшее место в момент прохождения снаряда через данную точку ствола.

Процесс развития выстрела можно представить графически и в зависимости от времени, промежутки которого, равные тысячам или десятитысячным долям секунды, откладывают по горизонтали. В этом случае форма кривой давления приобретает несколько иную форму. Во-первых, кривая в начале идет горизонтально, что соответствует времени зарождения очага взрывчатого превращения ударного состава. Во-вторых, пик давления оказывается смещенным вправо, то есть по времени максимальное давление приходится на середину выстрела.

До последнего времени при измерении давлений пользовались техническими единицами - давлением в килограмм-силах на квадратный сантиметр - кг/см2. После же принятия Интернациональной системы единиц (СИ) давление стали измерять в барах или в паскалях (1 бар = 105 паскаля = 1,02 кг/см2).

Характер кривой давления газов зависит от очень многих факторов, которые будут рассмотрены ниже. Здесь мы только коснемся скорости горения различных порохов - обычных быстрогорящих и специальных медленногорящих. Последние в обиходе часто называют прогрессивными, что не совсем правильно. В действительности прогрессивными являются только те сорта порохов, поверхность которых по мере обгорания зерен не уменьшается, а, наоборот, увеличивается (семиканальные элементы).

Допустим, что нам требуется достичь начальной скорости в 380 м/сек. В первом случае с нормальным по калибру снаряде, масса которого равна массе калиберной пули, максимальное давление при медленногорящем порохе будет ниже, чем при быстрогорящем. Однако на остальных участках канала медленногорящий порох даст более высокие давления. В связи с этим снаряд будет набирать скорость медленнее, но у дула его скорость сравняется со скоростью, полученной при быстрогорящем порохе. Но медленногорящие пороха предназначаются не для нормальных по калибру снарядов, а для стрельбы утяжеленными (на 30%) снарядами их ружей типа "магнум". В этих условиях медленногорящие пороха дают на всем протяжении канала более высокие давления, чем быстрогорящие сорта при нормальном снаряде. Если же попытаться использовать быстрогорящий порох под утяжеленные снаряды, то максимальное давление сразу же превзойдет границу безопасности. Поэтому идея Ивашенцова использовать в ружьях 20-го калибра заряды 12-го, выдвинутая в эпоху, когда не существовало специальных медленногорящих порохов, была заранее обречена на неуспех.

Абсолютная величина максимального давления газов имеет большое практическое значение. С одной стороны, чем выше это давление, тем сильнее оно сказывается на затворе и стволах ружья. Когда же оно превосходит предел упругости материала, происходят раздутия и разрывы стволов, деформации и изломы коробок. Кроме того, чем выше давление газов, тем выше и температура, и тем интенсивнее идет выгорание стенок канала стволов. Наконец, чем выше максимальное давление, тем сильнее деформируется дробь и тем хуже получается осыпь.

С другой стороны, при слишком низком максимальном давлении снаряд не получает нужного ускорения, и резкость выстрела остается неудовлетворительной. На рисунке приведены кривые зависимости скоростей снаряда от величины максимального давления. Данные получены на Сент-Этьиеннской испытательной станции при испытании патронов с электрическим запалом (из каталога французской фирмы СМФМ).

Таким образом, максимальное давление является злом для ружья и необходимым явлением для получения резкого боя. Следовательно, от патронов требуется оптимальный компромисс между величиной давления и начальной скоростью. Такой компромисс достигается применением различных сортов пороха в зависимости от калибра патронов и массы снаряда.

Очень часто у охотников, а иной раз и у пороходелов (Бутурлин, порох "Глухарь"), возникает идея создания дробового пороха с низким максимальным давлением, которое бы компенсировалось относительно высоким давлением в передней половине ствола. Сделать такой порох, конечно, можно, но для стрельбы из дробового ружья он не будет пригоден. Осыпь будет плохой, звук выстрела - нестерпимо резким, и, наконец, для такого пороха потребуется делать особые стволы - толстостенные в дульной половине. А такие стволы полностью лишат ружье посадистости, то есть одного из наиболее важных эксплуатационных качеств дробового ружья.

Встречаются два различных понятия, сходных, однако, по своему звучанию: среднее максимальное давление и среднее давление в канале ствола. Первое из них находят как среднее арифметическое из 10 или 20 замеров максимальных давлений. Например, замеры давлений при обыкновенных капсюлях дали бы среднее значение 299,7 кг/см2, а для патронов с электрическим запалом соответственно 405,1 кг/см2. Среднее же давление в канале ствола определяется на основании нескольких замеров давления при одном выстреле, но на разных расстояниях от патронника. Так, в 5 см от того места, где располагался снаряд до выстрела, давление при быстрогорящем порохе составило 500 кг/см2. В 15 см давление было 300 кг/см2, в 25 см - 205 кг/см2 и т.д. Суммируя показания и деля их на число измерений, получаем 188,36 кг/см2.

Давление газов в канале ствола чаще всего измеряют крешерным прибором, который устанавливается на массивном баллистическом стволе. Для определения максимального давления на стволе устанавливают один прибор, располагая его в 25-40 мм от казны. Когда же требуется получить представление о давлении на всем протяжении ствола, то устанавливают несколько приборов через определенные интервалы. Крешеры, находящиеся у казны, показывают величину максимального давления, а остальные - то давление, которое имело место в момент прохождения снаряда мимо соответствующего прибора.

Крешерная установка была впервые предложена в 1875 г. Нобелем и имела упрощенную конструкцию, представленную на рисунке. В настоящее время крешерные приборы претерпели конструктивные изменения, но сущность осталась той же. Установка ввинчивается в массивную стенку специального ствола и сообщается с его каналом канальцем диаметром 3,9 или 6,4 мм. По канальцу ходит стальной поршенек, между которым и упорным винтом зажимается собственно крешер - цилиндрик из мягкой меди или свинца. Если от прибора требуется большая чувствительность, то цилиндрический крешер заменяется коническим. При выстреле происходит усадка крешера, причем чем выше было давление, тем короче становится крешер. Сопоставляя его укорочение с данными "тарражных" (тарировочных) таблиц, находят максимальное значение давления, имевшего место непосредственно у данного прибора. Описанный метод далек от совершенства, но для практических целей дает удовлетворительные результаты.

В последнее время металлические крешеры стали заменять двумя пластинками, вырезанными из кристалла кварца. Под давлением на поверхности этих пластинок возникает разность потенциалов, пропорциональная приложенному давлению. Импульсы через усилитель поступают на экран осциллографа, где возникает кривая давления. Ввиду быстротечности всего процесса кривую приходится фотографировать. Величины давления, измеренные описанным выше пьезоэлектрическим датчиком, бывают на 25 % выше, чем измеренные крешерным прибором (Буррард).

В любительских условиях измерение давления трудноосуществимо. Чтобы избежать повреждения ружья, да и ранения самого стрелка, при снаряжении патронов следует строго придерживаться фабричных рекомендаций. Отклонение от этих указаний допустимо только в сторону уменьшения зарядов и снарядов, однако при обязательной проверке резкости боя. Уменьшенный снаряд даже при нормальном заряде пороха может стать причиной заметного снижения начальной скорости. При бездымных порохах для получения полноценного выстрела требуется определенное сопротивление снаряда во время статического периода. Если же это сопротивление будет меньше необходимого минимума, снаряд сдвинется с места при недостаточном давлении. Заснарядное пространство начнет увеличиваться, и среднее давление по пути снаряда уже не достигнет требуемого значения. В отличие от бездымных порохов, дымный порох легко переносит уменьшение массы снаряда, отвечая на это повышением начальных скоростей.

Если возникает подозрение, что давления, развиваемые патронами, очень высоки, то следует обратить внимание на состояние стреляных гильз. На металлическом поддоне, или головке гильзы, там, где он соприкасался с экстрактором, появляется выпуклость - отпечаток последнего. Закраины гильз раздуваются, и на них по окружности возникают трещины. Наконец, капсюль как бы облепляет боек. Если на гильзах появляются перечисленные изменения, то такими патронами пользоваться нельзя: они развивают давления порядка 1000 кг/см2.

Пороховые газы стремятся расшириться во все стороны и действуют как на дно и стенки гильзы, так и на пыж с лежащим впереди него снарядом. Гильза плотно прижимается к стенкам патронника и щитку коробки, что препятствует прорыву газов назад. В то же время давление на пыж и снаряд заставляет их двигаться по каналу ствола со всевозрастающей скоростью. Сообразно с быстрым нарастанием давления и последующим его снижением сообщаемое снаряду ускорение в начале разгона значительнее, чем в конце, перед вылетом из дула. Так приращение скорости снаряда от 0 до 190 м/сек происходит на первых 15-20 см его движения по каналу ствола. Приращение же скорости на следующие 190 м/сек осуществляется только по достижении снарядом дульного среза, то есть после пробега в 50-60 см. Поэтому укорочение стволов с 70 до 60 см или их удлинение с 70 до 80 см мало сказываются на начальных скоростях дроби и практическим не отзываются на резкости боя.

Скорости, с которыми снаряд движется на отдельных участках канала, могут быть определены несколькими способами. Самый простой из них заключается в определении начальных скоростей, поучаемых при последовательном укорочении одного и того же ствола. Поскольку же небольшие изменения в форме патронника, переходного конуса и дульного сужения (чока) могут сказаться на начальных скоростях, экспериментальный ствол для этих целей делается свинчивающимся из нескольких секций длиной 10-15 см. После каждой серии выстрелов удаляют одну из срединных секций и снова определяют начальные скорости.

Если же требуется установить местонахождение снаряда в определенные моменты времени, то поступают иначе. Поперек канала в нескольких местах натягивают тонкие проволочки, по которым пропускают электрический ток. Снаряд при выстреле поочередно перебивает эти проволочки и прерывает соответствующие электрические цепи. Эти моменты фиксируются на быстровращающемся барабане одновременно с отметками времени. Раньше для этой цели пользовались камертоном, который, вибрируя, оставлял на барабане синусоидную (волнистую) дорожку. Поскольку камертоны дают строго определенное число колебаний в секунду, по числу гребней синусоиды время легко определялось. Позже стали применять часовые механизмы, отмечавшие тысячные или десятитысячные доли секунды. В настоящее время пользуются подкварцованными импульсными генераторами, отсчитывающими миллионные доли секунды.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", №46 2001 г.

ВНЕШНЯЯ БАЛЛИСТИКА

Заводы, давая характеристику своих патронов, обычно указывают не начальную скорость, а получаемую измерениями среднюю скорость и относят ее к середине дистанции. Так, в характеристике бывает указана скорость в 5, 10 или 12,5 м. Блюм и Шишкин дают интересную таблицу для пересчета скорости в 10 м от дула на начальную скорость.

Снаряд дроби при движении по каналу ствола, как показали рентгенограммы, уплотняется и укорачивается на 10-12 %. При этом каждая дробина, кроме дробин головного ряда, вжимается в промежуток (углубление) между двумя-тремя вышележащими дробинами и стремится раздвинуть их в стороны. Это - саморасклинивание дробового снаряда, резко увеличивающее трение периферических дробин о стенки канала.

Саморасклинивание снаряда

Пока снаряд находится в канале ствола, стенки канала препятствуют расхождению расклиниваемых дробин. Но стоит им покинуть ствол, как саморасклинивание дает себя знать. Впрочем, это явление четко прослеживается только при вылете дробового снаряда из ствола со строго цилиндрической сверловкой. При наличии же сильного дульного сужения (чока) периферические дробины, входя в его коническую переходную часть, получают ускорение, направленное к оси канала. Такое объяснение выдвинул в свое время французский исследователь генерал Журнэ. Проходя через дульное сужение, снаряд дроби удлиняется и вылетает из ствола узким снопиком.

Отвлекаясь на минуту от основного вопроса о саморасклинивании дробового снаряда, сразу скажем, что механизм действия дульного сужения остается спорным уже на протяжении целого века. Например, такие авторитеты, как Изметинский, Зернов, Лампель, полагают, что в дульном сужении пыж испытывает большее сопротивление, чем снаряд дроби. Благодаря этому он задерживается на какое-то мгновение, отстает от снаряда и в воздухе уже не может его догнать. При цилиндрической же сверловке пыж вылетает непосредственно за снарядом и сразу же нарушает его компактность. Это утверждение базируется на теневых фотографиях, сделанных в темноте при искровом электрическом разряде. На таких снимках действительно очень часто можно увидеть пыж, как бы сидящим на хвосте снаряда.

Возвращаясь к явлению саморасклинивания снаряда, необходимо сказать, что оно имеет место и при выстреле из ствола с дульным сужением, но проявляется уже после вылета снаряда из ствола. Головные дробины узкого снопика испытывают на себе основное сопротивление воздуха. Напротив, следующие за ними дробины летят в так называемой аэродинамической тени и лучше сохраняют скорость полета. Поэтому они догоняют головные дробины, сдвигают их со своего пути и опережают их (Изметинский).

В результате саморасклинивания снаряд начинает рассеиваться в стороны. Это - радиальное рассеивание.

Начавшись при вылете из ствола, рассеивание далее продолжается под действием новых факторов. Дробины, помятые при опрессовке снаряда в канале ствола, испытывают несимметричное сопротивление воздуха и летят по искривленным траекториям. Поэтому твердая дробь, которая лучше сохраняет первоначальную сферическую форму, дает процентов на 10-12 большую кучность, чем мягкая дробь. Далее, скользя по стенкам канала, периферические дробины стираются, теряют свою сферическую форму. Глубина стирания в основном зависит от твердости дробин и не зависит от их диаметра. Поэтому мелкая дробь относительно своих размеров бывает сильнее стерта, чем крупная, и обычно дает худшую кучность боя. Наконец, часть дробин в момент вылета из ствола получает и вращательное движение, заставляющее их отклоняться в сторону вращения.

О характере радиального рассеивания судят по осыпям, полученным при стрельбе по большим листам бумаги.

Одновременно с общей тенденцией дробин отклоняться от оси снопа некоторые дробины, первоначально оказавшиеся на его периферии, отклоняются, наоборот, внутрь снопа.

Несмотря на это, радиальное рассеивание остается пропорциональным дистанции стрельбы, по крайней мере на дистанциях до 35-40 м (Буррард). Однако за пределами этих дистанций рассеивание начинает резко усиливаться. Если в 30 м от дула диаметр снопа бывает чуть больше метра, то на дистанции 60 м он составляет уже 3 м, а в 90 метрах от дула диаметр снопа бывает около 15 м.

Дульное сужение и резкость боя

Не менее спорен и сложен вопрос о влиянии дульного сужения на начальную скорость дроби. Бутурлин утверждает, что резкость боя цилиндров, если речь идет о всем снаряде, а не только о головных дробинах, выше, чем чоков. К этому выводу Бутурлин приходит на основании подсчета числа пробиваемых листов картона. Буррард придерживается того мнения, что дульная скорость бывает больше при цилиндрических сверловках. Однако снаряд, выпущенный из цилиндра, сразу же претерпевает радиальное рассеивание, после чего каждая дробинка должна самостоятельно преодолевать сопротивление воздуха. Напротив, снаряд, прошедший через дульное сужение, на протяжении первых полутора-двух метров летит узкой компактной массой, преодолевая сопротивление воздуха как единое целое. В результате дробовые снаряды, выпущенные из чоков, легче преодолевают сопротивление воздуха и не так быстро теряют свою скорость. Если же исходить из аналогии между дульным сужением ружейного ствола и сужением в сопле пожарного брандспойта, как это делает Изметинский, снаряд при прохождении через чок должен увеличивать свою скорость на 10-12 %. Иными словами, патроны, обеспечивающие при цилиндрической сверловке среднюю начальную скорость 370 м/сек, должны при чоках давать среднюю скорость порядка 407-414 м/сек.

Дробь во время полета к мишени расходует первоначальный запас кинетической энергии на преодоление сопротивления воздуха, теряя при этом свою скорость. Это сопротивление пропорционально квадрату диаметра дроби и квадрату скорости, а способность дробин преодолевать это сопротивление пропорциональна кубу их диаметра. Поэтому крупная дробь, у которой масса по отношению к поперечному сечению больше, лучше сохраняет скорость и при одной и той же начальной скорости быстрее достигает цели, а в момент удара обладает и большей кинетической энергией.

Растягиванте снопа дроби

Снаряд дроби помимо радиального испытывает и продольное рассеивание, или растягивание в длину. Происходит это по той причине, что все смятые и истертые дробины не только летят по искривленным траекториям, но и отстают от головных и хорошо сохранившихся дробин. Кроме того, даже при самой тщательной сортировке дробины одного и того же номера оказываются различной величины. В связи с этим более крупные дробины достигают цели раньше более мелких, в результате чего и растягивается летящий снаряд.

Впервые длину летящего снаряда удалось измерить Гриффиту, бывшем директору пороховой компании Шульце. Стрельба велась по нижней части быстродвижущегося диска. Диаметр последнего был около 3,6 м, число оборотов - 318 в минуту, периферическая скорость - 61 м/сек. Нижняя половина диска была прикрыта стальным щитом с круглым окном диаметром 122 см. Окно перед каждым выстрелом закрывалось листом бумаги, на котором получалась обычная радиальная осыпь. На диск крепилась мишень с вычерченной сеткой, состоявшей из концентрических кругов и радиальных линий. Промежуток между линиями (радиусами) перемещался относительно стального щита за 1/400 сек. Благодаря запаздыванию отстающих дробин осыпь на диске получалась не круглой, а вытянутой в виде запятой. Руководствуясь радиальной исчерченностью диска, можно было определить время, в течение которого снаряд поражал мишень. Наконец, зная скорость дроби в момент удара, было легко вычислить длину растянувшегося снаряда.

Американская фирма "Винчестер-Вестерн" произвела определение длины снопа с помощью сверхскоростной киносъемки и подтвердила выводы Гриффита. Съемочный аппарат был установлен несколько наискось от мишени и включался одновременно с выстрелом. Мишень была сделана из свинцовой фольги, в которой попадающие дробины оставляли хорошо заметные пробоины. Киноаппарат делал 3500 снимков (кадров) в секунду, и кадр за кадром следовали с интервалом 0,000286 сек. Попадание последней дробины было зафиксировано на 51-ом кадре.

Следовательно, поражение мишени длилось 0,000286х51=0,0146 сек. Скорость дроби 2,8 мм была в момент удара 220 м/сек. Отсюда вытекает, что полная длина снаряда была 0,0146х220=3,212 м.

Но такой результат мог быть получен только при первоклассной по сортировке дроби. При просто хорошо снаряженных патронах можно считать, что 90 % дробин снаряда растягиваются не более чем на 10-12 % дистанции выстрела. Если же снаряд состоит из различных номеров дроби, то длина снопа действительно может достичь 8-10 м, как указывают некоторые авторы. При дроби же одного номера такое удлинение снопа невозможно (Лампель).

При стрельбе над гладкой поверхностью воды или снега снаряд оставляет на них длинную полосу растревоженной глади и создает впечатление, что длина снопа была 15-25 м. Такое ощущение возникает из-за несовершенства нашего зрения: мы не улавливаем промежутка времени между ударом по снегу или воде нижних и верхних дробин снопа.

И все же длина дробового снопа варьирует от выстрела к выстрелу точно так же, как колеблется радиальное рассеивание. Считается, что при более кучном в радиальном направлении бое растянутость снопа бывает меньше. Поэтому снаряды, выпущенные из стволов с дульным сужением, теоретически должны давать более компактные снопы.

В ружейной литературе можно встретить утверждение, что в птицу, летящую поперек линии стрельбы, попадает из-за растянутости снопа значительно меньше дробин, чем при попадании по неподвижной птице. Опыты Буррарда показали, что в мишень, которая перемещается поперек линии огня со скоростью 17-18 м/сек (64-65 км/час), в среднем попадает на 12,5 % дробин меньше, чем в такую же, но неподвижную мишень. Происходит это за счет сильно отставших дробин, хотя и летящих вблизи оси снопа. В неподвижную же мишень эти дробины попадают вблизи центра мишени, тогда как в подвижную - за пределами круга. Сделаем небольшой теоретический подсчет. Представим себе утку, летящую в 35 м поперек линии ружья со скоростью 25 м/сек (90 км/час). При такой скорости полета утке потребуется для пересечения убойной части снопа очень кучно бьющего ружья 0,4:25=0,016 сек.

Если упреждение было взято правильно, то при средней скорости снопа 200 м/сек его убойная часть, длина которой пусть будет 3 м, пересечет траекторию утки за 0,015 сек. Иными словами, при правильно взятом упреждении утка все время будет находиться в поражаемой зоне. Но в этом расчете мы сознательно завысили скорость птицы и приняли исключительно высокую кучность боя. В реальных условиях проскальзывание утки через убойную часть снопа становится еще менее вероятным. Диаметр убойной части снопа бывает на самом деле больше 40 см, а утки, за исключением чирков, летают медленнее 25 м/сек.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", №47 2001 г.

НАЧАЛЬНАЯ СКОРОСТЬ СНАРЯДА

Скорость, с которой снаряд покидает ствол, называется начальной или дульной скоростью. Фактически же в эту скорость включают и некоторое приращение скорости, вызванное последействием пороховых газов. Эта суммарная скорость обозначается латинской буквой V (V=velocitas) с подстрочным указателем нулевой дистанции: Vo. Начальная скорость является важнейшим баллистическим показателем, предопределяющим резкость боя. Однако не сразу исследователям удалось измерить скорость снаряда в непосредственной близости дула. Долгое время ее приходилось вычислять, исходя из времени, которое затрачивал снаряд на преодоление дистанции в 10, 20 или 25 м, а в некоторых случаях и в 40-50 м.

Как увидим ниже, скорость дроби из-за сопротивления воздуха во время полета непрерывно снижается. Поэтому скорость, определяемая по затраченному на перелет времени, является средней скоростью на данном отрезке траектории. Условно принимается, что снаряд имел эту же скорость, находясь на середине дистанции, то есть соответственно в 5, 10 или 12,5 м от дула. Эти скорости обозначаются латинскими буквами с подстрочными указателями дистанции: V5, V10, V125.

Время, затрачиваемое снарядом на преодоление той или иной дистанции, определяется следующим образом. Перед дулом ружья помещается тонкая проволока А-В, по которой проходи электрический ток. Вырываясь из ствола, снаряд перебивает проволоку и размыкает электрическую цепь. При этом включается тот или иной счетчик времени (хронограф). Далее снаряд, преодолев определенную дистанцию, попадает в специальную мишень С-D и разрывает вторую цепь, чем отключает счетчик времени. Следовательно, счетчик работает только в течение того времени, которое потребовалось снаряду для перелета от дула до мишени. Средняя скорость вычисляется по формуле:

Скорость средняя = расстояние до мишени/время полета до мишени.

Определение времени полета осуществимо многими способами. Еще в конце прошлого века бельгийский полковник Ле-Булонже использовал с этой целью закон свободного падения тел под действием земного притяжения. Когда снаряд разрывал электрическую цепь у дула А-В, размагничивался электромагнит М1 и стальной стержень S1 в цинковой рубашке падал. Когда снаряд размыкал вторую цепь, размыкалась цепь питания электромагнита М2 и падал стержень S2. Этот стержень при своем падении освобождал нож N, который под действием пружины Р делал зарубку на стрежне S1. Измеряли расстояние от этой зарубки до нулевой и находили время падения стержня S1 по формуле: t = корень из 2h/9,81.

От найденного времени отнимали время (0,15 с), которое уходило на падение стрежня S2 и срабатывание ножа.

В настоящее время применяются более совершенные хронографы: оптические по Томпсону, электронные, построенные на принципе гальванического маятника. Эти приборы, а в первую очередь электронные счетчики импульсов, обладают высокой чувствительностью и позволяют определять скорости снарядов у самого дула.

При стрельбе из нарезного оружия увеличение начальной скорости практически всегда желательно: траектория пули выпрямляется, а ее кинетическая энергия возрастает. Несколько иначе обстоит дело при стрельбе дробью из гладкоствольного оружия.

С одной стороны, сопротивление воздуха полету дроби возрастает пропорционально квадрату скорости. Поэтому дробь, выпущенная с большей скоростью, теряет эту скорость быстрее, чем дробь, имевшая меньшую начальную скорость. В результате на предельных расстояниях эффективной стрельбы разница в скоростях сокращается до минимума.

С другой стороны, увеличение начальных скоростей до 400-425 м/с связано либо с уменьшением массы снаряда, а следовательно, и плотности осыпи, либо с резким увеличением максимальных давлений. Кроме того, при высоких скоростях и повышенных давлениях усиливается деформация дроби и ухудшается осыпь.

Практика показала, что на охоте наиболее выгодной оказывается скорость в 375-380 м/с и еще вполне удовлетворительной можно считать скорость в 360 м/с. Другое дело - стрельба на стенде, особенно на траншейном. Стреляют не далее 35 м, то есть на дистанциях, на которых еще сказывается высокая начальная скорость, что позволяет делать меньшие упреждения. Кроме того, стендовые ружья делаются более массивными и рассчитаны на более высокие давления пороховых газов. В этих условиях повышение начальных скоростей до 400 и даже 420 м/с можно считать оправданным.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", №48 2001 г.

ДАВЛЕНИЕ ГАЗОВ И НАЧАЛЬНАЯ СКОРОСТЬ СНАРЯДОВ

При пироксилиновых порохах скорость горения и максимальное давление могут меняться в очень широких пределах, начиная от так называемых затяжных выстрелов и даже отказов до детонации, когда весь заряд сразу превращается в газы.

При затяжных выстрелах дробь падает на землю в нескольких десятках метров от дула. При отказах снаряд остается в гильзе или застревает в канале стволе. Если не обратить на это внимания, зарядить ружье снова и выстрелить, то ствол в большинстве случаев будет разорван. Наоборот, при очень быстром сгорании заряда и стремительном нарастании давления как ствол, так и коробка разрушаются прежде, чем снаряд успел стронуться с места.

Искусство снаряжать патроны состоит в том, чтобы снаряду, масса которого соответствует калибру и типу ружья сообщить начальную скорость порядка 360-380 м/сек, сохранив при этом давление газов в допустимых пределах. Это достигается строгим соблюдением установленных заводом-изготовителем рекомендаций и рецептур. К сожалению, многие охотники, да и стрелки-спортсмены, в надежде повысить дальнобойность своих ружей существенно отступают от рекомендуемых рецептов. При этом в некоторых случаях максимальное давление достигает критического уровня и становится опасным не только для ружья, но и для самого стрелка. Особую опасность представляют отдельные выстрелы, при которых максимальное давление оказывается значительно выше среднего значения для данной серии патронов. Приводимые ниже зависимости давлений и скоростей от качества боеприпасов и рецептуры снаряжения патронов заимствованы нами в основном у известного французского исследователя боя охотничьих ружей генерала Журнэ.

Капсюли одной и той же парии дают пламя различной интенсивности, в результате чего колебания давлений при пироксилиновых порохах достигают 50-100 кг/см2. В то же время начальные скорости при более сильных капсюлях возрастают всего на 15-30 м/сек. При дымных порохах, которые воспламеняются значительно легче бездымных, давления изменяются в пределах 3-5 кг/см2, а начальные скорости - в пределах 2-4 м/сек.

Если дно гильзы имеет коническую или полусферическую форму, пламя капсюля охватывает пороховой заряд полнее, чем при плоской форме. Если в первом случае не воспламененными остаются от 5 до 10 % пороховых зерен, то во втором - от 15 до 20 %. В результате при полусферической форме дна давление при тех же навесках пороха возрастает на 20-30 кг/см2, а начальные скорости дроби - на 10-15 м/сек.

Гильзы, наружный диаметр которых всего на 0,1 мм меньше нормального для данного патронника, снижают давление на 20-30 кг/см2, а начальную скорость на 6-10 м/сек. Использование длинных по патроннику гильз - длиной 70 или 76 мм в патронниках 65 мм - в зависимости от длины переходного конуса может повысить давление на 80-100 кг/см2. Наоборот, стрельба короткими патронами при длинных патронниках опасности не представляет. Более того, некоторые ружья при длинных патронниках и коротких патронах дают более постоянный бой (Лампель, 1940).

Изменение навески заряда на 0,1 г вызывает изменение давления при бездымных порохах на 25-40 кг/см2, а при дымных - на 3-10 кг/см2. Начальные скорости при этом соответственно изменяются в границах 10-20 м/сек и 3-7 м/сек.

Значительное влияние на давление и начальную скорость оказывает температура порохового заряда перед выстрелом. Изменение температуры на 20оС приводит к изменению давления на 50-100 кг/см2 и начальных скоростей снаряда на 10-15 м/сек. Поэтому в зимнее время, точнее, при сильных морозах, навески пироксилиновых порохов можно увеличивать на 0,1 и даже 0,2 г по сравнению с навесками для ранней осени. Хотя на дымном порохе его температура так сильно не сказывается, для зимних охот заряды увеличивают на 0,5 г.

Сжатие бездымных порохов пыжами более чем на 6-10 кг приводит к повышению давления, причем при рыхлых, слабожелатинизированных сортах увеличение давления может достичь даже 200 кг/см2. Начальные же скорости возрастают при этом всего на 10-20 м/сек. Дымный порох относится к сжатию пыжами безразлично, но заколачивать пыж молотком, как это делали наши прадеды, - не следует.

Прокладки, которые кладут на порох под войлочный пыж, также оказывают влияние как на давление, так и на начальную скорость. При полном отсутствии прокладки и при войлочном пыже давление падает более чем на 100 кг/см2 и скорости уменьшаются. Напротив, при увеличении толщины и жесткости прокладки как давление, так и начальная скорость повышаются. Введение на порох обтюрирующей пластмассовой прокладки может повысить давление бездымного пороха на 80-100 кг/см2. Поэтому при использовании таких прокладок-чашечек следует уменьшать заряды на 0,2 г.

Пороховые пыжи из плотных и упругих материалов, например, из подметочной кожи или из каучука способны повысить максимальное давление выше нормы на 300-500 кг/см2, тогда как начальная скорость возрастает только на 20-30 м/сек. Заметное увеличение давления вызывают и войлочные пыжи, осаленные не на 1-2 мм, а на всю глубину. Чем тяжелее пороховой пыж, тем выше давление и ниже начальная скорость и, наоборот, чем легче пыж, тем ниже давление и больше скорость снаряда. Пороховые пыжи из пробки и древесноволокнистой массы снижают давление и начальные скорости. Сделанные из картона пыжи-чашечки, состоящие из двух половинок, надетых одна на другую, по данным Черкая, повышают при порохе "Сокол" давление на 200-300 кг/см2. Поскольку же при дымном порохе и таких же пыжах давления остались нормальными, можно думать, что отмеченные Черкаем скачки давления были вызваны не пыжами, а чем-то другим, возможно, сжатием заряда. Испытывал такие пыжи и английский исследователь Буррард, причем с различными сортами бездымных порохов, и пришел к выводу, что они заметно давления не повышают.

Увеличение или уменьшение навески дроби на 1 г влечет при пироксилиновых порохах изменение давления в пределах 15-30 кг/см2. При дымном порохе изменение давления бывает выражено значительно слабее. Что же касается начальных скоростей, то они при увеличении массы снаряда на 1 г уменьшаются на 4-7 м/сек, как при бездымных, так и при дымных порохах.

Максимальное давление зависит в первую очередь от величины давления форсирования, а это последнее - от сопротивления заделанного дульца гильзы. Если при завальцовке бумажной гильзы обычной закруткой поверх дробового пыжа-прокладки останется 5 мм свободного дульца*, то давление форсирования останется в норме. Естественно, что при пластмассовых гильзах те же 5 мм завальцованного дульца создадут значительно большее сопротивление. При запрессовке дульца способом "звездочка" над снарядом должно оставаться больше свободного дульца, и давление форсирования повышается на 15-20 %.

При сильно уменьшенных снарядах дроби (например, если ружье имеет для своего калибра малую массу) нормальное сопротивление дульца может оказаться недостаточным для создания нужного давления форсирования. В результате резкость боя будет неудовлетворительной. В таких случаях глубокая завальцовка дульца гильзы может поднять максимальное давление на 100-150 кг/см2 и повысить начальную скорость на 40-50 м/сек (Фонтено).

Читатель мог обратить внимание на то, что очень часто резкий скачок максимального давления сопровождается незначительным повышением начальной скорости. Происходит это за счет того, что среднее давление на протяжении канала изменяется очень мало.

В аккуратно и с умом снаряженных патронах все перечисленные факторы носят случайный характер. Другими словами, нельзя предугадать, в какую комбинацию они сложатся при каждом выстреле. Однако в большинстве случаев одни факторы способствуют увеличению давления и скорости, а другие - их уменьшению. В результате условия выстрела как бы уравновешиваются, в силу чего баллистические показатели остаются в заданных границах.

На величину максимального давления пороховых газов влияют и конструктивные особенности самого ружья. Так, от силы удара бойка и формы его "жала" зависит сила пламени капсюля-воспламенителя. При уменьшении диаметра патронника на 0,1 мм давление возрастает на 20-30 кг/см2. Сказывается и длина переходного конуса.

* В Англии принято оставлять 6 мм свободного дульца для завальцовки.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", №49 2001 г.

БОЙ ДРОБОВОГО РУЖЬЯ

Ружьем называют ручное огнестрельное оружие для двух рук, предназначенное для охоты или спортивной стрельбы. В зависимости от конструкции канала ствола ружья делятся на нарезные (пулевые) и гладкоствольные (дробовые). Однако граница между этими двумя видами охотничье-спортивного оружия не так очевидна. Существуют различные образцы комбинированных ружей, в которых гладкие стволы сочетаются с нарезными. Далее, в свое время многие фирмы в стремлении придать ружью большую универсальность выпускали так называемые "парадоксы" - гладкоствольные ружья с нарезами в дульном сужении. На протяжении двух-трех последних десятилетий широкое распространение получили предназначенные специально для пулевой стрельбы магазинные и самозарядные ружья с гладкими каналами стволов. Эти ружья снабжаются подъемными прицелами секторного типа и даже оптическими прицелами ("Итака" в США) и применяются для стрельбы в зарослях. В то же время во Франции для охоты в лесу на кроликов и вальдшнепов используются специальные дробовые ружья с нарезами по всей длине канала ствола ("Манюфранс", "Кернэ", "Гошэ", "Верней-Каррон"). Такие нарезы способствуют интенсивному рассеиванию дроби, позволяя вести успешную стрельбу на коротких дистанциях от 8 до 20 м.

Собственно дробовое ружье, о котором пойдет речь, предназначается в первую очередь для поражения небольших быстродвижущихся целей. Эти цели - птицы, мелкие звери, асфальтовые тарелочки - остаются в зоне обстрела очень короткое время. Поэтому стрелку в большинстве случаев приходится торопиться с прицеливанием и выстрелом.

Стрельба по быстродвижущимся целям усложняется еще и тем, что между принятием стрелком решения нажать на спусковой крючок и самим нажатием проходит некоторое время. Время уходит и на срабатывание замка, и на пробег снаряда по каналу ствола. Наконец, и дробовой снаряд достигает цели далеко не мгновенно. За это время цель, продолжая двигаться со скоростью 10-30 м/с, успевает переместиться даже на несколько метров. Поэтому, чтобы поразить подвижную цель, стрелок должен взять упреждение, то есть направить снаряд не непосредственно в цель, а в точку вероятной встречи снаряда с целью, лежащую впереди цели. Если стрелок правильно выберет величину упреждения, необходимую в данном случае, то снаряд встретится с целью и поразит ее. Величина упреждения зависит прежде всего от скорости перемещения цели и от времени, которое требуется снаряду на преодоление расстояния от дула до этой цели. Это объективные факторы, обусловливающие величину упреждения. Кроме того, большую роль играют и субъективные факторы, такие как быстрота реакции данного стрелка и принятый им способ стрельбы.

Так обстоит дело с линейным упреждением, то есть с расстоянием, которое отделяет цель от места встречи со снарядом дроби. Когда направление перемещения цели составляет прямой угол с направлением на ружье (фланговый курс), линейное упреждение совпадает с видимым. Если же цель движется под острым или тупым углом по отношению к направлению на ружье (облический курс), то видимое или кажущееся упреждение, а еще точнее угловое упреждение, прогрессивно сокращается.

При ограниченности времени, отпущенного стрелку на прицеливание, очень трудно точно учесть все перечисленные факторы, от которых зависит величина упреждения. В результате стрелки постоянно допускают то большие, то меньшие ошибки в прицеливании. И вот, чтобы компенсировать хотя бы меньшие из них, снаряд гладкоствольных ружей состоит из большого числа отдельностей - дробин или картечин. Снаряд по вылете из ствола начинает рассеиваться как в продольном, так и в радиальном направлении, приобретая форму удлиненного облачка, именуемого снопом дроби.

Если при упреждении была допущена ошибка и центральная часть снопа прошла мимо цели, последняя еще может быть поражена периферийными дробинами. Естественно, что чем больше поперечник снопа, тем легче обеспечить встречу снопа с целью. Между тем, с увеличением рассеивания увеличивается и расстояние между отдельными дробинами. Иными словами, плотность дробовой осыпи быстро падает. При этом в цель уже не может попасть то количество дробин, которое необходимо для ее надежного поражения.

Таким образом, рассеивание дробового снопа, с одной стороны, делает возможной успешную стрельбу по мелким быстродвижущимся объектам, а другой - ограничивает дальность эффективной стрельбы.

Чем кучнее бьет ружье, тем выше дальность эффективной стрельбы, но тем труднее попасть из него в цель, которая появилась вблизи стрелка и быстро скрывается из вида. Дело в том, что с уменьшением дистанции увеличивается угловая скорость перемещения цели относительно стрелка. Это создает дополнительную спешку и, следовательно, увеличивает вероятность ошибки в прицеливании, а значит и промаха. К этому надо прибавить и то немаловажное обстоятельство, что дичь, пораженная с небольшого расстояния из кучно бьющего ружья, бывает буквально разорвана дробовым снарядом.

Из сказанного следует вывод, что кучность боя дробового ружья должна соответствовать, с одной стороны, условиям охоты, а с другой - искусству стрелка. Охота на перелетах и с подъезда, а также стрельба на траншейном стенде требует от ружья кучного боя. Напротив, стрельба в лесу и на круглом стенде может быть успешной только при раскидистом бое. Кучно бьющее ружье оправдывает себя только в руках первоклассного стрелка. В руках же среднего, а тем более посредственного стрелка более добычливым будет ружье со средней кучностью боя.

Второй вывод, который сам собой напрашивается, - это наличие у каждого дробового ружья двух пределов боя: ближнего и дальнего. Ближний предел - это та дистанция, на которой рассеивание дроби становится достаточно большим, чтобы при попадании не рвать дичь. Дальний предел - расстояние, на котором плотность осыпи дроби еще обеспечивает надежное поражение цели достаточным числом дробин.

Стрельба дробью существенно отличается от пулевой стрельбы. Из дробовика стреляют не в определенное место животного, где у него располагаются жизненно важные органы, а в его тушку в целом. Только по относительно крупным зверям (волки, рыси) полагается целиться в определенную часть тела. При дробовой стрельбе распределение дробин по силуэту цели носит случайный характер и не зависит от меткости стрелка. Наконец, при стрельбе дробью используется не вся кинетическая энергия снаряда, а всего лишь 1-5 %. Остальная часть энергии бесполезно теряется вместе с дробинами, пролетевшими мимо цели.

Дробовое ружье, в принципе, предназначается для стрельбы дробью, но может быть использовано и для стрельбы пулями. Однако пулевая стрельба из гладкоствольных ружей, снабженных дульными сужениями, может вестись на дистанции, не превышающие 40-50 м. За этим пределом рассеивание пуль бывает настолько большим, что исключает надежное поражение.

Под боем ружья понимают, во-первых, его способность обеспечивать от выстрела к выстрелу требуемую по условиям стрельбы кучность дробового снопа. Эта особенность боя зависит, от конструкции канала ствола и способа снаряжения патронов. Во-вторых, под боем ружья понимают его способность при правильно снаряженных патронах сообщать дробовому снаряду определенную скорость. От этой скорости, то есть скорости, с которой дробины достигают цели, зависит их способность глубоко проникать в тело животного, дробя на своем пути его кости. На языке охотников пробивная способность дробин называется резкостью боя.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", №50 2001 г.

СТРЕЛЬБА УТОК НА ПРЕДЕЛЬНЫХ ДИСТАНЦИЯХ

Поводом для предлагаемой статьи явился запрос одного из читателей "РОГ": почему одному известному ему охотнику удается сбивать высоко летящих уток, которых они, остальные охотники, вынуждены только провожать взглядом? Подобную картину приходится наблюдать не так уж редко. К удивлению остальных охотников, в руках такого чудо-стрелка оказывается на вид рядовое ружье 12-го калибра.

Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо вспомнить несколько положений раневой и внешней баллистики дробового выстрела.

Скрупулезные наблюдения Геммонд-Смита (“Фильд” от 30.07.1910 г., цитируется по Буррарду) показали, что все “чисто битые” птицы бывали поражены пятью и более дробинами. С тех пор условие - пять дробин соответствующего номера в тушке птицы как минимум - прочно вошло в охотничью литературу многих стран. Предположим, что мы стреляем из ружья 12 кал. с "выдающимся" по кучности боем. При снаряде в 35 г дроби №3 (3,5 мм) с дистанции 35 м в круг диаметром 75 см такое ружье положит около 100 дробин (по нормативам Института по изучению охотничьего и спортивного оружия в Дюссельдорфе).

Площадь круга диаметром 75 см равна 4418 см. кв., а убойная площадь тушки крякового селезня составляет 140 см. кв. Следовательно, при равномерном распределении дроби в дробовом снопе на тушку бы пришлось всего 3,2 дробины. Но мы условились, что наше ружье обладает "выдающимся" по кучности боем. Поэтому мы вправе ожидать, что оно покажет и сгущение дроби к центру осыпи, или лучше сказать - к оси дробового снопа. Естественно, что при этом за пределом убойной части снопа с диаметром 20-30 см по краям останется мало дроби. Если охотник поражает утку убойной частью, обеспечив попадание пяти и более дробин, утка падает замертво. А если убойная часть снопа проходит мимо утки, то в нее могут попасть всего 1-2 дробины, и утка станет добычей ворон, лисиц и других мародеров охотничьих угодий.

Диаметр убойного стержня снопа по вылете дроби из ствола постепенно увеличивается, достигая максимума к 35 м от дула. Затем за счет потери краевых дробин его диаметр уменьшается и сходит на нет.

Таким образом, осыпь в 45-50 м от дула, что зависит от кучности боя, становится более или менее равномерной, и на тушку селезня придется всего 1,7 дробины. Следовательно, для дальней стрельбы требуется ружье с очень кучным боем и с ярко выраженным сгущением дроби к центру. Такой бой бывает у стендовых ружей, а иногда встречается и у рядовых ружей.

Другой путь к достижению требования "пяти дробин" заключается в увеличении массы снаряда. Если при снаряде в 35 г охотничьего ружья кал. 12/70 в 55 м от дула в селезня может попасть всего 1,7 дробины, то при снаряде в 52 г ружья "Магнум" кал. 12/70 - уже 2,5 дробины.

При этом вероятность поражения того или иного жизненно важного органа заметно возрастает. Так, английский оружиевед Буррард считает, что уже при попадании 34 дробин один из таких органов бывает разрушен. Поэтому охотники на водоплавающую дичь стремятся пользоваться ружьями "Магнум" 12-го и 10-го калибров.

Третий способ получения эффекта "пяти дробин" в тушке состоит в применении более мелкой дроби, однако еще обладающей достаточной кинетической энергией, обеспечивающей дробинам глубокое проникновение в тело. При этом дробины, встречая крупные кости, должны их дробить. По наблюдению французского исследователя боя дробовых ружей, генерала Журю, минимальная кинетическая энергия, отвечающая указанному требованию, может быть выражена отношением: Ф = Р / К, где Ф - кинетическая энергия отдельной дробины в грамм-метрах; Р - масса отстреливаемой дичи в граммах и К - видовая и возрастная сопротивляемость ее организма ("крепость на рану").

Принимая коэффициент К для осенней утки равным 4, остаточная, то есть в момент удара, энергия должна составлять для селезня: Ф=1800/4=450 грамм-метров.

При всей условности формулы Журюаона все же дает представление о величине применяемой дроби для отстрела той или иной дичи.

Кинетическая энергия отдельных дробин пропорциональна их массе и квадрату скорости в момент удара. При начальной скорости в 375 м/сек энергия дробин №2 будет около 547 грамм-метров, №3 - 407 и №4 - около 297 грамм-метров на дистанции в 55 м (данные взяты по П.Фонтено; приводимые данные по остаточной кинетической энергии несколько расходятся с данными Блюма и Шишкина, видимо, из-за сложности определения остаточных скоростей). Таким образом, оптимальным номером дроби для ружей кал. 12/70 будет №3, и только для снарядов с массой 50-56 г будет рациональным использование дроби №2.

В настоящее время существует тенденция увеличивать начальные скорости дроби в надежде повысить тем самым дальнобойность патронов. Поскольку же конструкция ружей ограничивает повышение давления пороховых газов, увеличение скорости идет за счет уменьшения массы снарядов. Так, например, фирма "Кеттнер" выпустила под названием "специальные утиные" патроны с начальными скоростями в 460480 м/сек, а достигается это тем, что снаряд в кал. 12/70 уменьшен до 24 граммов, что прямо противоречит требованию "пяти дробин в тушке". Но увеличение начальной скорости до 400 м/сек, даже если это не связано с уменьшением массы снаряда, мало что дает для стрельбы на предельные расстояния.

Дело в том, что сопротивление воздуха летящим дробинам пропорционально квадрату их скорости.

Поэтому дробь при больших скоростях полета теряет эту скорость гораздо интенсивнее, чем при меньших, В результате на предельных дистанциях порядка 50-55 м остаточные скорости дроби, выпушенной со скоростью 400 и 360 м/сек, практически сравняются: остаточная скорость первой при дроби №3 будет 206 м/сек, а второй - 196 м/сек. Поэтому оптимальной скоростью можно считать 375 м/сек, что соответствует 320-330 м/сек в 10 м от дула.

Подводя итог, можно сказать, что дальнобойность ружья зависит от кучности боя, массы снаряда, остаточной энергии дробин. Однако эффект стрельбы на дальние дистанции в еще большей мере обеспечивается чисто субъективным фактором - способностью стрелка от выстрела к выстрелу поражать уток центральными, то есть убойными частями дробового снаряда. Этим даром обладают очень немногие охотники. Если же у охотника нет этого дара, то ему дальнобойность ружья не только не поможет, но станет причиной постоянных промахов.

Когда мне было лет двенадцать, меня взял с собой на охоту профессор Белградского (Югославия) университета ААЛебедев. Он был с "садочным" курковым ружьем знаменитой английской фирмы "Джеймс Перде", а мне отец ссудил своего "пипер-баярда" 16-го калибра. В тот день уток было очень много, летели стая за стаей, одни пониже, другие повыше. Когда стая летела относительно низко, Лебедев говорил: "Этих будешь стрелять ты!" А тех уток, которые летели повыше, он оставлял себе, о чем и предупреждал меня. Стрелял Лебедев очень большими зарядами дымного пороха с непосильно тяжелыми снарядами, причем всегда выбирал птицу на самом краю стаи. Почти после каждого выстрела выбранная им утка, как казалось, останавливалась в воздухе и камнем падала вниз. Лебедев был именно одним из тех стрелков, которые от выстрела к выстрелу поражают уток убойными частями дробового снопа.

"РОССИЙСКАЯ ОХОТНИЧЬЯ ГАЗЕТА", 23.08.2007 г.

Закрыть