ЭТИ СТРАННЫЕ РЯЗАНСКИЕ ГУСИ

Все гусиные охоты на перелете весной в известной мере похожи и даже несколько однообразны, особенно если они проходят в одних и тех же угодьях. Но это, что имело место быть весной этого года в Рязанской области не походило ни на одну из всех тех весенних охот, бывать на которых мне доводилось.

Согласно предварительной договоренности охотиться на этот раз мы должны были в совершенно новом и незнакомом нам месте: на юго-востоке Рязанщины в районе Шацка. Дорога туда неблизкая ( почти 450 км), а на протяжении последних 100 км еще и отвратительная. Сплошные выбоины и ямы в асфальте, из-за которых стрелка на спидометре редко передвигалась за отметку 40 км/час.

Прибыли мы на место 13 апреля в надежде на следующий день составить компанию местным охотникам на открытии охоты. Охотовед Николай Иванович услышав о таких намерениях очень долго смеялся, а потом, снисходительно глядя на нас сообщил, что у них в районе охота открылась аж 7 апреля, и они уже ОТБОМБИЛИСЬ, поскольку в связи с резким потеплением гусиный перелет в этом году был очень интенсивным и прошел всего ЗА ТРИ ДНЯ (!). Стаи на полях (по его словам) ночевали тысячные и то, что у них в районе охоту открыли именно 7-го, а не 14-го, было по его категорическому заключению исключительно правильным решением. Сказать, что наша четверка приуныла после такой информации, значит, ничего не сказать. Готовились, снаряжали патроны, приводили в порядок профили, покупали маскировочные сетки цвета пожухлой травы, а получилось, что безнадежно опоздали.

"Да по такой жарище гусь сейчас уж наверняка где-нибудь за Уралом" - продолжал добивать нас своей логикой охотовед. (Кстати, как мы потом выяснили в Главохоте, охотоведский прогноз попал точно в "десятку").

Но охота есть охота. Мы взяли путевки и стали поджидать еще одну группу "московских лопухов", которые, по словам охотоведа должны были вот-вот подъехать. И действительно, минут через двадцать к дому охотоведа подкатили два здоровенных джипа. "Ребята от Лужкова" - шепнул нам охотовед. Показавшаяся на свет божий из машины публика выглядела более, чем достойно. Как говориться, были налицо и отменная упитанность прибывших охотников, и импортный камуфляж, и даже ... совсем не худенькая (подстать мужчинам) симпатичная блондинка с красивой грудью и вызывающим декольте. Выпрыгнувший из машины последним здоровенный курцхаар, был также откровенно жирноват.

Последовавшая процедура обнимания с охотоведом так же завершилась получением путевок, и вскоре вся наша кавалькада двинулась в угодья. О последних следует сказать особо. Так вот, охотничьи угодья на юго-востоке Рязанской области, в которых охотятся на гусей, имеют свои специфические особенности.

Практически это сплошные черноземные поля, разграниченные подобно шахматной доске узкими лесополосами.

А уж знаменитый рязанский чернозем (в апрельскую пору) заслуживает отдельного повествования. Дело в том, что после нескольких десятков шагов по раскисшему полю, периметр подошвы каждого сапога обрастает мощнейшими рантами из чернозема толщиной в четверть, сидящими на сапогах необыкновенно прочно. Каждый сапог превращается в своеобразную присоску. Поэтому ходьба пешком по раскисшему черноземному полю БЕЗ ПОМОЩИ РУК становится просто невозможной, в этом смысле, что обе руки должны крепко ухватить раструбы охотничьих сапог и постоянно удерживать их. Только в этом случае чернозем выпускает сапоги из своих объятий, да и то при каждом шаге с недовольным чмоканьем.

В то же время весеннее солнышко, крепко припекая (и соответственно нагревая) эту ЧЕРНУЮ поверхность полей, стимулирует ранний и бурный рост посеянных осенью озимых культур. А посему в то время, когда весенние апрельские луга пока еще совершенно не радуют глаз гуся (и охотника) своим серо-бурым цветом, черноземные поля УЖЕ покрыты изумрудно-зеленым ковром. На этот самый ковер и садятся пролетные гуси, поскольку это их излюбленный корм, А ТОЧНЕЕ ЛАКОМСТВО.

Наша четверка тут же стала разбивать охотничий лагерь: ставить палатку, собирать сушняк для костра, распаковывать вещи, нанизывать на шампуры привезенный шашлык, одним словом, обустраиваться на новом месте. "Лужковцы," же ночевать в полях не собирались. Сменив для начала кроссовки на охотничьи сапоги, они стали дружно вооружаться. Один из них щеголевато запихнул за плечо карабин "Барс" с оптическим прицелом. Второй проделал тоже самое с самозарядным "Марлином". Этот карабин помимо оптики имел к тому же еще и длиннющий рожковый магазин, как у ППС. Третий собрал тройник "Меркеля" с полными замками. В верхние два ствола была вложена картечь, а в нижний (нарезной) вставлен патрон 8х57JRS (!). Оптика также была защелкнута на свое посадочное место. И лишь четвертый из "лужковцев" выглядел среди остальных белой вороной, поскольку вооружился самозарядной от "Бенелли". Правда, на ее приклад он нацепил чулок-патронташ на 8 патронов. В конце концов, спокойно наблюдавший за этими сборами охотовед закинул за плечо свой потертый ИЖ-43 и повел охотничков вдоль лесополосы к месту охоты. Пышная блондинка с выдающейся (во всех смыслах этого слова) грудью осталась в машине, открыла двери и врубила музыку на всю катушку. А в те краткие моменты, пока она меняла очередную кассету, тишина вокруг была просто удивительной.

Смеркалось. Однако с этой стороны, куда ушли охотники, канонады не последовало. А через пару часов "лужковцы" вернулись, будучи весьма хмурыми и молчаливыми. (Получилось, что в этот раз их нарезным и гладким стволам суждено было остаться незакопченными). В отличие от них курцхар, вымазавшийся в черноземе с головы до ног, а потому до московского душа, временно сменивший масть, был необыкновенно весел и жизнерадостен. Так же молча "лужковцы" сменили сапоги на кроссовки, погрузились и уехали. Нам же предстояло перекусить и ... на боковую.

Утро следующего дня выдалось не только ясным, но и морозным(!). По полосе нерастаявшего снега вдоль северной стороны лесополосы можно было запросто ходить не проваливаясь. Наст держал вес человека.

Конечно, ни о каких гусях мы уже не мечтали. А вот о том, чем заняться в течение предстоящих двух дней в более чем четырехстах километрах от дома, следовало основательно ПОДУМАТЬ. С этим намерением я первый покинул палатку и отошел от лагеря на полста шагов. Будучи опытным охотником и прекрасно зная, что на охоте может случиться всякое, я прихватил с собой МР-153 - свежекупленную (перед самой охотой) газоотводную самозарядку моего друга Юры, оказавшуюся под рукой.

А далее...

Друзья мои, охотники! Забегая вперед, доложу Вам, что и на этот раз охота у нас получилась, но проходила она как-то НЕПРАВИЛЬНО, то есть, в общем-то, вопреки тем устоявшимся представлениям и понятиям о гусиной охоте, крепко-накрепко отпечатавшимся в нашем сознании за всю предыдущую практику. Но обо всем по порядку.

Первая стайка гусей налетела без обычных криков с СЕВЕРА. Мне трудно сказать, чем представлялась этим гусям сидящая на широкой белоснежной полосе одинокая неподвижная фигура в синем спортивном костюме. Однако они почему-то не отвернули и летели точно в сторону лагеря. И только, когда стая была точно надо мной, я выдернул из снега самозарядку и выпрямился.

После первого выстрела головной гусь вильнул в сторону и чаще замахал крыльями. После второго он сразу замедлил полет и как бы остановился. (Такое достаточно часто случается с подстреленным на тяге вальдшнепом). После третьего гусь завалился набок и, беспорядочно кувыркаясь в воздухе, упал ... в лужу на дороге в нескольких метрах от палатки, обдав последнюю брызгами и кусочками льда. Тут же выползшая на звуки выстрелов и падения птицы публика, увидя дрыгающего лапами белолобика, радостно заревела и стала лихорадочно собираться.

В считанные минуты охотнички были одеты и обуты. А еще через десять минут на зелени озимых неподалеку от лагеря уже красовалось два десятка профилей вместе с первой добычей, голова которой была ловко подперта рогулькой.

Рассредоточившись по лесополосе, мы, что называется, "ели глазами" южную часть безоблачного апрельского неба в надежде увидеть далекий пунктир приближающейся гусиной стаи. Но, ... все это ни к чему не привело. Гуси лететь в нашу сторону упорно отказывались, а те малочисленные стайки, что очень редко удавалось увидеть далеко в стороне почему-то ЛЕТЕЛИ НА ЮГ (?!), а не на север.

Забегая вперед, скажу, что это направление выдерживалось гусями и в последующий день. Это, конечно, сыграло в той нашей охоте свою отрицательную роль, поскольку профили стояли с южной стороны лесополосы, и гуси их замечали слишком поздно и, возможно, поэтому, игнорировали.

Час с гаком (без гусиного гака) "стояния на посту" не изменил ситуацию к лучшему. А посему охотнички потянулись в лагерь позавтракать. Один я немного задержался на своем месте. Причина тому была достаточно тривиальной. Вчерашний шашлык был просто восхитителен и съел я его немало. Вы будете смеяться и возможно даже не поверите, но по налетевшей совершенно неожиданно со стороны нашего лагеря стае белолобиков я отвесил дублет из своего МЦ-8 стоя ... опять со спущенными штанами (на этот раз камуфляжными).

Первый гусь сразу же после выстрелов упал на поле меж своих до фанерных собратьев. Он похлопал крыльями, потом бодро встал на ноги и начал периодически мотать головой из стороны в сторону. Бежать к нему немедленно я естественно не мог, но этого и не потребовалось. Донесшийся до моего слуха топот, а затем увиденные две фигуры, наперегонки мчащиеся к профилям, со всей очевидностью сделали мой возможный спринт ненужным. Надо сказать, что действовали ребята весьма грамотно. Подбежав к гусю с двух разных сторон, один стронул его с места, а второй в красивом вратарском броске ловко поймал улепетывающую добычу за левую ногу. И только после этого взоры моих друзей обратились в сторону стрелка. Я же все это время (перезарядившись) был начеку и, не выпуская ружья из рук, был готов вмешаться в ситуацию в любой момент, чтоб не дать подранку уйти от преследователей. Моя "незастегнутость на все пуговицы" привела их в дикий восторг, а меня в смущение. Тем не менее, все закончилось хорошо. Куртка и штаны "вратаря" были очищены от чернозема и замыты. Я принял поздравления. Ну, а живой и бодрый белолобик (лишь одна дробина вскользь ударила его по голове) был быстренько превращен в подсадного гуся с помощью капронового шнура и прочного колышка.

За завтраком я естественно рассказал о нюансах стрельбы по первому гусю, что немедленно сидящими рядом друзьями было трансформировано в следующее правило: "Хочешь добыть гуся - снимай штаны". По окончании завтрака еще одна небольшая стайка молчком пролетела ТОЧНО НАД ЛАГЕРЕМ. Все быстро вскочили, поскольку ружья были разряжены, также быстро сели на свои места и чай был благополучно допит. Эта стайка гусей, как оказалось, была последней в этот день и больше никого из гогочущей братии в безупречно синем апрельском небе увидеть, увы, не удалось.

Утро следующего дня было таким же ясным и морозным. На этот раз мы были на своих местах вовремя и во всеоружии, но ... гуси не летели.

Три хилых стайки, пролетевшие далеко и выглядевшие едва различимыми глазом точками, были не в счет. Время шло к полудню, и мои друзья пошли в лагерь собираться в обратный путь. Лишь я стоял на своем месте, сжимая в руках "Браунинг". Этот А-5 раннего выпуска (в прекрасном состоянии) был приобретен моим другом Олегом за два месяца до открытия охоты по счастливому случаю. В его руках ружье еще не стреляло по дичи, а посему было отдано мне на "первое испытание".

Наверное, удача любит терпеливых. Неожиданно возникшие НАД НАШИМ ЛАГЕРЕМ семь гуменников МОЛЧА и спокойно летели в прежнем направлении, никак не прореагировав ни на палатку желто-болотной расцветки, ни на двигающиеся фигуры.

Они были в полусотне метров от меня и пролетали стороной. Пять раз резко и хлестко ударил "Браунинг" и ... ничего.

Великолепная семерка только чаще замахала крыльями, удаляясь от меня.

Но "Браунинг" он и в Африке "Браунинг", а уж на Рязанщине и тем более! Спустя несколько секунд, передний (самый крупный) гусь, по которому я стрелял, вдруг камнем рухнул с высоты и ... пропал!

Я в совершенном изумлении от увиденного даже протер глаза, но ничего не изменилось. Ровненькое зеленое поле и только. Наверное, именно в таких случаях принято восклицать: "Как сквозь землю провалился!" К недоумению стало подмешиваться разочарование, но все-токи здравый смысл подсказывал, что чудес на свете не бывает. Делать было нечего, и я побрел в направлении места падения гуся.

Подмороженный чернозем оттаял, корочка исчезла, а посему голенища сапог пришлось не просто придерживать, а тянуть на себя изо всех сил при каждом шаге, намотав края раструбов на кулаки.

А через полтораста шагов глазам моим предстала следующая картина. Упавший с большой высоты здоровенный гуменник глубоко ушел в полужидкий чернозем, поэтому не увидеть его со стороны было не мудрено. Выдранный из черноземных объятий гусь со спины был серым, а спереди ... "негром". Однако через пятнадцать минут (а именно столько пришлось тащиться назад с гусем в зубах, поскольку обе руки были заняты), отмытый в луже, он принял свое природное обличье.

Вот такие странные гуси попались нам под завершение весенней охоты на Рязанщине.

Во-первых, все они почему-то летели не на север, а на юг и МОЛЧА (?).

Во-вторых, мастерски сделанные и неоднократно успешно испытанные профили они почему-то на этот раз полностью игнорировали.

В-третьих, со знаменитой гусиной осторожностью что-то произошло, поскольку (обстрелянные) мной стаи летели почему-то со стороны лагеря. Может быть, любопытство птиц пересилило их осторожность? Правда, мне что-то нигде и ничего не доводилось ранее читать и слышать о гусином любопытстве. А может быть, в самом конце гусиного перелета летели лишь одни "двоечники". Кто знает?

Но, ... охота получились. А это, в конце концов, самое главное. И эту поездку на Рязанщину по весне я конечно никогда не забуду.

Александр ПОСУДИН

Закрыть