НОВГОРОДСКИЕ ГОЛОВОЛОМКИ

Друзья мои охотники!
 

"В заколдованных болотах там кикиморы живут
Защекочут до икоты и на дно уволокут.
Будь ты пеший, будь ты конный - заграбастают,
А уж лешие по лесу так и шастают...
Страшно, аж жуть!"
(В. Высоцкий )

Все-таки какое же это удивительное место на карте государства Российского, имя которому Новгородчина. Не униженная и не угнетенная, как в Подмосковье, природа этого удивительного по красоте края (леса, поля, реки, озера, богатые птицей, зверем и рыбой) сохранила еще немало мест, где до сих пор не ступала нога человеческая. А если ступала, то...

Есть в русском языке слово АНОМАЛИЯ, трактуемое согласно "Словарю русского языка" как отклонение от нормы, неправильность. Если же обратиться к терминологии любимой всеми нами сказки Леонида Филатова "Про Федота-стрельца, удалого молодца", то там трактовка этого явления несколько иная, а именно: ТО - ЧАВО - НА БЕЛОМ СВЕТЕ - ВООБЧЕ - НЕ МОЖЕТ БЫТЬ! Человеческий разум - довольно организованная штука, как ни крути. И когда нам доводится увидеть ЧТО-ТО ТАКОЕ или столкнуться с ЧЕМ-ТО ТАКИМ, то этот самый разум отка-зывается ЭТО принять и баста!

Живя уже в двадцать первом веке, будучи прожженными технократами и закоренелыми материалистами, привыкли мы в каждом странном, а точнее, НЕПОНЯТНОМ явлении сразу же искать точный, подробный и исчерпывающий физический смысл, чтобы все и вся там было разло-жено по полочкам и чтобы всему, поначалу непонятному, впоследствии находилось безупречно аргументированное, толковое и всем понятное объяснение. Однако иногда случалось, случается и, не сомневаюсь, будет случаться с нами ТАКОЕ, что нагло и вызывающе противоречит нашему здравому смыслу. Здравый смысл этот (он же внутренний голос) вопит во все горло, что, мол, не может этого быть, потому что этого просто быть не может!!! В общем-то, вопль этот, наверное, со стороны и выглядит убедительно, да только вот скажитека на милость, а что прикажете делать с ТЕМ, что глаза наши видят, уши слышат, а руки трогают. И это при всем при том, что абсолютно точно знаешь следующее:

- водку (или другое спиртное) не пил;
- "травку" не курил;
- "колеса" не глотал;
- не "ширялся";
- клей "Момент" не нюхал;
- в бога, черта и инопланетян не веришь (за исключением разве что тех случаев, когда, бывает, жизнь тебя ТАК ПРИДАВИТ, что ни у кого больше, кроме как у упомянутого первым, помощи не попросишь);
- чудеса тоже отпадают (подноготную всех копперфильдовских фокусов знаешь назубок);
- баба Яга и всякая прочая нечисть бывают только в сказках;
- находишься в здравом уме и трезвой памяти (соответствующие справки на этот счет лежат в милицейской разрешиловке).

То-то и оно. Поэтому, хотите - верьте, хотите - нет, а ТО-ЧАВО-НЕ МОЖЕТ БЫТЬ все-таки ЕСТЬ!

И вот вам совсем свежий пример. Согласитесь, мог ли кто-нибудь из нас до совсем недавнего времени даже предположить, что простая российская школьница сможет абсолютно полноценно заменить чудо медицинской техники - суперсовременный (архисложный) электронный томограф стоимостью полтора миллиона долларов? Нет, не мог! Но ведь ЭТО ЕСТЬ! И светила от медицины ЭТО признали! Правда, с вразумительными объяснениями ЭТОГО, сами понимаете, заминка вышла, но ведь из-за этой заминки в конечном итоге суть дела не меняется. Об этом примере ныне знают уже все, кто смотрит новости по телевизору. А о скольких загадочных, удивительных и, естественно, непонятных случаях, имевших и продолжающих иметь место быть, мы просто не знаем. И то, о чем вы сейчас прочтете, - не враки и не выдумки. ВСЕ ЭТО ДЕЙСТВИ-ТЕЛЬНО БЫЛО! Тут и присказке конец...

Есть на Новгородчине одно глухое место, о котором местные жители говорить не любят и которое пользуется довольно дурной славой. Суть ее в том, что в этом месте ПРОПАДАЮТ ЛЮДИ. Пропадают БЕЗВОЗВРАТНО, НО НЕ БЕССЛЕДНО. Пойдут, скажем, в ТО МЕСТО охотники, грибники или же "черные" копатели-искатели оружия на местах боев и... с концами. То есть не совсем с концами. Находят потом в лесу или на болоте НЕТРОНУТЫЕ РУЖЬЯ, РЮКЗАКИ, КОРЗИНКИ с высохшими ягодами или сгнившими грибами, исправные миноискатели, сумки со всем содержимым и многое другое. Вот только владельцы этих вещей куда-то исчезают. И нет вокруг ни следов борьбы с каким-нибудь хищником, ни разорванной окровавленной одежды или обуви, ни костей (извините) пропавших. А искали их всех очень даже тщательно. Получалось почти как по Высоцкому:

      "По причине пропадали, без причины ли,

 

    Только всех их и видали, словно сгинули..."

Но тщетно. Как СКВОЗЬ ЗЕМЛЮ ПРОВАЛИЛИСЬ! Кстати, эта мысль достойна более глубоко-го и детального анализа, тем более что в этой местности карсты и реликтовые болота не являются редкостью. Только ОЧЕНЬ УЖ ОНИ СТРАННЫЕ, эти новгородские карсты, и ведут они себя непредсказуемо.

ПРИМЕЧАНИЕ: Под карстом, как нам всем известно (это чисто геологический термин), понимается совокупность явлений, связанных с растворением водой горных пород и образованием в них пустот, пещер, впадин и т.п. (В бывшей Югославии, кстати, есть плато, название которого и дало имя этому термину.)

А теперь о странностях... Начну с высоты над уровнем моря. Если поглядеть на обычную физическую карту европейской части России, то получается, что ТО МЕСТО не является самым высоким на Валдайской возвышенности (то же самое мы увидим и на секретных генштабовских картах, о точности и степени соответствия действительности которых и поныне ходят легенды). Оно должно быть на несколько сот метров НИЖЕ самого высокого места той самой возвышенности. Однако все оказывается верным с точностью до НАОБОРОТ, то есть НЕ НИЖЕ, А ВЫ-ШЕ (???). Ерунда какая-то получается. Да, можно не верить обычному географическому атласу, но, друзья мои, генштабовской карте не верить нельзя! Во все времена - и при Петре, и при Сталине, и при Путине - документы такого рода составляются людьми в высшей степени компетентными, профессиональными и ответственными. А плата за возможную безответственность варьировалась, в разные времена, от многолетнего участия в лесоповале до кратковременного стояния у стенки. И тем не менее факт остается фактом. Ответственный работник управления геодезии и картографии, приглашенный в ТО МЕСТО, долго "чесал репу", но никаким сколько-нибудь вразумительным объяснением не разродился. И как можно объяснить то, что генштабовская ПРАВИЛЬНАЯ карта говорит одно, а несколько современных приборов, определяющих одну и ту же характеристику, но имеющих совершенно различные принципы действия (это делалось для чистоты эксперимента), все как один показывают нечто другое, совершенно противоположное? То-то и оно! А посему фактически получается, что та новгородская болотистая низина находится гораздо выше самых высоких валдайских пиков?!

А рассказал я обо всем вышеупомянутом столь подробно лишь только для того, чтобы вы поняли одну простую вещь: законы физики - штука серьезная и действуют они везде и всюду. Не является исключением и закон сообщающихся сосудов. Это к тому, что вода на местности, если нет для нее непреодолимой преграды, всегда будет течь (просачиваться) с более высокого места в более низкое. Именно из-за этого обстоятельства карстовые пустоты, расположенные под болотами в ТОЙ местности, о которой здесь ведется речь, остаются пустыми, т.е. они заполнены воздухом, а не водой. Поэтому лишь очень редкие и смелые местные любители быстро и много набрать отборной ягоды выходят на этот опасный промысел не только осторожно, но еще и при... двух жердях. Одну жердь такой смельчак кладет себе на загривок и прихватывает ее бечевой за оба плеча, а вторую несет в руке, ориентируя ее по направлению своего движения по болоту. При сборе ягоды эта жердь всегда кладется между коленей. Такая предусмотрительность далеко не лишняя. А любому Фоме Неверующему из столицы местные мужики показывают следующий опыт. Берут его с собой на болото, естественно, предварительно привязав одну жердь к его плечам, а в руки дав не одну, а целых две жерди, одна из которых - заостренная. Уже на самом болоте велят москвичу лечь животом на землю, надеть медицинский стетоскоп и приложить датчик стетоскопа к земле. Затем кто-то из местных берет заостренную жердь и начинает бить острым концом в одно и то же место. Процедура продолжается до тех пор, пока жердь не пробивает то, что находится под ногами, и начинает совершенно свободно погружаться в образовавшееся отверстие. Все замирают и умолкают. Затем местный "бурильщик" выпускает жердь из рук, а лежащий на земле москвич засекает время, глядя на секундную стрелку часов. Я, например, услышал в стетоскопе слабый звук удара через... ПЯТЬДЕСЯТ ДВЕ СЕКУНДЫ!!! Все равно не поверил, и один из местных (после некоторого раздумья) все же пожертвовал своей личной жердью, которую он опустил в то же самое отверстие. Результат повторился. А теперь физика пополам с арифметикой. Из формулы h=gt2/2 любой любознательный может запросто вычислить то расстояние, которое пролетела каждая жердь, находясь в состоянии свободного падения. Напомню лишь, что g - ускорение свободного падения, равное 9,8 м/сек2, и не забудьте учесть то обстоятельство, что звуку удара жерди о что-то твердое потребовалось еще какое-то время, чтобы достичь вашего уха. Поверить в результат расчета невозможно, но факт - упрямая вещь и его приходится признавать. Но это так, к слову, поскольку рядом с вещами пропавших и поблизости дыр в земле НЕ БЫЛО!

Другая история, связанная с новгородскими карстами, началась еще во время Великой Отечественной войны. Местные партизаны тогда, что называется, достали немцев своими успешными диверсиями на петляющей средь густого леса железной дороге. Поэтому немецкое командование решило спрямить один из участков этой дороги. Выгоды такого решения тогда казались немцам весьма очевидными:

во-первых, протяженность этого участка дороги уменьшалась более чем втрое;
во-вторых, прокладываться она должна была по открытому месту, которое отлично про-сматривалось (и простреливалось!).

Дело было зимой. Насыпь отсыпали быстро, положили шпалы, рельсы. Наставили вдоль насыпи вышек, где должны были сидеть пулеметчики. А уже к исходу зимы по новой "железке" отправился первый поезд, груженый оружием, боеприпасами, обмундированием и продовольствием. От последней станции перед новой дорогой тот первый поезд отошел строго по расписанию. На следующей станции, находящейся в конце спрямленного участка, его ждали. Немцы обставили это мероприятие, что называется, с помпой: приехало начальство, был оркестр. Все взгляды присутствовавших были обращены в ту точку на горизонте, откуда вот-вот должен был появиться поезд. Увы, и начальство, и музыканты мерзли довольно долго, но поезд так и не пришел. Высланные ему навстречу дрезины с солдатами потом вернулись ни с чем. Доклад офицеров, возглавлявших эту вылазку, был краток: ПОЕЗД ИСЧЕЗ!!! (???) Последовавшее подробное и детальное обследование места происшествия это только подтвердило. Если выражаться более определенно, то в рапорте, отправленном в Берлин, было указано, что военный состав вместе с грузом, машинистами, охраной, а также рельсами, шпалами и насыпью ПОГРУЗИЛСЯ В БОЛОТО. А то, что составляет верхний слой поверхности болота, сомкнулось над ним. Февральская вьюга завершила дело. Вскоре ничто больше не напоминало о том, что на ТОМ МЕСТЕ что-то было построено.

 

Но самое поразительное заключается в том, что иногда ВСЕ ВОЗВРАЩАЕТСЯ! Под словом "ВСЕ" подразумевается и военный немецкий состав вместе с грузом, машинисты, охрана, а так-же упоминавшиеся в немецком рапорте рельсы, шпалы и даже насыпь. То есть взору случайного очевидца предстает именно та картина, которая имела место быть до происшествия. И хоть протирай свои глаза до дыр, а вот он - поезд со свастикой на вагонах. Стоит себе на рельсах посреди болота, как ни в чем не бывало. А потом... опять исчезает под землей. И какое этому может быть объяснение? Лично я могу предложить лишь следующее.

 

В детстве многие из нас проделывали следующий фокус: прижимали к губам кусок лопнувшего резинового шарика и втягивали в рот воздух. Затем скручивали эту резиновую полоску и ... извлекали изо рта маленький шарик. Пример этот, конечно, грубый, но тем не менее в ТОМ МЕСТЕ происходит, на мой взгляд, нечто подобное: словно кто-то огромный, находящийся под землей, как бы втягивает в себя определенную зону поверхности болота, по которой проходила та самая железнодорожная насыпь, в результате чего последняя погружается в образовавшуюся гигантскую складку-морщину. Ну а впоследствии, очевидно, происходят какие-то обратные деформации, отчего эта "морщина" на "лице" того болота вновь разглаживается. А уж какая "косметика" в этом виновата, ума не приложу. Вот такие они, новгородские карсты!

 

По рассказам очевидцев все те, кто ехал в этом поезде, не превратились в скелеты. Нет, живыми они, конечно, не остались, но длительное пребывание в новгородских карстах превратило живых людей в ... мумии. Совершенно не пострадало и содержимое вагонов. Меня угощали и сгущенкой, и тушенкой, взятыми в том самом поезде. Вкус обоих продуктов был просто отменный. Кстати, на банках отсутствовали какие бы то ни было следы коррозии. Прекрасно сохранилось и обмундирование. Никаких следов тлена. Как только что со швейной фабрики.

 

МЕСТО ЭТО представляет собой болотистую низину, почти идеально правильной круглой формы, окруженную дремучим лесом. Такой она представляется сверху, если, например, глядеть на нее из иллюминатора вертолета. Доподлинно известно, что вертолетчик наотрез отказывался лететь над этой низиной. Но интересующийся товарищ расстегнул кобуру, достал свой табельный "ПМ", передернул затвор, дослав патрон в ствол, и приставил его к шлему вертолетчика. Как говорил в таких случаях какой-то там итальянский "крестный отец", это было предложение, от которого было невозможно отказаться. Вертолет тогда сделал немало кругов над этой низиной. В отчете, представленном впоследствии руководству, было отмечено, что ни космического корабля (ни целого, ни обломков) и ничего другого подозрительного или необычного обнаружено не было. Болото как болото. Вот только форма этой низины какая-то уж больно правильная, да густой туман, который, кстати, стоит над низиной 365 дней в году (в високосном - 366) независимо от времени года, времени суток и температуры воздуха. Ну и, наконец, было отмечено, что навига-ционная аппаратура при облете ЭТОГО МЕСТА постоянно давала сбои. И вытекает из этой ни-зины небольшой ручеек с очень чистой водой. Да, кстати, у всех, посетивших ЭТО МЕСТО, ни обычные компасы, ни навигаторы НЕ РАБОТАЮТ! Ха, скажете вы. Эка невидаль. Дело известное. Значит, хранит земля новгородская в той местности запасы либо железной руды, либо марганцевой. Физику мы в школе учили и точно знаем, что только эти два элемента из таблицы Менделеева обладают магнитными свойствами. Увы, и при царе, и в годы советской власти неоднократно проводились там очень серьезные геологоразведочные работы. Вывод специалистов-геологов: ни железа, ни марганца там нет! А ЧТО ЖЕ ЕСТЬ?

 

Охотился я со своими друзьями на лосей в Новгородчине неподалеку от ТОГО МЕСТА. Все было замечательно. Прекрасные места, обилие зверя, великолепная организация охоты. Естественно, без трофеев мы не уехали. Но мне запомнилось на той самой охоте нечто совершенно другое - простенькая ижевская двустволка, имевшая несколько необычный вид. Дело в том, что снаружи все ее металлические детали (не только коробка, но и стволы) сверкали ярким зеркальным блеском. Будучи оружейником, я не удержался - подошел к местному охотнику-загонщику, которому принадлежало это блестящее "чудо" и поинтересовался, мол, а зачем вы отхромировали ствол ружья снаружи? Тот снисходительно усмехнулся и в очередной раз рассказал очередному приезжему, что в тех местах НЕТ машиностроительных заводов и производств с гальваническими участками. Но зато в ЭТОМ МЕСТЕ есть нечто другое, а именно ... ТОТ САМЫЙ ручей. Стоит в воду этого ручья положить какой-нибудь металлический предмет в самом что ни на есть ржавом обличье, как через несколько дней пребывания в том ручье эта ржавая железка оказывается покрытой слоем блестящего белого металла. Местным такая гальваника уже давно не кажется диковинкой. Кто посмелее даже пользуются этим: добираются до того ручья и кладут в воду кто крепеж от автомобиля, кто любимую лопату, а мой собеседник, как вы уже, наверное, догадались, взял да и бухнул в воду свою "ижевку". Я, естественно, не удержался и сразу же спросил у стоявших рядом местных охотников, а, мол, не изучался ли сей удивительный феномен учеными? Ведь трудно поверить, что ТАКОЕ могло не дойти до сведения тех, кто этим занимается либо профессионально, либо, как говорится, по долгу службы. Ответ их был утвердительным. Приезжали разные специалисты, брали пробы, замеряли уровень радиации. И не раз. Уезжали в столицу с пробами и образцами. И... ничего!!! Единственная же информация, просочившаяся назад, содержала всего два момента:

 

первый - радиационный фон в ЭТОМ месте со-вершенно нормальный,
второй - белый блестящий металл, осаждающийся на железках, опускаемых в тот самый ручей, в таблице уже упоминавшегося мною Дмитрия Ивановича Менделеева, знаете ли, НЕ ЗНАЧИТСЯ!!!

 

Я, естественно, после услышанного чуть ли не завопил, что это же сенсация, это же мировое открытие, а может, даже и Нобелевская премия! Спокойные новгородские охотники в ответ на этот вопль лишь невозмутимо пожали плечами, мол, Москва молчит, а мы-то здесь при чем?

 

Другой случай произошел весной, в марте, когда мы с егерем добирались на лыжах к глухариному току, расположенному как раз на окраине болота, где находится ТО САМОЕ МЕСТО. Шли не охотиться, а смотреть. Повидал я на своем веку глухариных токов немало, и когда егерь Михаил как-то в разговоре однажды обмолвился, что на ТОМ МЕСТЕ есть ток, где поет не менее ДВУХ СОТЕН ПЕТУХОВ (!!!), я его, естественно (потом я извинился), поднял на смех. Незамедлительно выдал что-то про лапшу, которую мне на мои личные уши в моем зрелом возрасте вешать не следует. Егерь набычился, минуты две молча что-то обдумывал, а потом вдруг предложил сходить вдвоем в марте по снегу к тому току, ЕСЛИ НЕ БОЮСЬ. Я в тот момент, конечно, не боялся, и вылазка наша впоследствии состоялась. Не доходя километра до ТОГО МЕСТА, мы оказались на просеке, по правую сторону которой росли огромные сосны, а слева был сплошной осино-березовый непроходимый частельник. Михаил шел первым, а я следом, по его лыжне. Не прошли мы и пятидесяти метров по просеке, как семь соседних сосен, росших на самом краю просеки, вдруг МЕДЛЕННО И ОДНОВРЕМЕННО, СЛОВНО АВТОМАТИЧЕСКИЕ ШЛАГБАУМЫ, СТАЛИ НАКЛОНЯТЬСЯ В СТОРОНУ ПРОСЕКИ, перегораживая нам путь. Движение сосен, точь-в-точь как в замедленной съемке, закончилось лишь тогда, когда кроны уперлись в снег мощными верхними сучьями. Первая сосна, перегородившая нам путь, улеглась где-то в десяти метрах от нас. Повторюсь, это не было виденным каждым из нас многократно падением подпиленного бензопилой дерева, когда последнее поначалу теряет вертикальное положение, затем верхушка дерева несется к земле с нарастающим ускорением, а кончается это все сильнейшим ударом о землю, от которого вздрагивает земля. Здесь НИКАКОГО ГРОХОТА НЕ БЫЛО! Кроны сосен улеглись в снег почти бесшумно, если не считать щелчков от нескольких сухих веток, сломавшихся под тяжестью повалившихся деревьев. Михаил снял шапку, трижды перекрестился, взял левее и ... начал прокладывать лыжню через частельник, объезжая внезапно образовавшуюся преграду. Я хотел было посмотреть на корневища сосен, но тут обычно тихий и молчаливый егерь вдруг РЯВКНУЛ, чтобы я шел за ним и не оглядывался. Завал мы объехали с великим трудом, еле-еле продравшись через частельник. Конечно же я не послушался егеря и оглянулся несколько раз, но сосны тихонько лежали себе на снегу и ничего больше с ними не происходило. Добрались мы до болота, поставили палатку, поужинали и сразу легли спать, поскольку все мои попытки обсудить произошедшее разбились в пух и прах об упорное молчание егеря. Утром пошли на край болота. Глухарей, облепивших (другое слово здесь просто неуместно) верхушки сосен, окружавших болото, а также сидящих и бегающих по снегу было ну никак не менее ТРЕХ СОТЕН! Отличная оптика "лейки" врать не могла. Причем птицы не обращали на нас никакого внимания.

 

Я в полном изумлении водил биноклем, созерцая невиданное мною доселе зрелище, но вдруг поймал себя на мысли, что думаю я не об этом, безусловно, удивительном глухарином "курятнике" - зрелище, которое я видел первый раз за более чем сорок лет своей охотничьей практики, а о тех самых соснах, которые вчера преградили мне путь и послужили поводом для ночной бессонницы. Посему любование супер-током было недолгим, и мы, напившись чаю, отправились с Михаилом в обратный путь. Подходя к той самой просеке, Михаил вдруг замедлил шаги, а потом и вовсе остановился. Я выглянул из-за его плеча и... не поверил собственным глазам. НИКАКОГО ЗАВАЛА НЕ БЫЛО! Все семь сосен стояли (а не лежали) на своих местах. Когда закончилась минута молчания, егерь поехал на лыжах вправо по своей старой лыжне через частельник, а я ... проигнорировав его приглашение ехать вслед за ним, все-таки поехал прямо. Что же я увидел? На глубоком еще мартовском снегу отчетливо виднелись семь свежих отпечатков, которые оставили стволы и кроны деревьев. Там, где отпечатались кроны, лежали и торчали из снега несколько сухих обломившихся сучков, немного свежей хвои вместе с шишками. Вокруг же сосен на снегу у каждого дерева красовалось кольцо поврежденного снега, из которого торчали комья свежей земли и оборванные мелкие корни. Увы, никаких хитроумных подъемных механизмов у оснований стволов не наблюдалось. Я завороженно, в полнейшем недоумении созерцал все это, но послышался крик егеря, чтобы я МОТАЛ ОТТУДА, и я на этот раз послушался.

 

И еще один казус. Мой старый верный "Зенит" в момент, когда я хотел запечатлеть на пленку удивительное глухариное скопище на том болоте, вдруг забастовал, чего раньше с ним никогда не случалось. Однако через несколько часов, когда мы с Михаилом выбрались из леса на дорогу, я не смог удержаться от искушения сфотографировать совершенно великолепные пейзажи, которые предстали перед нашим взором. Достал "Зенит" и ... спокойно отщелкал десяток кадров, как ни в чем не бывало. Единственным разумным объяснением, будь он на морозе, было бы замерза-ние резиновой шторки, но эта причина полностью отпадала, поскольку фотоаппарат все время находился у меня под курткой.

 

Кстати, на этом току этой же весной, но позднее, мы все-таки поохотились. Во время весеннего разлива, сменив лыжи на лодку с мотором, мы с Михаилом вновь очутились в ТОМ МЕСТЕ. Наш охотничий лагерь разбили на краю леса, который от воды отделяла широкая песчаная коса. Песок на косе не только был удивительно чистым, но и имел настолько ровную гладкую поверхность, словно его выгладили каким-то гигантским утюгом. Эту ровность украшали лишь два следа от наших резиновых сапог, да след волока, поскольку лодку мы оттащили по песку от воды метров на десять. Поставили палатку, наскоро перекусили и легли спать. Утренняя охота, естественно, удалась, и мы вернулись с добычей в лагерь. Изменения, которые произошли в лагере, мы заметили сразу. Первое, что бросилось в глаза, - отсутствие на положенном месте топора. Последний был воткнут в одиноко стоящий на песке косы пенек, вокруг которого была захлестнута цепь от носовой части лодки.

Беглый обзор окрестностей и последующий тщательный поиск пропажи ничего не дал. И только спустя какое-то время мои глаза увидели его. Топор был воткнут, а точнее, ЗАГНАН НА ДВЕ ТРЕТИ (!!!) ЛЕЗВИЯ в ствол одиноко стоящей на краю песчаной косы сухой ели НА ВЫСОТЕ ПЯТИ(!!!) МЕТРОВ. ПРИ ЭТОМ НИКАКИХ СЛЕДОВ ВОКРУГ ЕЛИ НЕ БЫЛО! Абсолютно чистая и ровная песчаная поверхность. Ель эта была без коры, с гладким, без единого сучка стволом сантиметров двадцать в диаметре. Влезть на нее без когтей (тех, какими обычно пользуются электромонтеры) было делом совершенно невозможным, и было принято решение спилить дерево. Я пошел к лодке, за ножовкой, и...

То, что предстало моему взору, заставило меня на несколько минут превратиться в неподвижную статую. Практически все наши вещи, кроме ружей и спальников, с ночи находились в лодке, накрытые брезентом. По крайней мере, так было, когда мы ложились прошлым вечером спать. Сейчас же глаза мои видели нечто другое. КТО-ТО довольно основательно потрудился над нашими вещами. Повторяю, абсолютно все оказалось на месте, но В КАКОМ ВИДЕ! Рюкзаки и сумка были полностью освобождены от содержимого. Пленки и бумага, в которую были завернуты продукты, были развернуты. Со всех карамелек были сняты обертки. Запасное белье было извлечено из пакетов и расправлено. Новые батарейки были извлечены из пластиковых держателей. Вынуты были они и из навигатора, и из фонарика. Таблетки взятых лекарств были выщелкнуты из гнезд облаток. Замок на цепи лодки был ОТКРЫТ, притом что ключ от него был в кар-мане у егеря. Ничьих ЧУЖИХ СЛЕДОВ ВОКРУГ ЛОДКИ НЕ БЫЛО! Перед нашими широко открытыми глазами были все те же два вчерашних одиноких следа - мой и егеря, да след волока лодки. А вокруг них была абсолютно ровная песчаная гладь...

Когда мы возвращали вещи по своим местам, рассовывая их по рюкзакам и в сумку, мы еще раз отметили, что КТО-ТО лишь очень тщательно и скрупулезно осмотрел все наше имущество, но НИЧЕГО НЕ ВЗЯЛ. Продукты, кстати, были не только не съеденными, но и даже не надкусанными. Получалось, что ЭТОТ КТО-ТО был весьма любопытным, но совершенно не голодным. Ножовка егеря тоже не пропала, и через двадцать минут сухая ель упала на песок. Все наши попытки расшатать топор и вытащить его из ствола ели были тщетными. И это при всем том, что мы оба были совсем не хилыми ребятами. И только когда ножовка разрезала ствол в сантиметре от лезвия топора, последний удалось извлечь.

Егерь мой опять начал играть в молчанку, а я стал обмозговывать случившееся со всем своим здравым смыслом, перебирая все возможные и невозможные, мыслимые и немыслимые вариан-ты. КТО ЖЕ это мог быть?

1. Птицы или звери.
Да, я неоднократно был свидетелем того, как ворона очень ловко разворачивает конфету в обертке, но при этом она повреждает ее своим клювом. На обертках же наших конфет не было даже намека на повреждение. К тому же ни птица, ни зверь не способны клювом, зубами или когтями расстегнуть застежки рюкзаков, расстегнуть "молнии" на сумке да, наконец, извлечь элементы питания из фонарика и навигатора. Отпадало...

2. Староверы или, скажем, беглые преступники, да даже какие-нибудь до сих пор воюющие (как в том анекдоте) партизаны, осевшие в этих глухих, практически не посещаемых людьми местах и ведущие очень скрытный образ жизни. Другие охотники, наконец...
Увы, никто из вышеперечисленных субъектов, как известно, по воздуху летать не может, а следовательно, от их визита должны были остаться следы. Согласитесь, опять же, трудно вообразить летающего великана, способного благодаря своей чудовищной силе загнать топор чуть ли не полностью в твердую, как кость, древесину сухой ели на уровне пяти метров от земли. Отпадало...

3. Какой-нибудь шутник на воздушном шаре или дирижабле, до этого долго и упорно занимавшийся бодибилдингом. Вот так взял, собрался, прилетел, затормозил над косой, завис над лодкой, спустился по веревочной лестнице, ПОШУТИЛ с нашими вещами, метнул топор, поднялся наверх в корзину или в кабину и улетел восвояси. Однако ни местные жители, ни операторы службы ПВО (этот вариант тоже проверялся) летательных аппаратов легче воздуха в новгородском небе ни до того, ни в тот день, ни после не видели. Ну не летают они там! Отпадало...

4. Инопланетяне. Да, конечно, эти веселые и находчивые ребята могут и не такие вещи вытворять да разные фортели выкидывать, но это уже из области фантастики, а не из Новгородской области. Отпадало...

5. Бог, черт, джинны, Тит Фомич и Фрол Кузьмич, да та же баба Яга или какая-то другая нечисть из ее команды, включая низко летающего (к дождю) Змея Горыныча. Как человек неверующий и закоренелый материалист, эту версию я тоже отбросил, хотя при всем этом отлично помню, что есть на Руси такая поговорка: "Чем черт не шутит..."

Вот, собственно говоря, все варианты да версии, которые услужливо подсказал мне тогда мой внутренний голос (он же здравый смысл). Впоследствии к этому перечню, увы, больше ничего не добавилось. Разумеется, что всякие и разные очевидные глупости вроде резкого порыва ветра, пронесшегося над нашим лагерем, я в расчет не принимал.

Друзья мои охотники! А что, может быть, кто-то из вас вдруг возьмет да и сумеет объяснить эти аномалии? Должны же быть какие-то другие версии, отличные от вышеупомянутых? Правда, красноармеец товарищ Сухов в подобных ситуациях обычно говорил, что ЭТО ВРЯД ЛИ. А может, он был не прав?

Александр ПОСУДИН

 

Закрыть