КОВБОЙ И ТИХОНЯ

На Аляске нет ковбоев! Однако в небольшом городке Анкоридже, что стоит на левом берегу залива Кука, удачливого местного бизнесмена Брюса Меткалфа иначе как Ковбой не называет. И действительно, более подходящее прозвище для него придумать было бы трудно.

Брюс - ковбой и только ковбой. Буквально во всем. Высоченный, широкоплечий, жилистый, энергичный и быстрый в движениях, он безусловно потрясающе смотрелся бы верхом на верном мустанге в широкополой шляпе с парой кольтов на поясе. Увы, на Аляске нет мустангов! Но то, что вытворяет Брюс, "оседлав" свой мощный джип, колеся по Аляске в поисках новых мест для охоты и рыбалки, повергло бы в смятение не одного лихого техасца.

И широкополой ковбойской шляпе Брюс предпочитает неизменную кепку с эмблемой североамериканского охотничьего клуба "Ducks unlimited". А на широком поясе его джинсов вместо пары "кольтов" неизменно висят в красивых кожаных чехлах три вещи: дорогой складной нож ручной работы, очень красивая серебряная зажигалка (приз за победу на соревнованиях по стрельбе) и… сотовый телефон. Это, что называется, городская экипировка. Когда же Брюс едет на охоту, рыбалку или, скажем, просто выбирается на природу, в его экипировке всенепременно появляется весьма весомая (в прямом и переносном смысле) добавка - его любимый огромный длинноствольный револьвер "Смит и Вессон" калибра 44 "Магнум" из нержавеющей стали в подмышечной кобуре.

К слову сказать, коллекция ружей, карабинов, револьверов и пистолетов, украшающая стены во всех комнатах его дома, у него действительно внушительная, и из любого ствола он стреляет просто мастерски.

Вышеупомянутое "карманное орудие", как любил говаривать О'Генри, служило постоянной мишенью для насмешек со стороны его закадычного друга адвоката Гарри, которого Брюс иначе как Тихоня не называл. Гарри был полным антиподом Брюса буквально во всем, за исключением разве что рыбалки.

Тихий, невысокого расточка, худенький, интеллигентного вида, в неизменных сильных очках, он походил скорее на студента-первокурсника, чем на адвоката. К слову сказать, несмотря на невыразительную внешность и тихий голос, Гарри был местной знаменитостью. В совершенстве владея своим ремеслом, он действительно был потрясающим адвокатом, умудряясь с блеском выигрывать казалось бы совершенно безнадежные процессы.

Но Гарри не любил охоту и не любил оружие. Единственное, что он признавал и носил в кармане, так это маленький баллончик с "си-эс". Однако, как я уже говорил, когда дело касалось рыбалки, у Брюса никогда не возникало проблем с тем, кого взять в напарники. Рыбалку Гарри боготворил и всегда составлял ему компанию.

Неоднократно донимая Брюса на предмет его "супер-пушки", в ответ на резонный вопрос друга: "А что ты, Тихоня, будешь делать если вдруг встретишься со зверем?", Гарри невозмутимо отвечал, что вытащит баллончик и брызнет тому в морду.

Брюс как в воду глядел. Как-то весной выбрались они вдвоем половить лосося на лесной реке. Клев в тот день был неважный, и друзьям пришлось "поработать" спиннингами основательно. Приготовившись в очередной раз послать блесну на стремнину, Брюс вдруг услышал сначала шорох, а затем хруст гальки у себя за спиной. Это не мог быть Гарри, поскольку тот стоял метрах в тридцати правее. Брюс обернулся... Из кустарника, уморительно переваливаясь, вышел и сел на гальку крупный черный медведь. Разглядывая друзей-рыболовов, он поворачивал голову поочередно то вправо, то влево.

Какой-нибудь дилетант, не знающий повадок этого зверя, будь он в эту минуту здесь на берегу, с испугу наверняка бы решил, что зверюга размышляет над вопросом, кем закусить из находившейся перед ним парочки?

Но Брюс не был дилетантом. Опытный охотник и знаток повадок дичи, он прекрасно знал, что черный медведь(барибал) не является опасным животным. Отсутствие агрессивности этого вида (Ursus americanus) ученые связывают с их полудревесным образом жизни в густых лесах. Когти у барибалов в отличие от когтей других медведей намного короче, сильнее изогнуты и остры, как бритва, что позволяет им быстро и ловко карабкаться по деревьям. Задние ноги у них длиннее передних, вследствие этого барибалы ходят вперевалку, что придает им неуклюжий вид. В то же время ученые отмечают, что они очень смышлены. Знал Брюс и то, что черный медведь обычно довольно робок и питается в основном растительной пищей, тем более весной, когда после зимней спячки в его меню входят в основном корешки да молодые побеги (это нужно зверю для очищения желудка и налаживания перистальтики), но уж никак не городские рыболовы.

А посему Брюс равнодушно повернулся, став к реке передом, к зверю задом, взмахнул спиннингом и послал блесну на перекат. Последовала поклевка, спиннинг в его руках выгнулся дугой. Он стал подтягивать добычу к берегу. Уже была видна спина выводимой на отмель рыбины, когда сзади вдруг раздался рев. Мгновенно обернувшись, Брюс увидел, как медведь поднялся, став на задние лапы, снова взревел и вдруг... стремглав бросился к Гарри.

Реакция "Ковбоя" была мгновенной! Он бросил спиннинг, его правая рука сунулась под мышку, вытащила револьвер и навскидку послала тяжелую тупоконечную пулю куда-то в центр несущейся на махах туши зверя. Барибал взревел как-то особенно громко и закрутился волчком на одном месте. Брюс тем временем ухватил "Магнум" двумя руками и, уже прицелясь, вторую пулю хладнокровно вогнал в основание черепа возмутителя спокойствия. Тот рухнул в каких-то пяти метрах от Гарри, загреб лапами, разбрасывая гальку, которая долетала до маленького человечка со спиннингом в руках, и наконец затих.

Брюс левой рукой достал сигарету, ею же щелкнул зажигалкой, закурил и пошел к медведю, держа его на прицеле. Пнул зверя и убедился, что тот мертв. Отжал запорную кнопку "Магнума", откинул барабан, заменил в нем два патрона и спрятал огромный револьвер в кобуру. И только потом оглянулся на Гарри.

Знаменитый адвокат, казалось, стал еще меньше ростом. Он стоял ни жив, ни мертв, изо всех сил вцепившись в свой спиннинг, и, выпучив глаза, смотрел на лежащую перед ним здоровенную тушу.

- А что, Тихоня, - изрек тем временем Брюс. - Не брызнуть ли тебе ему сейчас в нос из баллончика? А?

Гарри перевел взгляд на Брюса и, наверное. не меньше минуты молча ел его глазами. И нельзя было понять, то ли он не может отойти от испуга, то ли действительно всерьез обдумывает только что сделанное ему предложение.

Потом он судорожно дернул кадыком и произнес: "Хы!" Затем: "Хы-хы-хы!" И только потом, набрав полную грудь воздуху, разразился безудержным хохотом. Брюс, согнувшись пополам и обхватив свой живот руками, ему вторил. И несколько минут они оба даже не смеялись, а ржали так, как, наверное, ржут только мустанги где-то далеко от Аляски - в прериях какого-нибудь Техаса. Где, собственно говоря, и ковбои - не редкость.

Александр ПОСУДИН

Закрыть