ГА, ГА - 2 ИЛИ ОСОБЕННОСТИ ДИЛЕТАНТСКОЙ КОРРЕКТУРЫ

Друзья мои охотники!

"Я, конечно, грамотей не очень,
Но читать умею пользы для.
И не то, чтоб славой озабочен,
Просто хороши учителя".
(Александр Иванов)

Уж не знаю, как Вы, а я, прочитав №5 (20),2004 газеты "Пять охот" свою статью "Га, га или двадцать заповедей гусятника", сначала вроде бы даже расстроился, но потом развеселился.

Поводом для такой своеобразной реакции послужила удивительно непрофессиональная корректура упомянутой статьи, что, на мой взгляд, совершенно непростительно для издания, заявленного его учредителями и издателями как "общероссийская газета".

Почему у меня произошла такая резкая смена настроения? Наверное ,потому, что в этой жизни я все-таки совершенно неисправимый оптимист. А люди такого склада легко и просто могут увидеть смешное даже в откровенно грустных вещах.

Напомню, что в своей статье я поделился с читателями "ПЯТИ ОХОТ" своими многолетними наблюдениями, касающимися такого сложного и увлекательного занятия, как охота на пролетного гуся.

Какие же вопиющие ошибки в тексте допустили те, кто отвечал за корректуру?

ПЕРЛ ПЕРВЫЙ:

Я написал: "... стая, сложив крылья серпом, начинает планировать к фанерной стае".

Всякий, кому довелось сидеть в скрадке, окруженном профилями или чучелами и видеть в лоб садящуюся гусиную стаю, знает и помнит, что, если смотреть в эти моменты на гусей в фас, то изгиб их опущенных крыльев действительно напоминает серп.

В "Пяти охотах" читаем: "...стая, сложив крылья, (?) серпом (?) начинает планировать к фанерной стае".

Как ПЛАНИРУЕТ находящийся в воздухе серп уважаемым читателям, я думаю, объяснять не надо. Ну, может быть, он это делает немного лучше молота, но уж никак не более того. И хотел того корректор пятиохотовский или нет, но по его грамматической версии получается так, что сложившая крылья гусиная стая просто-таки обязана по всем законам аэродинамики и всемирного тяготения немедленно и бесповоротно свалиться в отвесное пике и ... (коллективно и одновременно) отдать богу душу из-за сильнейшего удара о грешную землю!

Увы, в реальной жизни ничего подобного не происходит. Иначе, попросту говоря, ни одного гуся: ни гуменника, ни серого, ни белолобого, ни пискульки - уже давно не было бы и в помине. А о фактах группового суицида среди этих представителей гусиного племени мне лично пока слышать не доводилось.

ПЕРЛ ВТОРОЙ:

Я написал: "Егерь уехал, оставив нас двоих посреди самого большого загаженного гусями поля с двумя... лопатами".

В "Пяти охотах" читаем: "Егерь уехал, оставив нас двоих посреди самого большого ЗАГАЖЕННОГО поля с двумя... гусями".

Ну что тут скажешь? Сдается мне, что многим уважаемым читателям пришлось изо всех сил напрягать все свои извилины, пытаясь понять смысл пятиохотовской версии происходившего на том самом поле. И вопросов тут возникает немало.

Например:

      1. Откуда появились эти два гуся?

 

      2. Почему они изъявили желание остаться с нами, а не улетели, заметив наше появление?

 

      3. Не был ли их поступок следствием внезапно появившегося желания помочь нам в обустройстве скрадка?

 

      4. А может, все было гораздо проще: гуси приняли решение сдаться в плен без боя?

 

      5. Опять же неясно, КТО загадил поле?

 

    6. Или это были все-таки не гуси, а гусыни?

И так далее...

Может, пятиохотовцы впоследствии помогут нам приоткрыть покров над этими тайнами?

ПЕРЛ ТРЕТИЙ:

Я написал: "Не пренебрегай маской с прорезями для глаз".

В "Пяти охотах" читаем: "На берегу (?) закрой лицо маской с прорезями для глаз".

Интересно было бы знать, откуда посреди поля взялся этот самый берег? Помнится мне, поле было ровное. Ни реки, ни озера, ни ручья, ни оврага там не было и в помине. А потом, почему это маску нужно надевать лишь исключительно в те моменты, когда ноги стоят на берегу, а уши слышат шум прибоя? Что, в других местах лицо охотника, освещенное солнцем, менее заметно? Сие, братцы, так и останется для меня загадкой.

ПЕРЛ ЧЕТВЕРТЫЙ:

Я написал: "Гусь - птица компанейская и если не подсядет, то хоть раз, но пролетит неподалеку от своих фанерных собратьев".

В "Пяти охотах" читаем: "Гусь - птица компанейская и если не подойдет (!!!?), то хоть раз, но пролетит неподалеку...".

Воображаю, как ДЕСЯТИ ТЫСЯЧАМ читателей "Пяти охот" воображение рисовало совершенно идиллическую картинку: гусиная стая спокойно, без лишней суеты после зычной команды вожака, построившись в колонну по одному, ГУСЬКОМ (отсюда и появилось это слово), вперевалочку, чинно и мирно марширует в сторону своих фанерных копий. Ать-два! Ать-два! Левой! Левой! Подходят гуси к профилям, а сами прислушиваются к странным звукам, доносящимся из охотничьих скрадков и недоумевают, не в силах идентифицировать эти звуки. А разгадка проста: звуки эти, оказывается, издают нижние челюсти охотников, как по команде отваливающиеся в изумлении от такого зрелища.

Я за более чем сорок лет охоты взял не менее полутора сотен гусей, но ТАКОГО, скажу Вам, не видел ни разу.

Хотя, с другой стороны, наверное, после выполнения таких фигур высшего пилотажа, как "складывание крыльев" и "пикирование серпом" со стометровой высоты после удара оземь в гусиных головах, вполне могут произойти такие изменения, что дальнейшее поведение группы птиц может стать совершенно непредсказуемым.

Опять же непонятно, кому следует адресовать эту загадку: орнитологам, травматологам или невропатологам?

Или обратиться к старику Фрейду?

В заключение я хотел бы напомнить издателям и читателям "Пяти охот" одну старую-престарую притчу - о последнем шансе, когда преступнику, стоящему на эшафоте перед казнью дали лист бумаги и карандаш. На листе было написано всего три слова: "Казнить нельзя помиловать". Знаки препинания, как видите, в тексте отсутствовали. Приговоренный к казни должен был поставить в нем ВСЕГО ОДНУ запятую...

Существовали два варианта дальнейшего развития событий...

Первый: "Казнить, нельзя помиловать" - пессимистический.
Второй: "Казнить нельзя, помиловать" - оптимистический.

В первом случае собравшийся на площади народ на всю катушку оттягивался, наблюдая, как палач делает мастерски выверенный удар и ... "секим башка".

Во втором случае приговоренного отпускали на все четыре стороны, а народ чувствовал себя так, словно купил билеты на концерт Пугачевой, а примадонна ... не приехала.

Мое пожелание учредителю и издателю общероссийской газеты "Пять охот" (тираж 10000 экз.) таково:

Постарайтесь впредь быть оптимистами, и не дай Вам бог более шутки шутить с госпожой Грамматикой, ибо для любого (даже для чукчи-издателя) нет ничего хуже в этой жизни, чем БЫТЬ ПОСМЕШИЩЕМ. Хотя бы, в нашем случае, в глазах лишь десяти тысяч человек (тираж газеты). Или пусть даже одного-единственного чукчи-читателя.

Александр ПОСУДИН

 

Закрыть