ЭПИГРАММЫ

Эпиграмма:
1. Короткое сатирическое стихотворение.
2. ЗЛОЕ, остроумное замечание.
(Словарь русского языка)

ОКОЛООРУЖЕЙНЫЕ

Автомату Калашникова:

«Калашников» любим у всех народов
За то, что (хоть не верится, но факт)
НАДЁЖЕН, как система переводов
Для денег под названием «Контакт».

Моему любимому охотничьему ножу:

Ты – верный друг у Шуры на охоте,
Не подведешь в саванне и в лесу,
Незаменим в горах и на болоте,
А в офисе... порежешь колбасу.

Московским командирам, вяло решающим кричащие городские проблемы, делающие жизнь москвичей неудобной (московские частушки):

Есть у нас Лужков и Шанцев.
К ним вопрос сегодня крут:
Что же эти два блондина*
Нам столицу не метут?

Есть у нас Лужков и Шанцев.
К ним вопрос стоит хитро:
Что же эти два блондина*
Позабросили метро.

Есть у нас Лужков и Шанцев,
К ним вопрос как к корешам:
Что ж вы площади, блондины*,
Распродали торгашам?

Есть у нас Лужков и Шанцев.
К ним вопрос погорячей:
Что же эти два блондина*
Так не любят москвичей?

   * - мои извинения за несовершенную рифму

Евгению Копейко – нездорово плодовитому прозаику от оружейной тематики:

Газету «РОГ» я пролистал, ребята,
И вижу: вот Копейкова статейка.
Принюхался – воняет плагиатом,
А потому ей и цена: копейка.

И в «МАСТЕРЕ-РУЖЬЕ» опять, ребята,
Гляжу она - Копейкова статейка
И тот же запах – запах плагиата,
А потому ей и цена: копейка.

В журнал «Сафари» заглянул, ребята.
О, господи, Копейкова статейка!
И тянет, явно тянет плагиатом,
А потому ей и цена: копейка.

Журнал «Охота» пролистал, ребята,
Ну, блин, и здесь Копейкова статейка,
И обонянье давит плагиатом,
А потому ей и цена: копейка.

Павлу Гусеву – главному редактору «МК» и охотнику, переохотившемуся на всю дичь, которая только водится на планете Земля:

Ему б машину времени купить
И в мезозой смотаться обороткой.
Там динозавра с «Голланда» свалить
И возвратиться с головой и фоткой.

Васильеву Александру – главному редактору журнала «Ружьё»:

Не просто он оружия знаток
(Кто вообще с Васильевым сравнится?).
В оружии Сан Саныч – молоток,
И ты, Россия, можешь им гордиться!

Дмитрию Дурасову – литератору от оружейной тематики:

Мила, прикольна, в меру асова
Вся проза Дмитрия Дурасова.

Юрию Маслову – литератору от оружейной тематики:

О ружьях разных знанье чтоб не гасло,
Чтоб ЗИЛ и Зуль не спутать ненароком,
В России существует Юра Маслов –
В вопросах этих корифей и дока.

Алексею Блюму – охотнику и литератору:

Об оружьи значим Блюма голос,
Верен глаз, тверда его рука.
Выстрел: «Блюм-м-м-м!», и расщепила волос
Пуля в километре от стрелка.

Сергею Кочкину – изобретателю и прозаику от оружейной тематики:

Когда совсем закончатся отсрочки,
На памятнике вязь из букв огромных
Прочтут потомки: ЗДЕСЬ ЛЕЖИТ С. КОЧКИН
И СТО ЕГО ПАТЕНТОВ НЕВНЕДРЕННЫХ
.

Михаилу Драгунову - литератору от оружейной тематики:

Я к Мише неприязни не питаю.
Да, что там неприязни, даже зла.
Но почему, когда его читаю,
Я слышу ясно блеянье козла.

Лосеву Олегу Сергеевичу – легенде советского стендового спорта:

Да, ловко бил тарелки Чемпион!
И все ж, ребята, тут в другом интрига:
Вот сколько классных дам, потрахал он!
Об этом плачет Гиннесова книга!

Александру Поваренкову – смоленскому охотоведу:

Смоленщина. Лес. Луг. На нем бурёнка
Стоит спокойно со своим быком.
Стоит и видит: Саша Поваренков
Идет из леса С ПОЛНЫМ рюкзаком.

Олегу Малову – начинающему медвежатнику:

И надо же такому вдруг случиться:
Топтыгина Малов отправил в рай.
Мораль: пришлось медведем уродиться,
В овсах ночами пасть не разевай!

Михаилу Фокину – красавцу-мужчине и охотнику:

Его бы к девкам сторожем в общагу,
Чтоб улучшать российскую породу.
А он ружье ласкает да собаку
И, знай, пуляет в матушку-природу.

Гиви Мемарнэ – знатоку вина, автомобилей и охоты:

Если Гиви НЭ попал
НЭ в гуся, НЭ в утку,
Значит, с ним сыграл бокал
Эту злую шутку.

Фомину Виктору – моему другу, который так и не определился окончательно, что же он больше любит: охоту или женщин:

Фомину дан грозный аппарат.
Мир о нем давно легенды слышит.
Все охотник трахает подряд,
Что лежит, шевелится и дышит.

Алексею Стефановичу – моему другу, профессору и охотнику:

Да, в «Кречет-клуб» ходить он не мастак.
Другой богине Стефанович молится.
А глянь в огромный лешенькин рюкзак,
Ну, никогда в нем дичь не переводится.

Александру Хохлову – президенту фирмы «Сафари и экспедиции»:

О нем все скажет тройка слов:
ДОБЫЧА, КАРАБИН, ХОХЛОВ.

Коробкову Сергею – несдержанному охотнику с двадцатитрехлетним стажем:

Зря бесновался, надрывая пуп,
Не вникнув в суть до самого до донца.
Серега, неужель ты мал и глуп,
И не видал больших за... катов солнца?

Юрию Чуфистову – дурно воспитанному члену передового охотничьего коллектива из Балашихи, большому любителю стрельбы с оптикой из гладкоствольного ружья:

Прогресс в охоте! И на это глядя,
Я вам скажу: Чуфистов – молодец!
Готов на все он оптику приладить,
Включая даже собственный конец.

Эдуарду Геращенко – несдержанному литератору от оружейной тематики:

За хамство Эдуарда, мужики,
Я кару для него придумал сразу:
Отдайте мне его в ученики
И с ним березы (в прутьях)... ДВА «КАМАЗА»!


ПОЛИТИКАМ

Владимиру Путину – президенту России:

Ну, выдержка, скажу, у мужика!
ВОТ, РЯДЫШКОМ лихих реформ строители,
И к пистолету тянется рука,
Но застывает... на предохранителе.

Михаилу Горбачеву – экс-генсеку КПСС и экс-президенту СССР:

Все прояснилось: путч, развал, Форос,
Стена в Берлине, фонд, Кузьмич, подарки, и
Остался лишь всего один вопрос:
Сергеич, ну, а ГДЕ ЖЕ ДЕНЬГИ ПАРТИИ?

Михаилу Фрадкову – руководителю российского правительства:

Напялен камуфляж, а не мундир.
Приказ есть. Положение серьёзно.
Кричит страна: «Что тянешь, командир?
Давай в атаку! Или будет поздно!».

Михаилу Зурабову – министру социального развития:

С судьбой остался Миша визави,
Хоть славу ему многие пророчат,
Сдается мне: козе не до любви,
Когда её хозяин ножик точит.

Алексею Кудрину – министру финансов:

Его работа, право, нелегка,
Она как пытка на глазах у нации:
Глотать слюну у суперобщака,
Накопленного для стабилизации.

Сергею Иванову – министру обороны:

Гражданский человек, но это факт:
Не тараторя, а смакуя слово,
Он генералов всех поставил так,
Что «Смирно» и «Равняйсь»... на Иванова!

Авторам закона о пивопитии:

Стоишь с друзьями и глоток смакуешь,
Как вдруг... Попался! Стольник! Виноватый!
Скорее штраф плати, а то рискуешь!

ВЫ ЧЕМ ТАМ ЗАНИМАЕТЕСЬ, РЕБЯТА?

Разработчику закона об отмене льгот:

Увы, всё меньше тех, кто воевал.
Увы, ряды их тают все быстрее.
Зачем у них, ты, льготы отобрал,
«Подарочек» подкинув к юбилею?

Архитекторам российской миграционной политики:

Китайцы, негры и аллаха слуги
В поту нам «оздоравливают» нацию.
У зеркала потомки скажут: «Суки -
- те, кто затеял эту комбинацию!».

Депутатам Государственной Думы:

Никто, конечно, этому не рад,
Но, кто нам растолкует обстоятельство,
Что здесь в России слово «депутат»
Звучит неблагозвучно, как ругательство.

Василию Шандыбину – экс-рабочему и экс-депутату:

Известен был широкой массе
Тем, что мозгами в первом классе.

Любови Слиске – депутату:

Чего достойна Люба Слиска?
Того, чтоб вычеркнуть из списка!

Анатолию Чубайсу – знатному российскому приватизатору:

Ты в завещаньи укажи, дружище,
Пред тем, как тело в гроб упаковать,
Нет, НЕ СОЛОМЫ, ваучеров тыщи
Под ягодицы в брюки напихать.

Они потом, когда небесный суд
Объявит приговор за совершенное,
От батогов небесных не спасут,
Но с ними ощущенье... приглушенное.

Герману Грефу, целовавшемуся перед телекамерами с Михаилом Зурабовым в зале заседаний правительства:

Конечно же, ПРО ЭТО думать грех.
Увы, ВОПРОС из ТЫСЯЧИ остался:
А есть причина у того, что Греф
С Зурабовым прилюдно целовался?

Малому и среднему бизнесу в России:

Болтают, что с законами – бардак,
И средний бизнес давят откровенно.
Не верите, что это всё не так?
Спросите у Батуриной Елены.

Объявленному уходу Юрия Лужкова в 2007 году:

Кончается лужковская эпоха.
Поцарствовал, пора и на покой.
А может это всё не так уж плохо,
И улицы заблещут чистотой?

Владимиру Жириновскому – лидеру ЛДПР и депутату:

СЛОВОБЛУДЛИВЫМ был Володя смолоду.
Тем знаменит, что говорить горазд
Везде и всюду, по любому поводу.
Но, слава богу, хоть не педераст!

Алексею Митрофанову – жириновцу и депутату:

ЖИРиНОВАТ! Тут нечего лукавить.
И это видят даже пацаны.
Вот если б малость гонору убавить,
То парню вовсе б не было цены!

Весеннему поведению лидеров ЛДПР:

Прохладная, но все-таки весна
Добавила ЛИБДЕМам оборотов.
И все же протрезвевшая страна
На всех их смотрит, как на идиотов.

ЛДПР - «Родина»: (0 - 0)

Вот Соловьёв чуть от плевка поник,
Но Вове врезал. Ба! Да тот валяется.
Увы, то никакой не боевик.
Рабочий день в Госдуме продолжается.

Дмитрию Рогозину – лидеру партии «Родина»:

А, что, оратор клёво выступает.
И голос крепок, и тверда рука.
Но все же, вот,.. чего-то не хватает?
И озарило вдруг: броневика!

Дмитрию Рогозину - лидеру партии «Родина» со товарищи:

Политика - она войне подстать.
Там жизнь отдать ЗА РОДИНУ не жалко:
Недельки две слегка поголодать
И лежа оттянуться минералкой.

Геннадию Зюганову – лидеру КПРФ:

Давно другим Уставам члены молятся.
Стареют люди. И идеи тоже.
Лишь только Гена вяло хорохорится,
Но тут уже и доктор не поможет.

Ангелу-хранителю Виктора Черномырдина:

Подшефный бодр, упитан и здоров,
Косноязычен и довольно важен,
Тебя благодарит за то, что дров
Поналомал и все же не посажен.

Михаилу Касьянову (2%):

Не знаю, много это или мало,
Но точно знаю: ЭТО - ПОГОНЯЛО!

Ирине Хакамаде – экс-функционерке от СПС:

По телеку, где надо и не надо,
ОДНО И ТО ЖЕ вижу: Хакамаду.

Михаилу Сесловинскому со товарищи из федерального агентства по печати и массовым коммуникациям:

Об их «работе» что могу сказать?
Они ж СВЯТОЕ: ДУШИ растлевают.
А я смотрю и не могу понять:
Ну, ПОЧЕМУ ИХ ВСЕХ НЕ РАССТРЕЛЯЮТ?

Григорию Явлинскому – лидеру партии «Яблоко»:

Курилка жив! Не спился. Налицо
Тусовки на виду у света белого.
Но выражает всё его лицо,
Лишь кислый вкус у ЯБЛОКА незрелого.

Михаилу Евдокимову – губернатору Алтая:

У оппонентов, если присмотреться,
Позиция не столь уж и прекрасная.
И за Россию не болит их сердце,
И блеска нет в глазах, и ...
... МОРДА КРАСНАЯ!

Глебу Павловскому – политтехнологу:

Предскажет всё, расслабит, насторожит,
Предложит схему на любой на вкус.
И даже чёрт в сомнениях, а может
он вдруг переодетый Иисус?

Борису Березовскому (гадание цыганки):

Ой, шумящая берёза, некудрявая,
Что же ждет тебя? Я предсказать смогла:
Ни казенный дом, ни почести со славою,
Только лес густой, топор, бензопила.

Платону Еленину (в прошлом Борису Березовскому):

Из ломоносовских законов
Один ученым не понять:
Как может собственных Платонов
Российская земля рождать?

Неизвестной невнимательной лондонской паспортистке:

В том паспортном отделе был скандал.
Владелец паспорта орал: «Козлы! Халтура!
Фамилию я «ЛЕНИН» заказал,
А ты «ЕЛЕНИН» написала, дура!».

Михаилу Ходорковскому – российскому бизнесмену, захотевшему победить в азартной игре с государством:

Сценарий был, актеры. Только вкалывай!
Но снял ты, брат, печальное кино,
Забыв про истину: как волка не откармливай,
А у медведя ТОЛЩЕ, все равно
.

Виктору Ющенко – президенту Украины:

Мозги у Вити раскалились в споре
До красноты, как солнце пред закатом.
Кому отдаться: той, что в триколоре
Или вон той, что в звёздно-полосатом?

Борису Немцову – советнику президента Украины:

Сказал прилюдно: ВЗЯТОК НЕ БЕРЁТ,
И за страну, и за народ болеет.
Но почему-то всякий раз потеет
Лишь в поле объектива попадет.

Юлии Тимошенко – экс-руководителю украинского правительства:

Какую выбрать в Юле половинку:
Еврейскую, армянскую кровинку?
Брюнетка перекрашена в блондинку
И всё косит под Лесю Украинку.

Об экспансии мовы в русский язык:

Из СЕМАЧЕК нам масло продают,
На БРУНЬКАХ нам настойка продаётся.
И если дальше так дела пойдут,
То москалям всем ПЛАКАТЫ придётся.


ЖЕНЩИНАМ

Всем стервам Российской Федерации:

Удел у стервы незавидный,
И кайф её от жизни – слабый.
Хреново жить с душой фригидной,
Хужей, чем быть фригидной бабой.

Надежде – моей подруге:

Снова на тебе, мой милый друг,
Сашка и не кончил, и не начал.
Верить не хочу, а может вдруг
Климакс на пороге замаячил?

Марине – моей подруге:

С тобой, родная, я готов на бой,
Готов пройти пургу, огонь и грозы,
Поскольку точно знаю, что с тобой
Я не умру от спермотоксикоза.

Нине – моей подруге:

Вот проходит Нина мимо,
А меня бросает в дрожь.
До чего ж неотразима
Стала нынче молодежь!


ЛЮДЯМ ИСКУССТВА

Зурабу Церетели – скульптору:

Шагали по Сахаре два верблюда;
Остановились, спорят, входят в раж.
Один талдычит: «Церетели чудо!».
Другой: «То не скульптура, а мираж!»

Зурабу Церетели – скульптору:

Колосс Родосский пробудил вопрос.
Кого он мне напомнил, в самом деле?
Так всё знакомо: брови, губы, нос...
О, господи! ЗУРАБА ЦЕРЕТЕЛИ!

Виктории Барковой (поэтессе) - Сон:

Мне во сне вдруг Баркова возьми и явись
В черной маске; в руках - два лезвия.
- Что дороже (кричит): кошелёк или жизнь?
Я в ответ ей: «ТВОЯ ПОЭЗИЯ!».

Виктории Барковой (поэтессе) - Выступлению:

В её стихах напор, огонь и пыл,
Волнений море и страстей навалом.
Но я так Викой очарован был,
Что не услышал, что она читала.

Андрею Вознесенскому – поэту:

Андрей, тебе открою карты.
О, как мне хочется скорее
Схватить хорей; тебя – на нарты
И всыпать за твои хореи.

Вадиму Горбатову – художнику-анималисту:

АНИМАЛИСТ ОТ БОГА, право слово,
Я вам скажу, ребята, без прикрас!
Ему бы в подмастерья... да Малова,
Да прутьев полтелеги про запас.


ТЕЛЕВЕДУЩИМ

Командирам телевизионных каналов (частушка):

Новый год по телеку
Вверг меня в истерику.
Сколько б пульт я не крутила,
Все ОДНИ И ТЕ ЖЕ РЫЛА!

Максиму Моргунову – ведущему телепередачи «Военное дело»:

Максимка – не моргун! Сей мужичок
Из всех стволов стреляет без опаски.
И перед тем как надавить крючок
Он очень плотно закрывает глазки.

Михаилу Леонтьеву – комментатору:

Что ж, логикой к себе приворожив,
Он, как на дичь легавая собака,
Глядит с усмешкой, в телеобъектив
И нас гипнотизирует. ОДНАКО!

Эдварду Радзинскому – телеисторику:

Скандал на телестудии не скрою.
Народ сбежался глянуть, что и как?
И видит: передач его герои
Бьют Эдику Радзинскому пятак.

Алексею Венедиктову из «Эха Москвы»:

Заглохнет «Эхо»? Не надейтесь! Нет!
И мнение Алёши так же дорого!
Но есть прокол: не стригся много лет
И напрочь позабыл про стоматолога.

Виталию Вульфу – ведущему «Серебряного шара»:

Застыл Виталий неподвижно в кресле,
Губами вяло шевелит порой.
Не может быть! Но все-таки, а если
У парня застарелый геморрой?

Владимиру Соловьеву – каратисту и ведущему шоу «К барьеру»:

Да, черный пояс кой-чего дает,
И есть в единоборствах тайна скрытая!
Он у барьера схватку проведёт,
А сам в порядке. Морда не набитая.

Андрею Караулову – автору и ведущему «Момента истины»:

МОМЕНТЫ видя в жизни государства,
Вдруг постигаешь ИСТИНУ в мгновение:
Дает здоровье горькое лекарство,
А сладкое – лишь слюновыделение.

Александру Маслякову – ведущему КВН:

На мой взгляд, это полная бессмыслица,
Что Саша... в Книге Гиннеса не числится.

Марии Киселевой - пловчихе и ведущей шоу «Слабое звено»:

Пред Машей ослабел бы и Хусейн,
А зрители за все её труды
Давно готовы прыгнуть к ней в бассейн
И придержать... под уровнем воды.

Маше Малиновской - ведущей МузТВ:

Все в ней прекрасно: бюст, фигура, пол!
И вообще прикольная девица!
Лишь с верхнею губой, увы, прокол
И, блин, в эфире много матерится.

Леониду Якубовичу - ведущему шоу «Поле чудес»:

Такой работы не сыскать и в сказке:
Стоит при микрофоне, сыплет байками,
Сыт, пьян, обут, одет, к тому ж обласкан
И исцелован. Кем? Домохозяйками.

Светлане Сорокиной – ведущей шоу «Основной инстинкт» (признание):

Лишь на экране Свету я увижу,
Без промедленья, должен вам признаться,
Во мне инстинкт шевелится бесстыжий.
И, что мне делать? Подскажите, братцы!

Яне Чуриковой - телеведущей:

Наш валпродукт удвоится успешно,
И Назарбаев «Байконур» вернёт,
И Ющенко нам Крым отдаст поспешно,
Но только... если Яна запоёт.

Регине Дубовицкой из «Аншлага»:

Привычная для зрителя картина:
Тот пляшет, тот поёт, а тот кривляется.
А, что на сцене делает Регина?
Сидит на стуле. Да,.. и улыбается.

Дмитрию Крылову – телепутешественнику:

Моря сменяют горы и плато.
И, посмотрев крыловские программы,
Бедняга-зритель чувствует лишь то,
Что чувствует познавший секс... без дамы.

Авторам московского телешоу «Лицом к городу» и отцам города – его завсегдатаям:

Когда стою я к городу лицом,
То вижу поразительную разницу
Меж тем, как мало сделано отцом
И тем, как много представляет... задницу.

Тане с Дуней – училкам из «Школы злословия»:

У педагогов есть чему учиться.
А я хочу добавить вот о чем:
Случись им двум на Мюллера трудиться,
То Штирлиц был бы вмиг разоблачен.

Дмитрию Диброву – ведущему шоу «Я готов на всё»:

На всё готовый парень в небо взвился.
А вот висит над пропастью деваха.
Где ж казачок? В сторонке затаился
И малость мандражирует... от страха.

Роману Трахтенбергу – ведущему анекдошоу «Следующий»:

Что в нём такого? Мелок и пузат,
Хамит, хотя уже не молодой.
И шеи нет, и есть огромный зад.
Но как трясёт козлиной бородой!!!


ШОУ-БИЗНЕСУ

Михаилу Швыдкому* – знатному российскому культуроведу:

Отстаньте от Швыдкого, наконец!
На то и САЛО, чтобы людям нравиться.
Быть может он ЗЕЛЁНОЕ не ест,
А ГОЛУБОЕ съест. И не подавится!

   * - швыдкой (быстрый - укр).

Никите Михалкову – руководителю российского фонда «Культура»:

Российская культура не убита,
Пока культурный фонд пасёт... Никита!

Александру Розенбауму – певцу и депутату:

С блокнотом, с умным видом, с самопиской
Сидит в одном строеньи с Любой Слиской.
Потом в сиденьи том, не видя толку,
Он на концерт сбегает... В САМОВОЛКУ.

Иосифу Кобзону – певцу и депутату:

Посмотришь и не скажешь, что старик.
Он так же вечен, как его парик.

Николаю Фоменко – шоумену:

Ну, что, друзья, с автопилота взять?
Неглуп, приколен, вроде бы не лысый.
И в памяти останется, как зять
Божественной Голубкиной Ларисы.

Андрею Малахову – шоумену:

Скажите, чем Андрюша знаменит?
А тем, что на экране каждый вечер
Присутствует, причем слегка небрит
И голову вжимает сильно в плечи.

Валдису Пельшу – шоумену:

Бесподобен Валдис Пельш
В окруженьи гёрл и гейш!

Валентину Юдашкину – модельеру:

Дольф Лунгрем, Шварценеггер, и Сталлоне
Готовы, показав напор и прыть,
Отдать всю славу, баксов миллионы,
За то, чтоб час Юдашкиным побыть.

Юлию Гусману – судье КВН:

Спросил я Цезаря, мол, что тебя тревожит?
Ты, почему растерянный, и грустный?
Ответил, что ума он не приложит,
Зачем России нужен Юлий Гусман?

Анастасии Заворотнюк – «прекрасной няне»:

Прутковской быть или Заворотнюк
Приятно, но, увы, судьбы суровой
Не избежать. И будет новый круг:
И будешь ты... Настюхой Жигуновой.

Анастасии Волочковой – балерине и актрисе:

Из балерин в актриски подалась,
Поддавшись непонятному влечению.
Считаю: руки, ноги,.. губы, страсть
Используются не по назначению.

Ксении Собчак – светской львице:

Такую красоту не утаишь!
Наверное, она одна из тыщи!
Едва глаза закрою, вижу ЛИШЬ
ОГРОМНЫЕ, ОТБОРНЫЕ ЗУБИЩИ!

Создателям телесериала «Она написала убийство»:

Писательница миссис Джесси Флетчер
(Она убийства пишет каждый вечер)
Нас всех ДОСТАЛА тем, что плодовита
и почему-то снова не убита.

Создателям телесериала «Инспектор Деррик»:

Преступников инспектор-немец Деррик
Отлавливает тихо, без истерик.
Есть слух: у Нургалиева есть мнение,
Взять немца в МВД... НА УСИЛЕНИЕ.

Создателям телесериала «Опера. Хроники убойного отдела»:

Закончился последний сериал.
Разбиты фонари! Довольно! Хватит!
Но СНОВА в кадре: стол, батон, бокал,
Пузырь, Дукалис. Ясно, что накатит.

Выпускникам «Фабрики звезд» имени Аллы Пугачевой:

Вас бог (потом на небе) не оставит
И сделанным довольный посмеется.
Он вас к станкам на фабрике поставит,
И Алле место мастера найдется.

Алле Пугачевой – SUPER STAR:

За пуншиком друзья у Аллы спросят:
- Скажи, а так же сладки славы трубы?
- Увы, ответит, кайфу не приносят,
Как новые фарфоровые зубы.

Алле Пугачевой - дачнице:

Последнее запомнят, а не первое
(Так Штирлиц говорил). И о конфузе:
Нам Алла всем запомнится, наверное,
Той баней, что построила на Рузе.

Таланту Филиппа Киркорова:

Согласен я, Филипп – звезда эстрады!
Ему в Оленегорске будут рады!

Филиппу Киркорову – попсовому певцу:

Весь в побрякушках бегает по сцене
Он с воплями, довольный, как ребенок.
Что это: не закончилось взросление?
А может, он не доиграл с пеленок?

Репертуару Филиппа Киркорова:

Да, децибелы сотрясают зал.
И вот однажды по такому случаю
Шевчук, не удержался и сказал
В прямом эфире: «Тьфу, попса вонючая!».

Угасающей звезде Филиппа Киркорова:

Он мог вполне затмить потом Алсу,
И ты в зените долго бы парила.
Твое сиянье грело бы попсу,
Но... Филе рот соседка не закрыла.

Максиму Галкину – артисту:

Ему дифирамбы пропеть не жалко.
Готов проорать То, что точно знаю я.
А то я знаю: Максимка Галкин -
- страны национальное достояние
!

Максиму Галкину – артисту:

Живет средь нас Максимка Галкин,
Он все ещё пока не Алкин.

Ефиму Шифрину – артисту:

Пусть голос Фимы жидковат немного,
И шуточки у Фимы плосковаты,
И, как артист, стоит он не за богом,
Но все же после Райкина он - пятый.

Андрею Данилко - артисту:

Как воспарил умелец – самоучка!
И, что с артистом сотворил талант!
На блузку смотришь: вроде бы Сердючка.
А в плавки... О-о-о! Да у тебя гигант!

Леониду Ярмольнику – артисту:

Его творенье, люди, сохраните,
Чтоб жил, запечатлённый на века,
И в памяти, и в бронзе на граните
Распластанный цыпленок табака.

Яну Арлазорову – артисту:

Отбросив прочее на миг,
Я лишь одно скажу: МУЖИК!

«Кривозеркальцу»: Евгению Петросяну с супругой:

На пульте кнопки нажимай подряд,
Одно лишь видишь зрелище с картинками:
Эстрадный и семейный их подряд
Глаза мозолит пошлыми ужимками.

Елене Степаненко – артистке эстрады:

Приличные, скажу, у Лены ножки,
И в ручках тоже чувствуется сила.
Чего же не пошла мести дорожки?
Ведь сколько б пользы людям приносила!

Плоскому юмору эстрадника Евгения Петросяна:

Пошлятиною душу не согреешь!
Я к Петросяну как на крыльях мчусь
И спрашиваю: «Мальчик, ты умеешь?».
А он ответил: «Нет! Ещё учусь».

Плоскому юмору эстрадника Евгения Петросяна:

Не вызовет тупая шутка пыл -
Давно глаголет истина нагая.
И то, каким конец артиста был,
Конечно же, узнает дорогая.

Владимиру Винокуру – артисту эстрады:

Способен рассмешить он даже кур.
Его зовут Володя Винокур.

Елене Воробей – артистке:

Достоинства её перечислять,
Возьмётесь, и... у вас не хватит пальцев.
На сцене хороша! И ей подстать
Весь в бакенбардах стройный Юра Гальцев.

Михаилу Задорнову - сатирику:

Такого не осилили новаторы,
А Миша это запросто решает.
Он смехом зал искусно заряжает.
А в зале... лишь одни аккумуляторы.

Ряженым из ОСП-студии, оккупировавшим телеканал СТС:

Кривлянье их - то по дрова, то в лес
И нашего им времени не жалко.
Как чирей появились в СТС
И не прогонишь их оттуда палкой.

Дмитрию Нагиеву – артисту:

Завидя Диму, многие девицы
С ним начинают МЫСЛЕННО вальсировать.
А вырвется, сумеют умудриться
Догнать, поймать, раздеть и изнасиловать.

Гоше Куценко – актеру кино и рекламы:

Забота о зубах – у Гоши страсть,
А может и рекламное призвание.
Но стоит лишь в кино ему попасть,
То снова видим... зубовыбивание.

Михаилу Боярскому – артисту:

Всё тяжелей в седле ему держаться,
Размахивая шпагой на скаку.
Но черт-гасконец прёт из ленинградца,
И вновь кричит судьбе: «Мерси боку!».

Александру Абдулову - артисту:

Рекорды Саши рейтинги побили,
Но он вознесся фразою крылатой,
что ныне весь экран заполонили
Бездарности с высокою зарплатой
.

Людмиле Гурченко – актрисе:

Поет и в вальсе кружится беспечном,
Ни капельки, не думая... о вечном.

Льву Лещенко – певцу:

Когда на сцене Лева входит в раж,
Плевал он и на годы, и на стаж.

Юрию Шевчуку – лидеру группы ДДТ*:

Как надо жить? Давай у Юры спросим,
Хоть многих его мнение нервирует.
В душе у барда не наступит осень!
И даже дуст её не гарантирует.

   * - ДДТ (дихлордифенилтрихлорметилметан) – инсектицид (дуст разг.).

Андрею Макаревичу – певцу и дайверу:

Талантище в нем был уже с пелёнок,
И бесподобны все его программы.
А где-то подрастает акулёнок
И чистит зубы по совету мамы.

Александру Буйнову - попсовому певцу:

Костюмчик, туфли, ноги, две руки,
Макетомикрофон, скакать манера,
Улыбки, свет, ужимки и прыжки,
Прическа, макияж, Буйнов, «фанера».

Коллекции концертных костюмов Александра Буйнова:

Гепюр, шифон, шелка и все дела
Нарядны, ярки, смотрятся, красиво.
На «Кристи» бы она уйти могла,
Я думаю, вполне... за пару пива.

Олегу Газманову – попсовому певцу:

Ну, так случилось: он – не Гулливер!
Зато по сцене прыгает задорно.
И хотя сделан он в СССР,
Увы, работа сделана топорно.

Репертуару Олега Газманова:

Был есаул, морячка с моряком,
Колокола, дни ясные там были.
И будет ещё многое потом,
Поскольку рот Олежке не закрыли.

Ларисе Долиной - певице:

Неправда - то, что Долина рябая.
Неправда, что у Лоры вес большой.
А, правда, то, что если заспивает,
Поёт она и телом, и душой!

Валерии – певице:

Короткая песенка сложена:
Пригожа она и... Пригожина.

Валерию Леонтьеву – певцу:

- Вань, вон певцы. На «Фабрике» нашлёпаны.
- А это, Зин, «народный» индивид.
- Как вертятся, подрагивая попами.
- И все бегут, бегут, бегут, А ОН ГОРИТ!

Борису Моисееву – попсовому певцу:

Причудливы природы фуэте,
И, глядя на движения проказницы,
Вдруг видим Борю в платье с декольте
Огромнейшим... в районе голой задницы.

Поп-группе «Иванушки Интернейшл»:

Иваны – дураки! Все это знают.
Теперь вот прыгай, в микрофон кричи.
А, что народ? Он недоумевает:
Чего им не сиделось на печи?

Певцу по кличке «Витас»:

Когда на сцене Витас выступает,
Я не могу врубиться, хоть убей.
Расставит ноги – вроде Магомаев,
А засвистит – Разбойник-Соловей.

Валерию Меладзе и группе «Виагра»:

Они вокруг, как три царицы ночи.
А он уж еле языком ворочает...

Танцору Тарзану:

Носки и плавки от «Арктура»
И к ним ещё Наташа - ...

Украинскому «нашествию» на российскую эстраду:

Сердючка, Королёва Натали,
Ротару Софа утром, днём и вечером.
Девицы знают: где они прошли,
Там Долиной с Лолитой делать нечего.



Александр ПОСУДИН

Закрыть