ЧЕМПИОНСКАЯ РЕАКЦИЯ

Друзья мои охотники!
 

На ту августовскую охоту в этом году наша охотничья компания подалась на Вологодчину. Рванули мы за семьсот километров в то же самое место, где весной удалось вовсю отвести душу на гусях и селезнях.

Увы, нашим радужным мечтаниям и ожиданиям не суждено было сбыться. Уровень воды в Рыбинском водохранилище упал более чем на три метра, и там, где раньше егерь вез нас и нашу поклажу на катере, теперь каждому пришлось тащиться пешком по болоту, что называется, с полной выкладкой, включая две-три сотни любовно снаряженных лома патронов.

Заниматься охотой на водоплавающих не имело смысла, поскольку все, где можно было плавать, в округе пересохло. Мы обратили было свои взоры и надежды на боровую дичь, но и здесь нас ждало разочарование.

Погода была просто удивительной, в том смысле, что днем жара доходила до 30 градусов.

Куры в деревне, где стоял наш охотничий дом, вороны и даже ласточки - все ходили или сидели с раскрытыми от жары клювами. Рябчик по каким-то ему одному известным соображениям идти на манок отказывался категорически. Белые куропатки и тетерева от такой жары и зноя тоже куда-то поголовно попрятались. Словом, охотиться было не на кого, за исключением разве что злющих и пребольно кусающихся осенних мух, в изобилии водившихся внутри нашего охотничьего домика. Выходило, что двум-трем сотням любовно снаряженных патронов, покоившихся в рюкзаках каждого из членов нашей команды, предстояло проделать обратный марш-бросок «на горбу» хозяина нераспакованными.

Но поскольку путевки были взяты аж на полторы недели, съестных припасов было тоже много и время надо было как-то убивать, то компания наша разделилась, что называется, по интересам.

Кто-то успешно осваивал профессию комбайнера на соседнем клюквенном болоте, позаимствовав эту технику у местных женщин.

Кто-то, памятуя о прошлогоднем изобилии, рыскал по окрестному лесу, тщетно пытаясь обнаружить в такую сушь грибные россыпи.

Кто-то, несмотря на проблему, уделял часть своего свободного времени «особенностям» национальной охоты. А проблема была в том, что магазин, где можно было купить «особенности», находился в девяти километрах от нашей деревни, пять (!) из которых приходилось идти по болоту.

Ну, а в оставшееся от вышеупомянутых занятий время компания наша пережидала жару, лежа на кроватях в охотничьем домике и слушая рассказы Чемпиона.

Появился он в нашей охотничьей команде случайно, заменив внезапно заболевшего завсегдатая. Это был плотный, очень интеллигентный старикан, который, несмотря на свои без малого семьдесят лет, был бодр, подвижен и словоохотлив. Выдающийся в прошлом стендовик, обладатель всех мыслимых и немыслимых чемпионских званий, наград и рекордов, на поверку оказался, во-первых, действительно потрясающим стрелком, а во-вторых, остроумным и великолепным рассказчиком.

Что касается «во-первых», то мы, конечно, не устояли перед искушением проверить, а каково оно в действительности чемпионское мастерство? Правда, предложение вдарить по подброшенной вверх пластиковой бутылке, на четверть наполненной водой, было отвергнуто Чемпионом с презрением. Взамен им было велено соорудить (и самим опробовать) довольно необычную мишень. К горлышку упомянутой бутылки было приказано привязать полуметровый кусок бечевки, а к другому ее концу - полуметровую палку. Далее следовало взять это сооружение за конец палки, хорошенько раскрутить и бросить вперед и вверх. В итоге в полете бутылка описывала ну совершенно дикую, немыслимую траекторию. Лучший стрелок в нашей команде при первом моем броске вообще не выстрелил, сумев изобразить лишь «рыскание» стволом пятизарядки. При повторном броске она грохнула три раза и... ни одной дробины в мишени! А уж в мастерстве Президента (он был действительно Президентом Московского сафари-клуба) сомнений ни у кого из нас никогда не возникало.

Помнится, весной, когда на гусином пролете мы расстреляли всю крупную дробь, Президент на глазах у почтенной публики хладнокровно подпустил очень низко летящую гусиную стаю и в упор пятью выстрелами траншейной семерки свалил на землю пять гуменников. Увы, «чемпионская» мишень ему не покорилась!

Чемпиону же я намеренно бросил мишень не угонную, а боковую, к тому же она провихляла в каких-то восьми метрах от стрелка. Стукнула президентская пятизарядка (для чистоты эксперимента стреляли из одного ружья), и... из бутылки полетели брызги воды. Попал!!! Но это было еже не все. Когда я принес мишень зрителям, челюсти последних отвалились, как по команде. Чемпион умудрился вогнать заряд семерки точно в середину (!!!) бутылки, свидетельством чему были здоровенная дыра в ней и пыж-концентратор, оказавшийся внутри. Мы невольно зааплодировали...

Что же касается: «во-вторых», то, согласитесь, заполучить в компанию такого собеседника и в столице было бы не слабо, а уж в вологодской глуши да еще в нашей ситуации это было, как дар божий. Поэтому мы представляли, в свою очередь, благодарную и внимательную аудиторию.

В воспоминаниях о своих спортивных подвигах и подвигах Чемпион был сдержан и краток. Львиную же долю его красноречия составляли рассказы о неисчислимых победах на любовном фронте. Из этих рассказов следовало, что число разбитых Чемпионом за полвека женских сердец было, чуть ли не одного порядка с числом разбитых им из МЦ-8 за это время тарелочек.

А какие это были романы! Чего стоил хотя бы один его рассказ о случае на республиканских сборах, когда её Величество – страсть бросила в объятья друг другу стендового стрелка и … огромную девицу - метательницу ядра. В этой схватке, по словам Чемпиона, он почему-то постоянно оказывался на лопатках, хотя его невинная соперница-партнерша до этого никогда в жизни ни греко-римской борьбой, ни сексом не занималась. Один из лежащих охотников, конечно же, не выдержал и спросил Чемпиона о том, как он себя при этом чувствовал? Ответ нас потряс: как скрипка в футляре от контрабаса!

Обмолвившись как-то о своем «оружии» (не об МЦ-8) ,позволившем ему добиться столь выдающихся результатов и практически посрамить Казанову, Чемпион невесело пошутил, что вот, мол, в молодости оно было многозарядным автоматом, а теперь, к семидесяти, сгало напоминать скорее одноствольную курковку, которая, того и гляди, вот-вот начнет давать осечки.

Один из лежащих охотников опять не выдержал и спросил Чемпиона: «А что, Олег Сергеевич, корень женьшеня в таких случаях помогает или нет?». Наш Чемпион наверняка не стал бы чемпионом, не обладай он столь феноменальной реакцией. Ехидный вопрос еще висел в воздухе, когда быстрее, чем команда «Дай», последовал мгновенный ответ. «Конечно, помогает, - ответил Чемпион, - ... если привязать!!!»

Александр ПОСУДИН

Закрыть