НЕ ХОДИТЕ, ДЯДИ, В АФРИКУ ГУЛЯТЬ!

Друзья мои охотники!
 

Человек, рассказ которого я предлагаю вашему вниманию, в определенном смысле просто уникален! Он - охотник, причем, не просто охотник, а, что называется, охотник милостью Божьей. Он большой любитель и знаток охотничьего оружия. Он великолепный знаток природы и повадок дичи. По шукшинскому выражению, "стрелок он редкий". Из пяти подброшенных вверх бутылок (пластиковых, на треть наполненных водой) минимум в три (!) он гарантированно попадает. Не спешите снисходительно улыбаться, поскольку процедуру эту он проделывает с карабином "Блазер" R93 в руках. Он - умница. Он - прекрасный, энергичный руководитель большого процветающего московского предприятия. Он - замечательный и остроумный рассказчик. Кроме этого, он человек, на мой взгляд, откровенно презирающий заезженные пути и методы решения, стоящих перед ним проблем. Последние решаются им исключительно легко, необычно, нестандартно и, знаете ли, практически всегда с потрясающей воображение эффективностью. Не верите? Вот вам хотя бы такой пример...

Красотку эту он зорким охотничьим взглядом мгновенно выделил из всех пассажирок самолета. Конечно, высокую (на голову выше него), красивую блондинку с дивной фигурой и безупречными длинными ногами невозможно было не заметить. Но, учтите, директор и его главный инженер, летели в Красноярск договариваться о поставках алюминия. И к этому моменту они (а самолет до Красноярска, знаете ли, летит долго) практически опустошили буфет лайнера, не оставив в нем другим пассажирам почти ничего из того, что могло бы именоваться спиртным.

Так вот, за первым взглядом последовало предложение руки и сердца! И в ответ - недоуменный и негодующий взгляд. Как вы думаете, что было дальше?

Когда лайнер приземлился, директор сразу куда-то пропал. Неожиданно к толпе, стоявшей у самолета, на бешеной скорости подлетела "скорая помощь", из которой вышел... наш директор. Обведя взором притихшую и слегка обалдевшую толпу, он направился к блондинке.

- Что, убежать от меня вздумала? - такой вопрос прозвучал в наступившей тишине. А поскольку немедленного ответа не последовало, блондинка (его будущая жена) была довольно бесцеремонно запихнута в "скорую", которая скрылась из глаз изумленных пассажиров так же быстро, как и приехала.

Вот какой это человек! И я благодарен судьбе, по воле которой нам было суждено однажды встретиться.

В прошлом году он первый раз в жизни съездил в Африку на сафари. Его рассказ об этой поездке потряс меня настолько, что я вскоре заявился с диктофоном в его кабинет и... уговорил хозяина повторить свой рассказ.

Итак...

Я. - Михаил Викторович, до того, как вспомнить об Африке, скажите, каков ваш охотничий стаж?

М.В. - С детства, с десяти лет. Сначала, конечно, была воздушка. Затем ходил с ружьем вместе с отцом, а потом уже сам.

Я. - А с нарезным карабином?

М.В. - С карабином лет шесть.

Я. - На нашу охотничью фауну вы, наверное, на всю переохотились?

М.В. - Ну, на всю - это, конечно, невозможно, но на крупных копытных, безусловно, на всех. И на медведя.

Я. - А что послужило причиной, своего рода толчком для того, чтобы собраться и поехать на сафари, на Черный континент?

М.В. - Я бы сказал так - в этом виноваты мои друзья.

Я. - Ваша охотничья команда?

М.В. - Нет, это не моя охотничья команда, а мои друзья. Хотя, это тоже, в общем, охотничья команда, и я с ними иногда езжу на охоту. Но охотники они менее опытные, чем я. Это они меня сманили на сафари, а не я их. А сейчас такие времена... Словом, если есть средства, то они позволяют сделать это. Многим стали доступны туристические поездки. Наверное, неопытным ребятам захотелось испытать что-то такое... И они меня заманили.

Я. - Когда Вы приняли решение поехать, то у Вас естественно были какие-то надежды, ожидания. Они оправдались?

М.В. - Когда я решил, что поеду, для меня самого это было несколько неожиданно. Я про Африку ничего практически не знал. Это была моя первая поездка. Я то, конечно, понимал, что это будет серьезная охота. А вот мои друзья - они, как бы это сказать, резкие очень, и решили, что сразу едем на "Большую пятерку"!

Я. - Да ну!

М.В. - Да, в полном составе поедем и перебьем всех, даже глазом не моргнем. Но, когда я дал твердое согласие на поездку, то, естественно, срочно стал читать всю имевшуюся по этому случаю литературу (в том числе Хохлова).

Я. - То есть, прошли своеобразный африканский охотминимум?

М.В. - Да. У Хохлова книга достаточно серьезная. Отчасти, по ней можно подготовиться, но она, все-таки, книга рекламного характера. Она описывает, в основном, красочные стороны. Там есть моменты, как подготовиться, какой должна быть экипировка, в какое время лучше поехать для охотника. Но в книге не описаны те трудности, которых в Африке просто не избежать.

Я. - Да и зачем президенту сафари-фирмы описывать эти трудности и пугать своих будущих клиентов?

М.В. - Я знаком с ним лично. Он подарил мне свою книгу "Африка с нами" на последней выставке "Охота и рыболовство на Руси". Я тогда ему и сказал, что собираюсь поехать в Африку. Кстати, мои друзья там уже были. Правда, всего четыре дня и охота их носила характер "плей-гейм" (запланированной игры). Это было в ЮАР. Стреляли они из джипа, и в основном, по антилопам. И это им, естественно, показалось таким легким делом...
А я был совершенно уверен, что охота на "пятерку" носит совершенно другой характер. Поэтому сам старался подготовиться, как мог. Я должен сказать, что об Африке литературы, к сожалению, очень мало. И только когда я приехал туда, то увидел там книги, которые рассказывают обо всем, вплоть до анатомии животных.

Я. - Профессиональные книги?

М.В. - Да, там подробно описаны и изображены охотничьи животные, рассказано, как устроен их организм, куда следует стрелять (убойные места), в какой позиции, с какого расстояния и так далее. Такого рода книг, к сожалению, у нас я не видел. Их нужно выпускать обо всех охотничьих животных, прежде всего, наших, чтобы на охотах люди не делали ошибок, чтоб не было несуразиц, чтобы зверя клали на месте, добывали. А не ранили, чтоб он уходил.

Я. - Это называется "гуманный выстрел", чтоб зверь умирал стоя.

М.В. - Да, такие книги очень полезны, и их в России нужно выпускать. Охота африканская это очень серьезное дело, потому что, приезжая в лагерь, ты уже попадаешь на охоту. Она начинается с лагеря. Потому что животные присутствуют непосредственно рядом с лагерем.

Я. - А что такое африканский охотничий лагерь?

М.В. - Я был в трех лагерях. Они приблизительно одного типа. Обычно лагерь ограждается какой-то изгородью. Например, в одном лагере с одной стороны у нас была река, а с трех других сторон его опоясывал забор, сплетенный из ветвей, создающий преграду для животных.

Я. - И для змей?

М.В. - От змей там преграды нет! В центре находится бунгало, блок, где охотники питаются, и огромная гостиная. В одном из лагерей были комфортабельные домики, в основном, на двух человек. В другом лагере стояли палатки. В каждой - душ, теплая вода... Словом, все удобства. Это можно приравнять к гостинице (три-четыре звезды). То есть, совершенно нормальные условия.

Я. - Вы были в Зимбабве?

М.В. - Да, где-то километрах в десяти на север от знаменитого водопада Виктория.

Я. - Михаил Викторович. Вы показывали Ваши охотничьи африканские фото. Сначала на них Вы и Ваши друзья все розовые, веселые, довольные. Потом в глазах и внешнем виде появляется какая-то серьезность. А потом я увидел небритые лица, тоску в глазах...

М.В. - Это была не тоска, а усталость. Я хочу повторить: попадая в лагерь, ты уже попадаешь на охоту. Вечером берешь фонарик, светишь и видишь: прямо за изгородью ходят антилопы. Сверкают зеленые глаза. И даже днем можно увидеть антилоп: импал, ватербоков, бушбоков и так далее. Но там есть правило: вокруг лагеря в диаметре одного километра ни в коем случае не стрелять. Когда первый раз выезжаешь на охоту и встречаешь этих животных рядом с лагерем, то создается впечатление, что их там немеряно. И кажется, что дальше их будет столько, что это... это будет не охота, а черт-те что.
Как осуществляется выезд на охоту? Традиционно, как это описано у Хохлова. Команда – четыре человека: профессиональный охотник, черный проводник...

Я. - А профессиональный охотник – он белый?

М.В. - Они, в основном, белые, но сейчас начинают появляться и черные профессиональные охотники. Но, как правило, это выходцы из Европы. Я лично видел там черного профессионального охотника. Но он, в общем-то, уроженец Германии. Очень грамотный, очень эрудированный. А так, прежде всего, белые. Это очень почетная профессия - "хантер" - и в Африке она является достаточно высокооплачиваемой. Получить диплом "хантера" очень тяжело, поскольку обучение продолжается около шести лет. И те, кто оканчивают эту школу, сдают множество экзаменов - и теоретических, и практических. Причем, практические - непосредственно на охотах, покупая лицензии на свои кровные. Охота проводится под наблюдением, и только если все проходит успешно, курсант получает разрешение на проведение охот на определенного зверя. Первый этап допусков – это охота на антилоп. Впоследствии, после того, как они самостоятельно добудут не менее трех слонов, их допускают к организации слоновьей охоты. То есть, там существует достаточно жесткая система обучения и отбора, через которую случайные люди просто не проходят. Экзамены очень тяжелые. Практически, ты должен взять след зверя, выследить его, подойти к нему на дистанцию верного выстрела и добыть его.

Я. - Вот Вы охотились конкретно на "пятерку"?

М.В. - Да, именно так. На джипе доезжаешь только до района охоты, а там встаешь на ножки и - пошел по следу. На джипе сначала просто ищешь след, за который можно "зацепиться" и начать охоту. Иногда это бывает свежий след, а иногда ориентируешься на слова местных жителей, где-то видевших зверя. Именно по второму варианту я добыл своего буффало. Именно так мы добыли слона.

Я. – А, сколько дней Вы выслеживали буффало?

М.В. - Я вернусь к началу охоты, к первому дню. Этот первый опыт был успешным. Вообще-то, этот день проходит как ознакомительный, чтобы познакомиться с природой, осмотреть местность и так далее. Мы были там в мае. Это время африканской... зимы. Я думаю, что для европейца это наиболее удачное время, чтобы более-менее перенести жару и все такое прочее. Одно из неплохих времен...

Я. - А в другие месяцы, выходит, еще более жесткий климат?

М.В. - Я в другое время не был, но думаю, что более жесткий. Зимой там, около 36 в тени (нормально, да?), а на солнце около 43. Охота происходит, в основном, под солнцем, потому что после десяти часов от него никуда не спрятаться. Небо – абсолютно безоблачное. Солнышко светит хорошо, и с двенадцати до четырех часов, ну так тяжело... словом, самое пекло. А ты в это время охотишься. Если это касается охоты на слона, то никуда не денешься – ты вынужден за ним пешкодралить. А там еще гористая местность, такая полухолмистая.

Я. - А что, слон влезает на гору?

М.В. - Да не то, чтобы на гору. Я вообще, думаю, что каждый слон там эквилибрист. Они ходят по таким тропам и склонам, что диву дивишься, каким образом такая махина это все делает!

Я. - А как же передачи по "ящику"? Там показывают идеальную равнину, аккуратные деревья, кустарник...

М.В. - Это парки. Национальные парки. И все анималистические съемки делаются именно в них. Мы, кстати, были неподалеку от границы с одним из национальных парков, и видели собственными глазами, как звери, не спеша, там ходят. Слоны, носороги... Никто их там не стреляет, не трогает, не обижает. Именно в этих равнинных парках и ведутся такие съемки. Но это совершенно не значит, что животные там вас не тронут, если вы их не трогаете. Поэтому там все время нужно находиться настороже. И в парке, и в лесу...

Я. - Первая Ваша добыча – это антилопы?

М.В. - Да, первой была импала – самая распространенная антилопа. Как это было? Мы ехали на машине в надежде увидеть зверя вприглядку, как говорится, или хотя бы его след. Первое впечатление вначале (точнее ожидание), что зверя будет просто море, потому что, отъезжая от лагеря, мы его видели множество, по крайней мере, три-четыре вида антилоп. А когда подальше от лагеря отъехали, ездили-ездили около полутора или даже двух часов и ни за что не могли "зацепиться". А потом остановились, поставили машину, и пошли вдоль реки пешком, потихонечку. Стали проходить выходы к водопою, и начали наталкиваться на зверя. Встретились в ватербоком, с бородавочником. Но (правильно говорит Хохлов в своей книге) профессиональный "хантер" не станет выставлять охотнику зверя не трофейного, то есть, не имеющего трофейной ценности. Он руководит охотой. Он осматривает любого зверя в бинокль (причем, даже тех, что находятся на небольшом расстоянии), оценивает его, с тем, чтобы дать выстрелить исключительно по трофейному зверю.

Я. - Не для галочки?

М.В. - Никоим образом! Хотя "для галочки" можно бы было выстрелить многократно. Но "хантер" говорит, что один – молодой, у другого – слабые рога и т.д. Это ведь и для него самого - своеобразный престиж. Они, наверное, этим живут. Ведь клиенты передают из уст в уста, с какими "хантерами" они охотились, и с какими трофеями вернулись. Поэтому у них существует своего рода правило: они выставляют только трофейного зверя.
И вот, идя по этой реке, я увидел свой первый трофей – импалу, которая оказалась достаточно хорошей. Она стояла удачно, я произвел один выстрел и сразу ее уложил. Это было счастье, конечно: в первый же день, в жару, когда ты еще не привык, с тебя льет пот рекой, волнение, и вот она – добыча! А потом первое волнение улеглось...

Я. - ... и Вы стали приступать к "пятерке"?

М.В. - Это был первый день охоты. А вечером на базе нас спросили, кто на кого будет охотиться. Распределение произошло, и мы разъехались по четырем лагерям. Команда разбилась по два, по три человека. Я уехал в лагерь "Караибу". Рядом с озером Караибу. Очень хорошее, живописное место - красивое озеро со всеми сопутствующими прелестями: с гиппопотамами, с крокодилами и со всей живностью. И с рыбами. Но рыбы (мы даже ловили ее там один раз) произвели на меня впечатление таких же хищников, как и крокодилы. Огромная пасть полная зубов, и они норовят либо тебя укусить, либо ударить плавником. А плавники у них особые. На них слизь какая-то неприятная. Парализующая! То есть, даже рыбы представляют опасность.

Я. - Так что же выходит, вся живность африканская – опасная?

М.В. - Я бы не сказал - вся! Но, понимаете, все это достаточно неприятно. Например, заходишь в палатку. Специальная суперсовременная палатка. Вроде, закрывается отовсюду. И вдруг на тебя из твоего ботинка бросается какой-то огромный паук. Ты не знаешь ни его названия, ни его опасности, и начинаешь лихорадочно от него уворачиваться... Или сидит там огромная жаба африканская. Или бегает куча каких-то ящериц. Или, например, спишь, и вдруг слышишь во сне: кто-то хрумкает рядом. Ну, кто это может быть? Потихонечку просыпаешься, встаешь, смотришь. А это антилопы едят траву прямо в лагере. На территории лагеря трава роскошная, поскольку поливается каждый день.

Я. - То есть, не опаленная солнцем, как в саванне?

М.В. - Да, она очень сочная. А им не надо и газонокосилки покупать, поскольку антилопы те своими зубами очень тщательно ее подстригают.

Я. - Так может, вот и ответ на вопрос, почему вокруг лагеря численность травоядных копытных столь высока?

М.В. - Возможно, хотя, я думаю, все-таки из-за того, что их там меньше беспокоят. Поэтому и слышно их присутствие. А то вдруг слышишь крики душераздирающие. Это кричит гиена или... какой-нибудь ватербок, которого прихватили гиены, или еще что-нибудь. А всего неприятнее, когда слышишь рев льва, который раздается (я этим специально интересовался у "хантеров") километров на десять!!!

Я. - А что, такая слышимость в Африке или такой громкий рев?

М.В. - Такой громкий рев! Просто, когда он ревет, как бы это сказать... впечатление не очень приятное. Таким образом, он показывает и очерчивает ареал своего обитания. Это как бы его зона.

Я. - А вот из "пятерки" Вы все реализовали?

М.В. - Нет, это невозможно сделать!

Я. - Почему?

М.В. - За одно африканское сафари (а оно должно продолжаться, на мой взгляд, около двух недель) реализовать охоту по максимуму просто невозможно. За эти две недели вы возьмете ряд трофейных антилоп (кстати, я настоятельно советую начинающим начать именно с антилоп). Не надо сразу кидаться на "большую пятерку", а надо сначала понять, что это такое – африканская охота. Этого будет достаточно. Ведь и антилопы агрессивны, понимаете! Особенно такие крупные, как куду или сейбл.

Я. - А в чем это выражается?

М.В. - Я просто своими глазами видел, как атакует сейбл, раненый охотником. Вот и все! Раненый сейбл атаковал нашего друга. И, не вмешайся страхующий... Слава Богу, все закончилось благополучно. А рога-то у него, сами знаете какие! И достаточно неприятно, когда такая крупная антилопа стремительно летит на тебя. И вообще они - мощные, сильные, крепкие. Кстати, африканские животные на порядок крепче российских животных. Они более живучи, они более крепки на рану и надо очень здорово стрелять, причем, исключительно по убойному месту.

Я. - То есть, достойная стрелковая подготовка охотника для африканского сафари обязательна?

М.В. - Только так, иначе это будет не охота, а мучение. Вы будете тратить деньги, потому что, если вы "дали кровь", а животное не добрали, деньги вы платите в любом случае. Один из членов команды - это государственный чиновник, который следит за проведением охоты. Он обязательно присутствует в каждой команде, поэтому... за вами следит глаз государства.

Я. - Это разумно.

М.В. - Безусловно, разумно, потому что, когда зверь раненый уходит, его все равно доберут хищники, где бы он ни находился.

Я. - Так из "пятерки" кто был реализован?

М.В. - Из "пятерки" у меня был реализован только буффало. Почему?
Первое: когда меня спросили, на кого я буду охотиться, я изъявил желание охотиться на буффало, а потом на льва. Поэтому я и попал в лагерь "Караибу", чтобы охотиться на буффало. В этот лагерь мы летели на маленьком самолете где-то 350 километров. Летели чуть больше часа. Сразу по прилету покушали и... пошли на охоту. Там не медлят с этим делом. Первая охота – ознакомительная. То есть, меня водили по местности, чтобы я понял, что это за местность. Так вот, за этот первый день охоты я не видел ни одного животного, кроме маленького крокодила. Я шел за "хантером", понимая, что он меня просто водит по территории будущей охоты, чтобы я понял, что это за местность и к чему я завтра должен быть готов. А это местность холмисто-гористая. Камни. Постоянные спуски и подъемы.

Я. - Что, физическая подготовка, выходит, тоже должна быть на высоте?

М.В. - Не просто должна быть, а обязательно должна быть! В тот день мы прошли не менее семи километров: камни, лес, спуск – подъем, спуск – подъем. И мне хватило на жаре этих семи километров с лихвой. А дальше распорядок дня такой: приехали, ужин в районе восьми-девяти часов, и спать. Подъем в пять часов. Легкий завтрак: чай и сэндвичи. Берете с собой холодильник, емкости с водой и на машине следуете до места. На дорогу, чтобы добраться до нужного места, у нас уходило полтора-два часа. Это на машине. А далее... весь день пешком.

Я. - А продолжительность дневной охоты?

М.В. - Где-то в шесть мы выезжали. В половине восьмого мы были на месте. И дотемна, то есть где-то до шести вечера. Около шести начинает темнеть, причем темнота приходит внезапно, быстро. В шесть уже совершенно темно. Поэтому охотятся только по светлому, и "хантер" выводит команду из леса до темноты.

Я. - То есть, в джип садитесь засветло?

М.В. - Безусловно! Мы один раз попали при охоте на буффало минут на сорок в темный лес. Я бы больше никогда не хотел там оказаться! До чего же неприятно находиться в ночном лесу, потому что постоянно раздаются какие-то шорохи... Слышишь все, что угодно. Вот, к примеру, ватербок. Он так закричал, что я подумал, что это лев. Как хищник заорал из-за кустов. А он, оказывается, испугавшись нас, подал такой голос. В этот момент все отпрыгивают - и "хантер", и охотники - от этого места и наставляют туда оружие. А я еще ерзаю ногами. Мне говорят: "Не ерзай!... Не шевелись!" Это нужно, оказывается, для того, чтобы "хантер" понял, что там за животное находится рядом. Потом он говорит: "Ватербок", и все облегченно вздыхают. А все ночью ужасно боятся слонов. Наткнуться ночью на слона – это очень неприятная вещь. Особенно если попадется самка, так называемая "фимейл". Исключительно агрессивные создания! Нападают без причины! Увидев вас, что вы движетесь, они могут напасть незамедлительно.

Я. - И даже ружье в ваших руках их не останавливает?

М.В. - Для них нет препятствий! Они понимают, что это их территория, а вы им мешаете жить. "Фимейл" даже на машину кидались. Вот идет мимо машина, а самка тут же начинает трубить. Издает такие противно-протяжные вопли и идет на вас в атаку.

Я. - А "хантер" при этом находится рядом?

М.В. - Да, "хантер" сидит с охотником. В принципе "хантер" не может гарантировать вашей жизни. Там никто вашу жизнь не гарантирует!!! Он страхует вас. Он не должен позволить этому случиться. Но это же охота. Это же серьезные животные. И с любым из вас в любой момент может случиться все, что угодно. Всего ведь предугадать невозможно. Словом, африканская охота - это охота конкретно опасная для жизни! А в особенности на "большую пятерку". Я еще раз повторю: кто собрался ехать туда развлекаться - лучше не ездить! Это далеко не игрушки! "большая пятерка" - это очень серьезная подготовка, и надо быть действительно охотником, чтобы иметь опыт охоты на медведя или хотя бы кабана (с подхода), чтобы у вас были крепкие нервы и какой-то опыт охотничий. Потому что непонимание этой опасности приведет к трагедии.

Я. - Печальным результат будет в обоих случаях?

М.В. - Результат будет трагический. Особенно ответственно нужно относиться к выстрелу. После выстрела, звери из "большой пятерки" практически атакуют все!!! А некоторые до выстрела атакуют. Лев атакует, к примеру, в любой момент! Понимаете,.. лев атакует просто так, без видимой причины.

Я. - А когда ты сидишь в машине, лев не атакует? Он спокоен и равнодушен?

М.В. - Нет! Есть две большие разницы. Когда ты сидишь в машине, лев воспринимает тебя, как единое целое с ней. Но стоит отойти от машины на метр - лев атакует. Когда он видит большую машину, он понимает, что это нечто... больше его, это - непонятный ему предмет, достаточно серьезный. И он не знает, сможет ли он справиться с этим предметом или нет? Но, то, что лев не боится ничего - это абсолютно точно! Он просто с презрением смотрит на любой вид опасности. У него ни один мускул не дрогнет, и он без раздумья атакует, как только охотник позволит себе какую-нибудь оплошность.

Я. - Так что - отошли от машины, а он уже к вам бежит?

М.В. - Он уже нападает! Однозначно. Причем, настолько быстро... Как говорили "хантеры", у вас есть на раздумье (если лев от вас находится на расстоянии ста метров) три секунды, и через три секунды вы у него в когтях. То есть, атака льва абсолютно молниеносна! Леопард тоже атакует. А буффало... Да, что говорить, буффало есть буффало! Сначала он уходит. До выстрела он обычно не атакует. Животное очень осторожное. Причем, обладающее всеми, так сказать, достоинствами: отличное обоняние, хорошее зрение, отменный слух. То есть, он сначала пытается уйти от человека, чтобы не встречаться с ним. Из "большой пятерки" это животное очень осторожное и подойти, подобраться к нему просто тяжело. Особенно это непросто сделать, когда они в стаде. Тебе же надо выбрать хорошего быка, а тут начинается... молодые быки, "фимейлы" - женские особи.

Я. - И все стадо мгновенно убегает...

М.В. - Более того (я удивился, когда "хантеры" мне об этом сказали), оказывается, нельзя смотреть глаза в глаза! Ни в коем случае! Опускай глаза, закрывай их кепкой, стой и не двигайся - тогда буффало тебя не заметит. А глаза увидит - он уходит. Вот, видите, даже какая странность, о которой ты и не знаешь, а все это имеет значение. Там не бывает мелочей!

Я. - Это только буффало касается?

М.В. - Касается только буффало. К слону подойти гораздо проще. Я участвовал в этой охоте, поскольку страховал своего товарища.

Я. - Вы слона издалека заметили? Такое ведь громадное сооружение...

М.В. - Как это ни покажется странным, но его в лесу очень трудно заметить. В буше этот цвет серый - он соответствует общему фону. Животные ведь тоже приспособлены для этого. Вообще, в начале охоты я очень плохо видел животных в этом лесу. Первые два дня я практически ничего не видел. Через три-четыре дня охоты я стал их лучше видеть. То есть, там надо очень-очень внимательно присматриваться. А вот слона при таких размерах, представляете, вы сможете увидеть только на расстоянии тридцати-сорока метров. Не видно его в лесу вообще! Это кошмар какой-то! В бинокль рассматриваешь - не видишь. "Хантер" видит, конечно. Он говорит, мол, вон там стоит, вон за теми кустами,.. а ты его не видишь. Кошмар какой-то! такая громадина - и незаметен.

Я. - Так значит, и буйвол был взят, и слон был взят?

М.В. - С буйволом я намучался так, что мало мне не показалось! Три с половиной дня по горам, по пересеченной местности! Три с половиной дня! В последний день мы шли настолько измочаленные, что... Получилось ведь как? Сначала мы вообще не могли найти следа. Понимаете, просто след не попадался. Огромные пространства. Миграция зверя возможна. В связи с жарким климатом буффало к обеду... Вообще, они спят с девяти до трех, как "хантеры" говорят, они в это время любят отдыхать. До девяти они пасутся, потом выбирают место ближе к реке или у самой реки в кустарнике. То есть, они располагаются в тени от этого кустарника. Представляете, в кустарнике, в тени его, буффало в каких-то двухстах метров в бинокль находишь с трудом. Видишь, в конце концов, одного-двух (допустим, случайно кто-то хвост выставил), а их там оказывается сотни! И то надо опыт иметь, чтобы зверя видеть. Я вначале ничего не мог рассмотреть, хотя хантер показывал: да вот же, вот... Потом начинаешь во все глаза, внимательней присматриваться, и понимаешь, что это не сучок, а какая-то, к примеру, часть тела.

Я. - То есть, глаз навострился к концу охоты.

М.В. - Да, к концу. А в начале что-то там различить было, ну, просто очень трудно.

Я. - А вот, приехавший в Африку на сафари охотник, на кого должен в первую очередь рассчитывать: на "хантера", на черных этих... оруженосцев или?..

М.В. - В первую очередь ты, конечно, должен рассчитывать на самого себя. Они - твои помощники, до конца. До самого конца. "Хантер", конечно, он рядом с тобой. Это его профессия. А вот за черных проводников я вам ничего не могу сказать. При опасности, исчезнут так же быстро, как потом появятся!

Я. - Что, такая у них особенность?

М.В. - Особенность очень интересная. Просто исчезают. "Хантер", конечно, будет стоять рядом, но я говорю: он не может гарантировать вам жизнь. Он будет отстреливаться, будет добивать животное, он не побежит. Знаете, первый закон, о котором говорит приезжающему каждый "хантер": бежать не следует! Ни в коем случае не провоцируйте животное. Убегая, вы провоцируете зверя на погоню. У многих из них не все в порядке со зрением. Они хуже видят, а лучше слышат и обонянием чувствуют человека. И если ты стоишь и не двигаешься в тридцати-сорока метрах от слона, то он может тебя и не увидеть.

Я. - А вдруг нечаянно затопчет, потому что зрение плохое?

М.В. - Может и так... Я к слонихе подходил на тридцать метров. Меня специально подводили к ней, чтобы показать: вот так действительно к ней можно подойти. (Мы тогда охотились на буффало и просто услышали слона рядом). Тихо подошли, посмотрели и так же тихо-тихо отошли назад. Не спеша, чтобы она не видела. "Фимейл" - она очень агрессивная! Увидит вас - может быть нападение. Кстати нападение (не в чистом виде нападение, а демонстрационное) на наших ребят было. Она шла на них, прижимая уши и подгибая хобот. Это стопроцентный признак нападения. Поэтому, еще раз говорю, надо надеяться в первую голову на самого на себя. Бежать там действительно некуда, потому что от любого из этой "пятерки" не убежишь! Вы можете надеяться только на то, что вы его завалите с первого выстрела. Это весьма и весьма желательно, потому что неизвестно, будет ли у вас время на второй выстрел. Если у вас штуцер, то, наверное, будет, а если карабин, то его может и не быть.

Я. - Кстати, об оружии: вы ведь ездили в Африку с "Блазером" R93 калибра 9,3х62?

М.В. - Да.

Я. - А в следующий раз вы с каким оружием поедете?

М.В. - Не менее 416-го!!!

Я. - Однозначно?

М.В. - Однозначно! Потому что 9,3 - слабоват. Он годится для всех видов антилоп. Он хорош для леопарда. И даже для льва он пойдет. Но 9,3 - это слишком маленький калибр для серьезных животных и даже для достаточно больших антилоп, как иланд, куду; дальше слон - естественно, буффало - естественно. И 9,3 не остановит нападающего слона. Когда охотитесь на слона, ваше спасение только в том, что вы сможете его остановить. Остановить его можно только большим калибром! Кстати, при выстреле слон отворачивает от охотника и в этом тоже ваше спасение. Поэтому и говорят: после выстрела не бегите. Надо не бежать, а стрелять!

Я. - А куда стрелять? Что говорят об этом "хантеры"?

М.В. - Вы знаете, я испытал это на себе, потому что взял буффало. Я стрелял в область лопатки. И отдельно хочу сказать о пуле. Надо стрелять только "Солидом". К сожалению, "Солид" у нас не продается. Охотники должны знать, что "Солид" следует покупать за границей и везти его с собой, или покупать на месте.

Я. - А разве есть такая возможность?

М.В. - Такая возможность есть в первый день. Приехав, надо сразу бежать в магазин и покупать. Хотя желательно, конечно, все сразу (и патроны в том числе) привести с собой. Почему надо стрелять именно "Солидом"? Вся охота проходит в буше. Африканский буш - это кустарник, лес. Но тот лес - это не наш лес, высокий густой, а редкий переплетенный, отчасти похожий на старый заброшенный сад. Если там видишь жирафа, то голова его зачастую выше этих самых деревьев. Но, что самое удивительное: в этом буше, как раз и не видно зверей за кустами. Поэтому и нужен "Солид", так как частично приходится стрелять через кусты, чтобы пуля не рикошетила, а "шила" насквозь. К тому же, у слона, скажем, шкура очень толстая. Два сантиметра в некоторых местах. При мне ее снимали. Обалденная шкура! Чтобы пробить такую, нужна сплошная медная пуля. А "Солид" делает чудеса! Я видел, как она слона "шьет". Не навылет, а мы ее нашли под шкурой с другой стороны. По буффало я стрелял "по месту" в область лопатки. Причем, у африканских животных сердце находится не там, где у российских! Вот в чем дело.

Я. - А где? В наших мы стреляем на уровне двух третей от горба.

М.В. - А африканских животных надо стрелять "в коленочку" или даже чуть ниже. Прострелив ему "локтевой сустав", ты только тогда попадаешь ему в сердце. Вот для этого и нужны атласы, где приведена и описана анатомия всех охотничьих животных. Кстати, в каждом охотничьем лагере в Африке такой атлас имеется. Лично я его изучал самым внимательным образом и, собираясь на конкретную охоту, я десять раз заглядывал в него и изучал убойные места зверя в разных позициях, то есть куда стрелять надо. Выстрел в любое другое место - просто не убойный и это опасно для твоей жизни. Вот буффало я стрелял со 120 метров, и хорошо было то, что он стоял на открытой местности.

Я. - И вы хорошо прицелились?

М.В. - Я хорошо прицелился, стрелял, но все равно я был уставший очень. Меня и спасло то, что я был очень уставший. У меня была одна мысль: чтоб быстрее это все кончилось, поэтому я целился совершенно хладнокровно, и я хорошо попал. Он прошел не более пятидесяти метров и завалился. Я сделал еще два контрольных выстрела. Мне на четвертый день охоты было уже как-то не до эмоций.

Я. - Михаил Викторович, а вот помимо тех страшных вещей, о которых Вы рассказали, какие еще есть опасности в Африке?

М.В. - Я говорил уже, что очень опасна охота на слона. Она как бы и проста с одной стороны, потому что к зверю можно легко подойти. И достаточно просто стрелять по сердцу. И если хороший калибр (скажем 375 и выше) и стрелять "Солидом" по сердцу, то эффективность очень высокая. Сердце у слона ведь очень большое. А опасность заключается в том, что когда ты находишь слона, то не знаешь, сколько их там, в этом буше? Это опасность реальная и конкретная. Нам о слонах рассказали местные жители. Мы взяли след. Идем, идем, идем и вот уже чувствуем - где-то они рядом. А сколько их? По нашим предположениям должно было быть два. Мы еще не видели их, но чувствовали, что вот они где-то не далее пятидесяти метров. Мы их слышим, как они чавкают, ветки ломают, но не видим. Далее "хантер" идет вперед один и смотрит: трофейный это слон или не трофейный. Возвращается и знаками показывает нам, что зверь трофейный. И в то время, когда он это все показывает, какие у него бивни (их объем) у него руки немножечко ходуном ходят, пальцы трясутся. Вы понимаете, как у нас руки должны были ходуном заходить, если "хантер" так волнуется? И мы стреляли слона с двенадцати метров! До него было ровно двенадцать метров. Я стоял справа от напарника, "хантер" слева. После его выстрела, мы, конечно, били уже, куда попало, потому что слон стал разворачиваться. Мы сделали еще по два выстрела. Но выстрел Сашин был удачный, по "месту" (в сердце), и слон, пройдя метров десять, завалился. Но что было дальше самое кошмарное? Вместо двух слонов там их оказалось восемь! Они метрах в восьми пронеслись мимо нас. Это какое-то чудо, что они нас не затоптали!

Я. - Холодком в душе повеяло?

М.В. - Да, вот такая неожиданность. И здесь не помогут ни карабин... ничего!

Я. - А вот муха цеце, малярия, мамба?

М.В. - Малярия конкретно опасна. Есть места, где малярия действительно реальна. Один из трех наших охотников, побывавших на этом сафари, заболел малярией.

Я. - Вылечился?

М.В. - Да, лечился он уже в Москве.

Я. - Михаил Викторович, а прививки вы какие-нибудь до поездки делали?

М.В. - Прививки не проходили никакие, а как бы делали профилактику против малярии. Принимали таблетки за неделю до поездки в Африку, две недели в Африке пили и практически три недели после поездки.

Я. - Этого достаточно?

М.В. - Это не гарантирует, но как бы предотвращает то, что вы заболеете малярией.

Я. - А кроме малярии, какие неприятности?

М.В. - Это... змеи. Вроде и не видишь их на охоте, а они присутствуют. Я должен сказать, что у нас было три, даже четыре столкновения там, на охоте, с такой змеей, как мамба. Надо понимать, что нужны средства защиты: антидоты. Они, кстати, у "хантера" были.

Я. - А человек после укуса мамбы, как себя чувствует? Что его ожидает?

М.В. - Пять часов жизни, не более, если не применить антидот. Спасения от этого укуса нет. Поэтому, волей-неволей ты постоянно думаешь о такой опасности. Я, кстати, сам один раз столкнулся с ней. Я отпрыгнул в сторону от опасности какой-то шуршащей, не видя ее еще. И лишь потом черный проводник сказал мне, что это была мамба. Мы постояли на месте, кидали в это место ветки, но ее больше не увидели.

Я. - А чернокожие ходят босиком?

М.В. - Нет, в тапочках. Два раза с мамбой сталкивались "хантеры". Один "хантер" вообще наступил на мамбу и отпрыгнул в сторону. Ему повезло, поскольку он все же успел отпрыгнуть. Еще одну мамбу другой "хантер", увидев ее, порубил мачете. Они этим мачете расчищают себе дорогу. И когда она появилась перед ним в траве, он просто разрубил ее на куски и этим инцидент был исчерпан. А еще одна мамба днем в лагере заползла к нам в палатку. Нормально, да?

Я. - Замечательно!

М.В. - Поэтому опасность от пресмыкающихся присутствует постоянно! Хохлов хоть и пишет в книге, что практически он их один раз видел, но знаете...

Я. - Лукавит?

М.В. - Безусловно, поскольку я за столь короткое время пребывания видел и слышал их, по крайней мере, четыре раза. Один раз это было со мной и три раза с моими товарищами.

Я. - А что Вы скажете об африканских растениях?

М.В. - Растения - это просто беда, потому что они колючие. Они все с колючками! Идти надо очень осторожно. В Африке нельзя ни на секунду расслабляться! Как расслабился, так сразу получаешь. Я как-то шел, расслабился... Ну, понимаете, тяжело же идти. Жарко, солнце печет. А я задумался о чем-то и... тут же вот такую колючку получил в плечо с ветки. Поэтому там постоянно надо быть настороже: глазами смотреть, ушами слушать, руками щупать. Опять же, растения эти. Ну, все колючие! Даже... трава, и та колючая. Практически травы нет такой нормальной, как у нас в России.

Я. – Значит, босиком не походишь?

М.В. - Да. Я даже в жару предпочитал длинные штаны из плотной материи. Никакие не шорты. И, соответственно, рубаху с длинными рукавами, потому что рукава ведь всегда можно при случае завернуть. И, скажу вам, достаточно нормально себя чувствовал. А головной убор - кепка с козырьком. Все остальное: шляпы и прочее - все это неудобно. А обыкновенная бейсболка - это нормально.

Я. - Боковому зрению не мешает, глаза от солнца защищает.

М.В. - Абсолютно верно. Это самый удобный вариант. Даже когда лазишь по кустарникам, разворачиваешь ее козырьком назад, и она ни за что не цепляется. Словом, самый удобный головной убор для Африки.

Я. - А еще раз в Африку поедете?

М.В. - Обязательно!

Я. - На кого, если не секрет?

М.В. - Я достаточно удачно, в общем, в Африке в первый раз отохотился. Мы же уже начали разбираться с "большой пятеркой". Помните, я говорил, что нереально за столь короткий срок взять более одного животного из "пятерки". И если ты за две недели взял двух животных, то это везение. Буффало и слон за две недели - это вероятный вариант. А попробуйте-ка изобразить какое-то другое сочетание, например, лев вместо слона. Уверяю вас, ничего из этого не получится! Как охотятся на льва? Это большая работа! Это устройство привады. Это отстрел животных для привады, подготовка их на месте засады. Это - днем нужно спать, а ночью сидеть. И нужно иметь терпение, чтобы это все пройти. Поэтому нужно целенаправленно ехать на льва, две недели отдаваться льву и только льву. Тогда у вас будет успех! Вот вы решили поохотиться на леопарда. Значит две недели надо отдаваться леопарду.

Я. - И будет трофей? Или это не гарантированно?

М.В. - Наш товарищ из команды, кстати, как раз охотился на леопарда. Просидел десять ночей - нет трофея! Не появился зверь у привады - и хоть ты тресни. Кстати, в Африке есть такая охота интересная: с собаками на леопарда, которая занимает от силы (если хороший свежий след) час-полтора(!!!). И люди добывают леопарда. Гарантирован трофей!

Я. - А это что, какие-то специальные африканские собаки?

М.В. - Нет, собаки эти, к сожалению, не африканские, а австралийские. Человек из Австралии прилетает в Африку специально со своей сворой. Эта охота стоит где-то в районе двух-двух с половиной тысяч долларов. Понимаете, что это за свора? Но это гарантированная охота. Когда человек устает от бесполезного торчания на засидках, от неудач, то он, наконец, решается на такую охоту и судьба дает ему этот шанс. Конечно, собаки там чуть ли не радиоуправляемые. Каждая имеет свой датчик. Хозяин, естественно, в любую секунду знает местоположение каждой своей собаки. Они у него ценные. Кстати, американцы, находившиеся там, в одно с нами время, именно таким образом взяли леопарда.

Я. - Михаил Викторович, а вот такой еще аспект. Браконьерство. Иногда мы узнаем, что у нас в России случаются иногда даже трагедии в лесу, когда егерь встречает браконьеров и,.. они с ним расправляются. А как дела обстоят в Африке с браконьерством? Оно имеет место?

М.В. - Оно не просто имеет место... Там говорят так: при встрече с браконьером, не раздумывая, стреляйте в него!!! Иначе браконьер выстрелит в вас!

Я. - Вот такое "правило первого выстрела"?

М.В. - Там не обсуждается это правило. Если человек находится в лесу с оружием, и рядом с ним нет "хантера", и нет этой группы из четырех человек - это браконьер! В основном, браконьеры эти охотятся с нашими АКМами. Чьего производства: китайского или египетского - это уже детали, но, в основном, в руках у них "калашниковы".

Я. - А что такое для них группа охотников во главе с "хантером"?

М.В. - А для них это свидетели. Кстати, "хантер" должен их остановить. Это его должностная обязанность: прекратить браконьерство. А прекращение браконьерства против человека с оружием бывает только одно - выстрел на поражение. Они же не остановятся ни перед чем, им ведь не нужны лишние свидетели. Они стреляют, не раздумывая... И сами понимаете, чем чревато такое столкновение с браконьерами. Есть, конечно, другой тип браконьеров - местные жители. Но они браконьерят без оружия - петлями и прочим. Кстати, я сам снимал в лесу несколько таких петель. Повторяю, они без оружия. Они тут же прячутся, бросают мясо, убегают. А страшны именно белые браконьеры, которые свидетелей их занятия никогда в живых не оставляют. Схема известная. Как только их увидели, и их местонахождение стало известным, их сразу же начинают искать. Один из "хантеров", охотившийся до нас с англичанином, как раз оказался в такой ситуации. Они сидели в засидке, когда вышли два браконьера к приваде. Причем, от привады отрезали мясо и ели его сырым. "Хантер" вынужден был стрелять. Одного он ранил, а другой, увы, ушел. Раненого они сдали в полицию.

Я. - Судьба пойманного браконьера незавидна? Там ведь, кажется, довольно суровое законодательство на этот счет?

М.В. - Да, ему, ну очень сильно не повезло!

Я. - А какова зарплата "хантера"?

М.В. - Белый "хантер" зарабатывает в месяц где-то от полутора до двух тысяч долларов. Это очень высокий заработок в Зимбабве! Чтобы вы это поняли, я приведу вам такой факт. После охоты, мы, естественно, отметили ее окончание в ресторане в столице Зимбабве. Так вот, четырнадцать человек сидели там целый вечер. Стол, что называется, ломился. И это удовольствие обошлось нам в шестьдесят три доллара. Теперь вы понимаете, насколько высока в Зимбабве зарплата профессионального "хантера".

Я. - Михаил Викторович, что бы вы посоветовали новичкам, решившим поехать в Африку на сафари?

М.В. - Я бы сказал так. Во-первых: нужно все, что, возможно, прочитать про Африку. Всю литературу, которую вы сможете достать, надо прочитать довольно внимательно. Надо понять одно: вы едете туда не на прогулку! Это абсолютно точно. Это не охота на лося, хотя, как вы знаете, и она в определенный момент, в силу разных обстоятельств может принести неприятности. Охота на крупного кабана тоже иногда небезопасна. Раненый кабан тоже идет на охотника. Но все это, не идет ни в какое сравнение с Африкой! Там порядок опасности (а точнее опасностей) намного выше, потому что животные все крупные, сильные, агрессивные, держат выстрел. И если ты бьешь не по убойному месту, то зверь редко когда уходит, а чаще нападает. Поэтому нужно знать все об этих животных. Максимально знать. Во-вторых, надо знать анатомию животных. Это знание вам пригодится на сто процентов. В-третьих, особое внимание следует обратить на экипировку. Вся она без исключения - обувь, одежда и так далее - все должно быть самым тщательным образом подобрано и подогнано. У вас должно быть минимум 3-4 комплекта одежды, сменной одежды для различной погоды. Дело доходило до того, что ночью температура опускалась до +2С (!).

Я. - Это что же, в Африке такой резкоконтинентальный климат?

М.В. - Да, в одном из лагерей все выглядело именно так: днем до +40С, ночью +2С. И с этой реальностью надо считаться и быть к ней готовым. Вот такой там перепад температур. Поэтому сменная одежда должна быть. В лагерях она стирается. Там все это поставлено нормально. Обувь должна быть достаточно высокой (с высоким берцем). Она, во-первых, надежнее защищает ноги, во-вторых, когда брюки внапуск, нога защищена от всевозможных колючек. Хороши охотничьи гетры, которые тоже напускаются на ботинки. Лучше, когда все уже имеешь с собой. Конечно, все это можно купить в городе, когда прилетаешь в Африку. А когда приезжаешь в охотничий лагерь, там вы все это уже не купишь. Там есть, конечно, в лагерях маленькие магазинчики, но вещи там продают тривиальные, сувениры, в основном. Действительно нормальных охотничьих вещей там мало.

Я. - Оружие брать только крупнокалиберное?

М.В. - Только крупнокалиберноеНе ниже 375-го. Меньшие калибры я брать, просто не советую. Вот, кстати, я еще рекомендую взять с собой гладкостволку. Там очень интересная охота на фазана... африканского. Как же он называется? Гинефал! Их там просто пруд пруди. Это настолько интересная охота, что оттянуться на ней можно, ну, просто от души. Когда тебя эти опасности каждый день давят, надо же как-то передохнуть.

Я. - А что, охота на куриных в Африке не возбраняется?

М.В. - Абсолютно не возбраняется. По сравнению с серьезным трофеем, это очень маленькие деньги стоит. И они на это просто внимания не обращают.
Вот идете, а гинефалов этих - на каждом шагу. Это тот же фазан, только без хвоста и по размерам огромный. Стрелять их - сплошное удовольствие. Если честно говорить, то мы стреляли их из карабинов влет! Но вкусные исключительно!

Я. - Их вам там готовили?

М.В. - Да, готовили под заказ, и мы получили от этого как бы большое двойное удовольствие. Кстати, как оказалось, не всех африканских животных можно есть! И даже далеко не всех антилоп. Вот мы попробовали тех, кого действительно можно есть, и которых мы добывали. Это куду, иланд, импала, буффало. Это мясо мы ели. А все остальное... не совсем рекомендовали нам есть. Даже мясо слона. Я читал в литературе, например, у Хемингуэя, что у слона есть разные шикарные места, но "хантеры" сказали нам: не стоит его есть. Они - профессионалы, они знают, что говорят, хотя из литературы вроде следует, что хобот является, чуть ли не деликатесом.

Я. - Михаил Викторович, если из всего рассказанного вами, правдой является всего одна треть, то все равно, уж слишком суровая получается эта африканская действительность...

М.В. - Уверяю вас, я совершенно... ничего не вру! Я не приукрашиваю события! Почему? Я могу конкретно сказать одно: там, на охоте испытываешь такой... страх. В определенные моменты, понимаете, когда ты должен перебороть чувство опасности. А это чувство тебя не покидает постоянно. Видели ли бы вы реакцию людей, когда мы закончили охоту!

Я. - А кстати, как они начинали отходить от охоты?

М.В. - Они оттягивались! С удовольствием! Они пили виски не просто так, а понимая, что охота закончилась!!! Что они живы!!! Что они здоровы!!! Что охота закончилась!!! Чумовая просто радость была на их лицах оттого, что они просто закончили эту охоту!
Эта охота закончилась, а потом, спустя какое-то время, вдруг осознаешь: тянет тебя назад. Это как зараза! Адреналин соответствующий! Вот потом вдруг и узнаешь: кто-то опять туда на охоту уехал.
Так для чего я это все рассказал? Опасность там конкретная и не надо ей пренебрегать. Всему надо уделить большое внимание: экипировке, оружию... Хотя я должен сказать: если вы не имеете крупного калибра или поедете туда с малым калибром, там вам предоставят нормальный калибр. Практически там это не стоит никаких денег. Получаете оружие. Первым делом пристреливаете его под себя. С этого и начинается ваша африканская охота. Сначала "хантеры" смотрят: кто из вас как стреляет, и пристреляно ли у вас оружие? Это обязательная первая проверка. Я, например, проверял свое оружие и в середине охоты. У меня один случай был. Я стрелял в зебру и попал ниже точки прицеливания сантиметров на десять. Получился подранок. Хорошо, что ранен зверь серьезно был. Но все равно, пришлось гоняться за ним часа полтора. Добрал я его. После этого я вынужден был снова пристреливать оружие. Где-то я, видно, сбил прицел. Если что-то такое случилось, то надо обязательно вовремя поправить, поскольку Африка не прощает таких ошибок!

Я. - Я забыл задать вам один вопрос. А вот, если все-таки случилась трагедия, то существуют ли какие-то компенсации? Существует ли там какая-то система страхования? И если "да", то как она выглядит?

М.В. - Существующая система оценивает вас в тридцать тысяч долларов.

Я. - Их получит семья погибшего?

М.В. - Да.

Я. - Это гарантированно?

М.В. - Да. Хотя, конечно, это малое утешение для вашей семьи. Можно, конечно, застраховаться на другие, гораздо более крупные суммы на условиях западной страховки, но... тут и расходы будут соответствующие. А поскольку вы не имеете никаких вкладов и не платите страхового полиса, ваша жизнь, как приезжего охотника из России, оценивается в 30000 долларов. Это единственное, что вам в Африке гарантируют!
И еще я хочу сказать следующее: если вы едете в Африку и считаете, что "хантер" вам выставит зверя... Он, конечно, должен выставить зверя, это входит в его обязанности. Но все еще зависит от того, как вы ведете себя. Если вы будете вести себя не по охотничьи: подшумите зверя или будете жаловаться на свои проблемы - мол, не могу идти так долго, не могу перетерпеть жару, что трудно ходить по пересеченной местности, то охоты не будет! Я видел там конкретных охотников, которые сворачивались раньше времени и уезжали. И к "хантеру" у них не было никаких претензий. Почему? Он обязан найти зверя и... попытаться подойти к нему. Но если вы не хотите,.. словом, мешаете ему в этом (как охотник вы ведь понимаете, что это такое - подходить к зверю), то из этого может ничего и не получиться. Да, это займет какое-то время. Он выставит вам зверя. А дальше все зависит от вас. Поэтому в контрактах говорится так: лучший метод, когда вы вообще не приезжаете! Это для "хантера", поскольку деньги свои он все равно получит. И не думайте, что Вы будете сидеть на пеньке, а его Вам выставят. Нет! Вам придется потрудиться вместе с "хантером" добросовестно, долго и упорно. Мой друг, к примеру, слона добывал шесть с половиной дней! И это по пятнадцать-двадцать километров в день. Иногда по горам. Представляете, сколько в итоге набирается? И когда я с ним поехал на седьмой день, как страхующий, и нам повезло... Он тогда сказал мне: "Как же я устал ждать этого слона!" И это... чистая правда, если не крик души. Представляете, каждый день вставать в пять, ложиться в десять-одиннадцать, дневная жара, хождение ежедневное по пятнадцать-двадцать километров. Это же все не просто так. Это не охота в загородке. Хотя есть там и варианты охоты в загородках, так называемый запланированный "плей-гейм", когда они ездят на джипах по проселочным дорогам и стреляют животных из джипа. Есть такой вот вид охоты, но он далек от настоящей африканской охоты. С "большой пятеркой" такого не бывает.

Я. - Ну, что? Подводим итог: "Не ходите, дяди, в Африку гулять!" Или нет?

М.В. - Я бы сказал так: если идете гулять, то... идите с сознанием того, что вы совершаете. Для себя. Вы идете конкретно на опасный участок своей жизни. На опасный участок!!!

Я. - Осознанно?..

М.В. - Осознанно! Потому что некоторые (я это заметил) этого почему-то не понимают. И в нашей компании такие были. А когда столкнулись с этим, они просто уехали.

Я. - Как это, уехали?

М.В. - Да-да! Уехали раньше, потому что не пожелали охотиться на некоторые виды животных. Потому что они поняли: это трудно. А вот другие подошли к этому делу, на мой взгляд, разумно. Они поставили перед собой цель: отохотиться за первое в их жизни африканское сафари на определенные виды антилоп, причем, всех трофейных, притереться к местности, понять, что за условия, и пока что не испытывать себя на более трудных охотах. А далее идти, как говорится, по ступеням: ко все более сложным охотам и, наконец, к "большой пятерке". То есть, подходы, как видите, у всех разные. И подход "взять все сразу с наскока" я лично считаю не совсем правильным. Африку надо познать во времени. И не думайте, что вот вы один раз съездили и ее узнали. Нет! Это как,.. одним словом, она затягивает. И ты значительно позже начинаешь понимать, насколько это серьезная охота. Да и более солидная, нежели в России. Другой зверь! И это настоящая охота, это охота с подхода. Ты подходишь к зверю, и все зависит от тебя.

Я. - На "номере" из горлышка не потянешь, сигаретку не закуришь...

М.В. - И поэтому здесь, ну... труд!!! Я вам скажу, как выглядит "хантер" после трех с половиной дней охоты на буйвола. Он такой же красный, такой же уставший, такой же вымученный, как и я. Единственные, у кого не менялся цвет лица - это наши "шахтеры"- черные, наши проводники.

Я. - Конечно, они же там родились и выросли.

М.В. - Да. Но при всем при том "хантер" ведь тоже подготовлен, но он испытывает при этом как бы гораздо большую нагрузку. Словом, африканцы гораздо ближе к природе, чем мы!

Я. - Михаил Викторович, я сам прочитал массу книг об Африке, посмотрел много телепередач про нее, и скажу Вам следующее: только от двух человек услышал и прочитал, что Африка - это и серьезно, и опасно! Это Ваш рассказ и в каком-то журнале мелькнуло короткое интервью с Никитой Михалковым. Он там коротенько обмолвился о том, что самым опасным зверем в Африке он считает гиену. Почему? - ему тут же задали вопрос. Он рассказал такой случай. Они были на сафари в Африке и ехали на джипе. Один охотник, сидя у борта в машине, просто свесил руку. Гиена же стояла у дороги. Когда джип поравнялся с ней, последовал молниеносный бросок, и... после этого гиена убежала с этой рукой. А он... дальше ехал уже без руки.

М.В. - Ну, я могу привести такой пример: в аэропорту "Виктория-Фоллс" нас встречали "хантеры". Один из "хантеров" был почему-то без руки. Без правой. Я спросил: "А что это?". "Да ничего, лев откусил" - ответил он. Тут мы немного взгрустнули. Это было первое, что нас ошарашило. Вообще, там, в большинстве случаев "хантеры" ходят в шортах и в рубашках с коротким рукавом. Привыкшие они, поэтому, несмотря на тяжелую дорогу в буше, они идут как бы автоматически: не задевают кусты, обходят опасные места - у них это уже профессиональные навыки. А вы-то в первый раз в Африке и... не надо без видимой нужды рисковать. Я как-то раз пошел в короткой рубахе, и был подран. Естественно, ведь у меня нет такой сноровки, как у них, находящихся 8-9 месяцев в году (минуя сезон дождей) на охоте.

Я. - Так что же получается - весь этот природный механизм в Африке за сто, двести, триста лет практически не изменился? Цивилизация его не тронула?

М.В. - Живут они там достаточно бедно. Но я бы не сказал, что они живут впроголодь.

Я. - Я спросил не об этом. Я имел в виду дикую природу.

М.В. - Вмешательство человека в нее, конечно, есть.

Я. - А в чем это выражается?

М.В. - Дороги, средства передвижения на них. Более интенсивная охота. Едут же со всего мира! Зимбабве практически этим и живет. Это своего рода Эльдорадо охотничье! Но очень строгая дисциплина против браконьерства, хорошие мероприятия по разведению животных. Деньги из бюджета направляются туда, куда надо. И все это работает! А поэтому зверья многоПросто много! И это видно. И это вызывает интерес. Поэтому рядового зверя там не стреляют.Стреляют трофейного! Вот слоны. Просто диву даешься, насколько их много. Особенно в районе Караибу. Это поражает воображение. Я на границе с национальным парком однажды видел сразу четырех слонов. Диких. Но там, на границе, отстрел, естественно, запрещен. В районе крокодиловой фермы тоже зона, запрещенная для отстрела. Поэтому животные живут там достаточно шикарно. И имеют хорошую кормовую базу. И отстрел регулируется четко по лицензиям.

Я. - Но настоящим мужикам Вы, все-таки, в Африку съездить рекомендуете? Тем, кто хочет себя попробовать.

М.В. - Рекомендую!!! Это - то самое место, где это можно сделать. И если вы прошли Африку, то я скажу так: вы не из робкого десятка человек, поскольку вам довелось там хлебнуть достаточно серьезно. Именно такой охоты, о которой я говорил - ходовой, а не "плей-гейма" - запланированной игры. Тогда вы не пройдете мимо опасности, которая всегда будет с вами рядом.

Я. - А может, это и в дальнейшей жизни пригодится?

М.В. - Ну, наверное. Знаете, в жизни человек, теряющий чувство опасности, всегда попадает в историю. Так что Африка - это хорошая подготовка!

Я. - Спасибо!

Александр ПОСУДИН

P.S: Кстати, в скором времени (зимой) "герой моего романа" собирается поехать на совершенно уникальную медвежью охоту. Такую охоту, о которой лично я никогда, нигде и ни от кого не слышал. И даже у князя Ширинского-Шихматова не читал. Хотите узнать, в чем ее суть? Извольте... В этой охоте принимают участие следующие действующие лица: медведь, несколько специально выученных егерских лаек, дока - егерь, непосредственно организующий эту охоту и, естественно, охотник. Но это, я вам доложу, не охота на берлоге. Здесь охотник обязан встать спиной к достаточно большому дереву (именно обязан - это непременное условие), а егерь со своими помощниками каким-то одному ему известным способом делает так, что поднятый где-то неподалеку из берлоги и стремительно бегущий медведь, обязательно пробежит в десяти-пятнадцати метрах около именно этого дерева. Это гарантируется!!! Правда, здесь будут присутствовать два нюанса. Первый: зверь может появиться у этого дерева с любой стороны. С любой! Потому-то и следует в обязательном порядке прислоняться спиной к дереву, хоть в какой-то степени страхуясь от нападения зверя сзади. Второй: в распоряжении охотника на такой охоте практически имеется, увы, только один выстрел! Когда эта охота случится, я вам о ней расскажу. Обещаю!

Закрыть