ТАК ЖЕ ХОРОШИ, КАК...

Лучшие в мире ружья делались и до сих пор делаются английскими оружейниками, в основном лондонскими. Это не частная точка зрения, а неопровержимый факт. Что делает английское спортивное оружие лучшим в мире и как случилось, что искусство лондонских мастеров стало и остаётся непревзойдённым, - тема другой статьи. Сегодняшняя моя задача - представить общие соображения в подтверждение выдвинутого тезиса.

Читая английскую оружейную литературу, мы многократно встречаем выражение best London Gun, дословно - «наилучшее лондонское ружьё». В русском переводе это выражение режет слух и звучит неприличным бахвальством. На самом деле никакого рекламного хвастовства здесь нет. Best London Gun - так классифицируются охотничьи ружья и штуцеры такого качества материалов и исполнения, выше которого нет и быть не может. Иногда встречаются синонимы Best Quality Gun, Best Gun или просто London Gun.

Последний термин может создать ошибочное впечатление, что вся продукция лондонских оружейников только наивысшего качества. Это не так. Масса посредственного и даже самого низкокачественного оружия вышла из лондонских мастерских, включая самые именитые. Скажу больше, многие лондонские фирмы никогда за всю их историю не сделали ни одного, подчеркиваю, ни одного ружья этой категории.



Ружья компании Stephen Grant поставлялись большенству королевских дворов Европы: от «стреляющего короля» Эдварда VII до императора Николая II

Ряд авторов, в их числе Cyril Adams, глубокий знаток старых английских ружей, ошибочно утверждают, что четыре фирмы: Purdey, Boss, Grant и Woodward не производили ничего, кроме best London guns. Это - миф. Существует много документальных свидетельств того, что Purdey не брезговал выпуском оружия посредственного качества. Свидетельствует Richard Beaumont, с 1951 года - директор компании Purdey и председатель совета директоров с 1971года: «С переездом в 1828 году в новое помещение на Оксфорд Стрит,.. он (James Purdey) ПРОДОЛЖАЛ выпуск оружия посредственного качества, как для продажи в своём магазине, так и для поставки, по низким ценам, другим оружейникам» (Purdey's - The Guns And The Family, стр. 19-20).

Grant, лучшая, в моём предвзятом мнении, оружейная фирма, делала и делает ружья очень высокого класса, но всё же некоторые из них не дотягивают до категории London Best. He по вине оружейника, а потому, что такова была воля заказчика. Для доказательства достаточно взглянуть на каталог фирмы. Если ружьё наивысшего качества, то в его описании так и отмечено: best quality. Каталог этот - в Интернете, доступен каждому. Для тех, кто интересуется, даю адрес: atk-ingrantandlang.co.uk.

Чтобы закрыть тему, привожу ещё одно свидетельство. Вот что пишет Nigel Brown о фирме Woodward в книге «London Gunmakers»: «...вообще-то фирма Woodward изготовляла ружья только наивысшего качества. Только иногда, когда спрос на эти ружья падал, фирма снисходила до выпуска продукции качеством пониже, в основном за счёт гравировки...» (стр. 95). В действительности экономией на гравировке дело не ограничивалось, но даже если бы всё остальное было бы на высшем уровне, это уже не best London, а что-то классом ниже. Вроде претендентки на титул «Мисс Вселенная» - всем вроде хороша, ну просто красавица, только вот один малюсенький недостаток имеется - она у нас щербатая. Категория best London -это как то знаменитое описание человека, в котором всё должно быть прекрасно.

Существуют весьма серьёзные социально-экономические причины, по которым даже самые искусные и именитые мастера вынуждены были жертвовать качеством. Это особая тема. Пока что ограничусь утверждением, что не каждое лондонское ружьё - это best gun, но что большинство best London Guns произведено лондонскими фирмами.

Интересная новость: в Лондоне ходит слух, со ссылкой на нового хозяина Boss&Co (он же владелец фирмы Н&К), о его планах начать массовое производство ружей среднего качества под той же маркой - Boss&Со. Вот тебе, бабушка, и best London gun!

Почти такого же качества...

Моё первое знакомство с западной литературой об оружии состоялось почти двадцать пять лет назад, когда жена подарила мне на день рождения годовую подписку на один из американских оружейных журналов.

В первом же номере - статья о гладкоствольных ружьях. Я на неё тут же накинулся, прочитал, а прочитав - ахнул. И было отчего. В статье этой автор, уважаемый дядя из числа пишущих про охоту и оружие, заливался соловьем о классических американских ружьях. Заливался и заливал. Всё было бы полбеды, не брякни он совсем уж несусветное. За давностью лет я точно цитировать не берусь, но за смысл отвечаю. «Хотя американские ружья и машинного производства, и хотя выпускались они массово, - вещал этот "эксперт", - по качеству они почти не уступают лучшим лондонским образцам, а стоят намного дешевле». Это кощунственное заявление осталось безнаказанным. Не разверзлась земля под ногами у врунишки, не ударила молния, и не прогремел из-под облаков хриплый голос «под Высоцкого» с библейским «Не лги!».

Испанский король Альфонсо XIII был, пожалуй, одним из самых страстных стрелков среди европейских монархов, отдавая предпочтение ружьям лондонских компаний

Безнаказанность проступка поощряет копирование и повторение. С той далёкой поры я регулярно встречаю это же безответственное заявление в солидных с виду публикациях. Беру на вскидку, не выбирая, статью о немецких ружьях и обязательно нахожу в конце старого «знакомца» - всё то же заявление, с той лишь разницей, что теперь это не американские, а немецкие ружья, но опять же почти того же качества, как и лучшие лондонские ... и, конечно, намного дешевле. Раскрываю книгу об испанских ружьях и узнаю из неё, что ... вы уже догадались - ружья испанских мастеров ничуть не хуже лучших английских образцов и, конечно же, несравненно меньше стоят. Итальянцы, французы и прочие дарданельскис турки тоже не отстают. Их послушать, так они способны делать ружья почти того же качества, что best London, и отдают их почти задаром. Предсказываю и без всякой кофейной гущи, если когда-нибудь появится монография о ружьях, сработанных в Верхней Вольте, удивлённый мир узнает, что тамошние папуасы тоже не лыком шиты, и что их ружья заткнут за пояс всё лондонское, и цены на них вполне доступны.

На самом деле неправда всё это. Лукавят эти платные воспевалы американских и континентальных ружей. Лишь народ с толку сбивают. Судите сами, с какой стати авторы книг и статей об американских ружьях сравнивают их с английскими, а не с французскими, к примеру. Нет бы автору брошюрки об испанских шедеврах сравнить их, ну скажем, с льежскими или там с чешскими образцами, так нет, он их в один ряд с best London воткнуть норовит. Сама настойчивость, с которой качество ружьишек, за прославление коих им заплачено, соизмеряется с наилучшими лондонскими, - это ли само по себе не доказательство того, что качество их товара не дотягивает до лучшего творения оружейного искусства, до лондонской двустволки, до best London gun?

Пишут, соколики, стараются, но выражения выбирают аккуратно. Понимают ли они, что если американские, итальянские и какие там ещё ружья почти так же хороши, как лондонские, это значит, что они хуже, что по качеству они лондонским не чета, что труба у них пониже и дым из той трубы пожиже. Понимают. Вот только насколько пожиже - не говорят. Стесняются, должно быть.

А мы стесняться не будем. Мы поинтересуемся, что пишут по этому поводу английские авторы, как они оценивают европейско-американское производство по сравнению с английским. А никак. Они молчат. Просматриваю залежи подшивок журналов Shooting Times и Field, а в них на эту тему ни одной статьи, ни строчки, ни одного слова. Такое впечатление, что они ни о каких ружьях, кроме английских, и слыхом не слыхивали и видом не видывали. Но ведь видели же и слышали же, ведь в каждом номере, где их статьи напечатаны, - целые страницы объявлений о продаже европейских ружей! Так почему ж они не реагируют? Да потому они молчат и в спор не ввязываются, что для них и их читателей вопрос ясен, вернее, что для них этого вопроса просто не существует. В моих глазах это презрительное молчание хуже самой уничтожительной критики. И гораздо эффективнее.

Пора заслушать мнение ещё одной стороны. Чьё же? Да хотя бы клиентов лондонских оружейников, тех людей, кто эти ружья заказывал и кто за них платил.

Повальное увлечение стрельбой среди британской аристократии в середине XIX века началось из-за пристрастия принца Уэльского, будущего короля Эдварда VII, к этому спорту. Вот с него-то мы и начнём. В 1875 году Эдвард (тогда ещё принц Уэльский) отправляется в Индию. В программе поездки - охота на крупного зверя в Африке и в Индии. На львов, слонов, носорогов и тигров с берданкой, понятное дело, не попрёшь, нужны штуцеры. И самые надёжные, то есть самого высокого качества. У кого же он их заказывает? Да у Grant, у кого ж ещё. Все шесть штук. У Grant кроме заказов от Эдварда VII было ещё восемь заказов от коронованных клиентов. Среди тех, кто назначил Grant поставщиком своего двора, были царь Николай II, Великий князь Михаил, почти все королевские дворы Европы и правящие принцы Индии. В числе его клиентов мы находим цвет английской и континентальной аристократии.


Сверхдолговечность оружия с берегов Туманного Альбиона - отнюдь не миф. Продукция компании Stephen Grant - яркое тому подтверждение

Да что там ваши цари, короли и аристократы. Покойный Robert Braden (Cyril Adams&Robert Braden, Lock, Stock&Barrel), утверждал, что кто-то видел Бога стреляющим фазанов и вальдшнепов из ружья Grant! Если это правда, Всевышний не мог выбрать лучшего оружия.

Purdey тоже не мог пожаловаться на недостаток солидных клиентов. Вот некоторые из них. На странице 111 книги Ричарда Бьюмонта «Purdey's - The Guns And The Family» групповой портрет девяти мужчин в парадных военных формах при саблях и полных регалиях. Внизу предыдущей страницы - пояснение. Перевожу: "Девять королей, сфотографированны в 1910 году в Виндзорском замке после похорон Эдварда VII. Все они были клиентами нашей фирмы. Стоят слева направо: Король Норвегии Хаккон VII, Король Болгарии Фердинанд, Король Португалии Мануэль II, Император Германии Вильгельм II, Король Греции Георг I, Король Бельгии Алберт. Сидят слева направо: Король Испании Альфонс XIII, Король Англии Георг V, Король Дании Фредерик VIII».

Знатные клиенты были и у других высококлассных мастеров. Короли, понятное дело, доставались не каждому. Хотя их в Европе и было больше, чем в преферансной колоде, но на всех всё равно не хватало.

Фирма Boss&Co., одна из лучших лондонских, наряду с Grant, Woodward и Atkin, производителей спортивного оружия, очень страдала из-за отсутствия королевской особы в списке своих клиентов. Случай поправить положение подвернулся в 1930 году в Йоркшире во время стрельбы куропаток, на которой присутствовал король Георг VI. Там же тренером при какой-то знатной особе был и Боб Робертсон, брат владельца Boss&Со. Привожу отрывок из разговора Б. Робертсона с Георгом VI (Donald Dallas, Boss&Со, Builders Of Best Guns Only, стр. 155):

Боб: Не подумывает ли Ваше Величество о покупке ружья Boss?

Король: Boss? Дьявольски прекрасное ружьё, но и дьявольски же дорогое!

Так и не купил и продолжал стрелять из ружей Purdey.

Возникает вопрос, почему все эти коронованные особы, вся аристократия Европы, все правители Индии и «денежные мешки» Нового Света предпочитали изделия лондонских мастеров? Неужели не могли тульские умельцы, левши наши знаменитые, царю-батюшке приличное ружьецо сделать, не позорить его перед англичанами? И почему Альфонс XIII у Purdey ружья покупает, а от своей родной испанской Arrieta нос воротит? Как случилось, что кайзер Вильгельм, который всё английское не любил, с английскими ружьями 20-го калибра в Шотландию куропаток стрелять ездил? Да и в Англию с ними же. Может быть, он о своих Круппе и Зауэре никогда не слышал? Чем Джону Пирпонту Моргану американские Винчестер с Фоксом и Смит с Паркером не угодили? Зачем ему вместо них целый арсенал ружей Atkins?

Если качество, как нас уверяют, почти такое же и цена намного меньше, почему же они у своих оружейников не заказывали, почему кошельками своими голосовали за превосходство best London над всем остальным миром?

Ответить на этот вопрос можно коротко, одной фразой: английские ружья создавались как инструмент для совсем другой работы, чем их зарубежные кузены!

Первый намёк на существование этой разницы находим прямо на поверхности — в лексике. Открываем русско-английский словарь и ищем слово «охота». В переводе на английский - hunt. Соответственно, hunter по-нашему будет «охотник». Так? Нет, не так. Ошиблись мы, обмишурились. Вообще-то с американского английского hunt и hunter действительно переводятся как «охота» и «охотник». В британском же английском слово «hunt» означает верховую охоту на лис с собаками (травлю), по выражению Оскара Уайльда «непотребное в погоне за несъедобным». Стрельбу из дробовика британцы называют shoot а стрелка - Gun. Так, о посещении Эдвардом VII и королевой Алехандрой Мертона поместья лорда Волшингхема 14 января 1865 года сообщается: «Первый день провели hunting, но успеха не имели. Зато shooting на следующий день удался - убили 514 фазанов, 13 куропаток, 35 зайцев и 32 кролика». (Jonathan Ruffer, «The Big Shots -Edwardian Shooting Parties», стр. 52). Как мы увидим дальше, лингвистическая разница - это манифестация различий в природе самого спорта.

Любопытно сравнить экипировку охотника (hunter) и стрелка (Gun). Я не знаю, какие изменения произошли в России за последние годы, но в мои времена ни я сам и никто из моих знакомых охотников, мягко говоря, рабами моды не были, одеты мы были ... как бы это поделикатнее ... живописно. Специальной одежды для охотников промышленность не выпускала, и примеров пошива на заказ я тоже не встречал. На картинках в журналах западные охотники, по сравнению с нами, оборванцами, выглядели франтами. Они красовались в брюках и куртках из водоотталкивающей ткани, не чета нашим «хебе», телогрейкам и выцветшим гимнастёркам. Вместо наших резиновых сапог, у них - высокие шнурованные ботинки. Наши треухи, офицерские фуражки и потёртые кепари выглядели убого по сравнению с их элегантными охотничьими шляпами. При всём при этом в выборе одежды и они, и мы руководствовались одинаковыми воображениями - одевались в то, в чём было удобно бродить по лесу, продираться сквозь кустарник и вязнуть в болоте. И ещё и у них и у нас, если и не у всех, то у большинства, были патронташи.


Австрийский император Франц Йозеф на охоте с курковым ружьем Purdey&Sons

А вот гардероб английского стрелка. Брюки с манжетой у колена (похожие на те брюки «бридж», что мы носили в детском садике в скудные послевоенные годы), жилет и пиджак. Для холодной погоды - полупальто (стрелковый жакет). Всё из твида. Из твида же, в цвет костюма, кепка, реже - шляпа. Ко всему этому полагаются рубашка с рисунком в мелкую клетку, галстук и длинные, выше колена, носки с подвязками. Патронташа нет. Костюм, прямо скажем, для охоты, в нашем понимании этого занятия, не подходящий. Случись увидеть такого щеголя где-нибудь в Карелии и, хочешь не хочешь, а вспомнишь Тараса Бульбу: «А поворотись-ка, сынку...»

Осталось сравнить ружья. Наиболее популярным в Европе, включая Россию, был 16-й калибр. Оно и понятно, заряд и убойная сила близка к 12-му, а вес ружья (и патронов) значительно меньше. Чем легче груз, тем меньше устаёшь таскать его на себе. Всё разумно, ведь чем больше усталость, тем хуже реакция, а стало быть, тем выше вероятность промаха. Должен оговориться, в Америке всегда предпочитали 12-й калибр, но это из соображений, к стрельбе не относящихся. Причина здесь чисто психологическая. Американцам свойственно отождествлять большее с успехом. Чем успешнее (богаче) человек, тем больше его дом, машина, яхта, ферма и т.д. В отличие от Европы, самый массовый калибр в Англии - 12-й, но при этом ружья лёгкие, средний вес порядка 6 3/4 фунта (3 кг).

Подведём итоги. В Англии, как и в Европе, птиц и мелких зверюшек стреляют из гладкоствольных ружей, но охотой это занятие не называется. Одеваются при этом как-то странно, патронташей не имеют и ружья, специально сделанные с учётом требований этого спорта, большей частью 12-го калибра, но весят столько, сколько европейские 16-го калибра или меньше.

В чём же здесь разница? Да в том, что на охоте прежде чем выстрелить, мы должны нашу добычу найти. Результат охоты непредсказуем. Бредёт охотник по лесам и косогорам, ноги стаптывает, ружьё на плече, патронташ на пузе, впереди собачка бежит, хвостиком виляет, там кустик обнюхает, тут ножку поднимет... Если повезёт им набрести на дичь, ) то может и убьют чего, а не повезёт — с пустыми руками домой вернутся. Но даже если и повезёт, всё равно между каждым выстрелом охотник километры отшагает. Так что стрелять за день ему приходится не много. Полностью набитый патронташ на 20 патронов, это братцы, оптимистично. Хорошо, возразят мне, но в году же не один день, сегодня несколько раз стрельнёшь, завтра ещё несколько - так, глядишь, и наберётся... Возражение принять не могу: не наберётся.


Двуствольное ружье 12-го калибра наивысшего разбора... Марка говорит сама за себя - James Purdey&Sons, London

Выпало мне проходить преддипломную практику и отбывать три года распределения в местах романтических: Кольский, Архангельская глубинка, Таймыр - всегда в глуши, вдали от населённых мест. Но даже там, при сравнительном обилии дичи, одной сотни патронов на ружьё хватало нам на весь сезон. Представим такое: мы с вами фанатики охоты и есть у нас секретное место, где дичи видимо-невидимо. Чтобы секрет не раскрывать, чтобы рай этот не засветить, скажем, что находится это место в глухомани, в четырёхстах километрах от деревни N, где-то между Парижем и Ахтыркой. Так вот, взяли мы отпуск, 24 рабочих дня, плюс выходные, как полагается, и уехали туда. Охотимся каждый день, ни погода, ни похмелье нас не останавливают. Не жизнь, а именины сердца... Удача нам сопутствует, дичи полно и охотнадзора в радиусе 400 километров нет. Патронов не жалеем, в день аж по сто выстрелов делаем... Перемножим. Тридцать дней по сто в день — три тысячи выстрелов набегает. Это много. По нашим стандартам. Да и не бывает такого. Много ли вы знаете охотников, кто за год три тысячи выстрелов делает? А две сотни?

Ну а в Англии? Там что, не так? Нет, там иначе. После того как стрелки заняли свои номера, загонщики (beaters) по команде егеря (keeper) начинают гнать птиц на стрелков. Пальба разгорается и останавливается лишь тогда, когда егерь протрубил отбой. Один такой отстрел называется drive. Когда все убитые птицы собраны, стрелки и загонщики перебираются в следующее поле и всё начинается сначала. И так 5-6 раз (drives) за день. Шанс пострелять гарантирован, дичь искать не надо. Да это и не дичь на самом деле, большинство фазанов и куропаток родилось в инкубаторе и выпущено на волю птенцами. Птиц много, очень много. Типичный результат дня сегодня - это 250 птиц на группу из 8-10 стрелков. Вроде много, но по меркам Эдвардианской поры (1860-1910 гг.) - это скромно. В те, почти былинные времена стрелков в линии было меньше, обычно пять, а птиц во много раз больше. Выше я упоминал визит Эдварда VII к лорду Волшингхему. Шесть сотен Божьих тварей, что они там уложили, - это так, шуточки, просто по-соседски на чай собрались, благо поместья рядом, и решили стрельбой поразвлечься. В поместье Warter Priory, например, 5 декабря 1909 года одних только фазанов убили 3824. Абсолютный рекорд по фазанам принадлежит поместью графа Кароли - 6125 фазанов за один день (10 декабря 1909 года). Но ведь в эти рекордные дни стреляли не только фазанов, но и куропаток, и зайцев, и кроликов, и куликов, и вальдшнепов... Рекорд по числу кроликов был установлен 7 октября 1898 года в поместье герцога Мальборо - 6943. И опять же, не одних только кроликов в тот день стреляли... В воспоминаниях миссис Хофы Вильяме говорится: «Я помню на одной станции (drive) лорд Хоуи, лорд Риппон, Харри Стонор, лорд Виллоугби де Ересби и лорд Берти Вейн-Темпест убили 1500 птиц». Сколько птиц эта пятерка убила на остальных станциях в этот же день, она не сообщает. Стреляли в ту пору интенсивно. Сезон в Англии длился (и длится) с 12 августа по 31 января. На это время светская жизнь замирала. Герцогиня Дейзи Ворвик, одна из самых красивых и элегантных дам королевства, жалуется в письме к другу: «С 12 августа жизнь останавливается. Для мужчин всё, кроме стрельбы, перестаёт существовать, включая жен и любовниц».

Стрельба в таких количествах требовала лёгкого, динамичного (с низким профилем) ружья простой конструкции, способного безотказно выдержать огромное количество выстрелов. В литературе часто утверждается, что в Эдвардианскую эпоху средний английский стрелок расходовал 10000-12000 патронов на ружьё за сезон. Анализ мемуарной литературы этой цифре не противоречит.


Николай II также отдавал предпочтение лондонским ружьям The Best

Вот мы и подошли к самому главному. Одним из признаков качества является продолжительность службы ружья.

Сегодня, охотясь в Канаде и США и стреляя в Англии и Шотландии, я регулярно вижу в руках моих, часто случайных, спутников английские ружья, сделанные больше ста лет назад, и практически не встречаю старых европейских и американских. Вот типичный пример. Пару сезонов назад, стреляя в Шотландии, я обратил внимание на ружья моих партнёров. Из десяти стрелков только двое имели современные ружья европейского производства. Оба были дорогими бокфлинтами так называемого штучного производства. Оба были выложены золотом и сверкали лаком. У остальных - best London guns весьма почтенного возраста - самое «молодое» было сделано до Второй мировой войны. Какой-нибудь сторонний наблюдатель мог принять нас за членов «Общества любителей старинного оружия» или за съёмочную группу низкобюджетного исторического фильма. Кстати о любителях старых ружей, раз в год, в сентябре под Нью-Йорком проходит открытый мировой чемпионат по стрельбе из двустволок с горизонтальным расположением стволов. Хотя возраст оружия официально не ограничен, новых почти не видно. Что интересно, старых американских ружей мало, а европейских практически нет. Та же картина и на ежегодной выставке в Лас-Вегасе - старые английские ружья в солидных количествах, а американских и континентальных кот наплакал. Почему? Чем это объясняется? Может быть, английские ружья меньше эксплуатировались, чем их зарубежные собратья, и потому их больше сохранилось? Нет, это не так. Я для того столько времени потратил тыкая непослушными пальцами в непривычную мне русскую клавиатуру, скребя в затылке и матерясь сквозь зубы, чтобы доказать, что из английских ружей стреляли во много раз больше. Для тех, кого написанное ещё не убедило, даю последний пример. Граф Оливер Де Грей, маркиз Де Риппон, лучший стрелок эпохи, а может быть и всех времён, приобрел два ружья в 1894 году и добавил к ним третье двумя годами позже. Из этого трио он стрелял до своей смерти в январе 1923 года - 27 лет, делая минимум по 10000-12000 выстрелов в год из каждого ружья. На самом деле много больше. Стрелковые дневники Риппона опубликованы. В них занесены результаты каждого дня. Всего за свою стрелковую карьеру он убил 556813 зверей и птиц. Из этого числа 692 - звери, убитые из винтовки. На долю ружей приходится 556121 птиц и мелких животных!

А может быть английские оружейники произвели больше best London ружей, чем их зарубежные коллеги ружей ИХ самого высокого качества? И это не так. По подсчёту уже упомянутого выдающегося знатока предмета Cyril Adams, в Англии за всю историю было произведено только около 70000 ружей наивысшего качества. Он же сообщает, что только американская фирма «Итака» выпустила порядка 400000 самых высококачественных своих ружей. Но и другие же без дела не сидели. Кроме «Итаки» в Америке работали и Смит и Лефевр, и Паркер с Фоксом, и Винчестер... В Европе тоже недостатка в оружейниках не было. Здесь вам Крупп и Франкот, «Беретта» с «Арриетой», «Дарне», «Зауэр», «Лепаж», наша родная Тула, Чарльз Дейли, Браунинг и многие, многие другие.


«Стреляющий король» Эдвард VII, отдавая дань престижности лондонских ружей, выделял все же горизонталки Purdey&Sons

Нам говорят, что делали они ружья почти такого же качества, как и best London, только мы почему-то их в поле не видим. Интересно узнать, почему?

Ну а может быть, владельцы этих жемчужин европейско-американского оружейного искусства держат свои сокровища на стенках и в сундуках и на охоту не берут, жалеют, боятся повредить, ведь ружья-то ценные?

Может и так. Только вот думается мне, что причина, по которой мы не видим ни старых европейских ружей, ни американских ветеранов на охоте - в том, что видеть нечего, в том, что в массе своей замечательные эти ружья до наших дней не дожили.

А вот теперь скажите вы мне, бестолковому, как по-вашему, какое ружьё качеством выше: то, что за свою жизнь пережевало и выплюнуло больше ста тысяч патронов и до сих пор стреляет безотказно, как мой «Грант» 1880 года рождения и «Босс» 1862 года, или то европейско-американско-русско-японское чудо, что только и годится на то, чтобы быть настенной декорацией?

Закрыть