ТУЛЯКИ, ТУЛЯЧКИ, "ТЕРПУГИ" И "ЛАЧКИ"

ТУЛЯКИ, ТУЛЯЧКИ, "ТЕРПУГИ" И "ЛАЧКИ"

Как много девушек хороших ...

Сказать, что Тула меня удивила, значит, ничего не сказать. Легендарный город российских оружейников, где я находился на курсах повышения квалификации оружейных мастеров, безусловно, кое-чем запомнился.

Первое, что бросилось в глаза нам, москвичам, и приятно удивило, это обилие (другого более верного слова не подберешь) молодых красивых девиц с прекрасными фигурами и безупречными ногами на улицах города. Прямо-таки заповедник какой-то! Уверяю вас, что если бы какой-нибудь социолог вдруг решил вывести соотношение количества неотразимых особ женского пола, скажем, на одной отдельно взятой улице Москвы и Тулы, то москвички проиграли бы с сокрушительным счетом. Неужели помимо производства вооружений Тула взялась за подготовку топ-моделей?

Второе, что не просто удивило, а даже поразило, это памятники. Один из них - памятный бюст Карла Маркса, находящийся рядом с тульским Кремлем. Глядя на год рождения и год смерти вождя мирового пролетариата, ВЫБИТЫЕ на основании бюста, как-то начинаешь сомневаться в том, что черным по белому было написано в учебниках "Истории КПСС" о его героической биографии.

Другой тульский памятник так же заставляет каждого увидевшего его удивленно вскинуть брови. Дело в том, что с памятника Сергею Ивановичу Мосину благодарные потомки знаменитого тульского оружейника взяли да и отпилили все четыре бронзовые трехлинейки, окружавшие памятник. А что? Как-никак цветной металл.

И все-таки, самое сильное впечатление, конечно же, произвел ТОЗ. Оружейный завод, основанный Петром I в 1712 году, вскоре отметит свое 290-летие. А в 2012 году у него юбилей - 300-летие!

Об оружейном духе...

Первое, что ныне бросается в глаза каждому перешагнувшему проходную ТОЗа, это храм! Красивая белая церковь с позолоченным крестом над медным куполом, окруженная безупречным газоном, была построена на месте другой церкви (взорванной коммунистами) к Дню города Тулы и освящена Патриархом Всея Руси Алексием Вторым.

А далее... Далее идешь по заводу, и все, что встречается на пути - это его история. Это старые-престарые (еще петровской постройки) с чуть ли не метровой толщины стенами производственные корпуса, где производятся охотничьи ружья, и современный (стеклобетон) корпус где производится… спецпродукция. Это мемориальный комплекс павшим на полях сражений в Великой Отечественной войне с высеченными на граните фамилиями пятнадцати работников ТОЗа - Героев Советского Союза. Это полупустые сегодня (и это еще мягко сказано) цеха - следствие удара по оборонному заводу дубиной, имя которой "конверсия". Это крайняя ветхость старых корпусов, разбитые дороги, неровные полы в коридорах, закопченные, давно не крашенные стены и потолки в цехах. Это старое, выработавшее не один амортизационный срок оборудование, ныне, увы, уже не всегда способное давать те точности и ту чистоту обработки деталей, на которые оно было способно в молодости. Это целая гамма запахов: приятный запах дерева в цехе обработки лож; резкий запах химикалий на гальванических участках, где "воронят" стволы и хромируют детали ударно-спусковых механизмов; запах окалины в литейке и кисловатый запах сгоревшего пороха в тирах, где выстрелы гремят почти без перерыва (за исключением обеденного перерыва у стрелков). Наконец, это масса новых слов, которые несколько необычны и удивительны для уха новичка и в то же время совершенно привычны и обыденны для старожилов ТОЗа.

Об оружейном фольклоре...

На ТОЗе не говорят: "подогнать стволы к коробке", а говорят: "втереть стволы". Там не говорят: "отшлифовать или отполировать ложу", а говорят: "оттерпужить ложу". Участок шлифовки лож там именуется "терпужкой". Есть там и "терпуг". Именем этой морской рыбы с удивительно шершавой чешуей назван специальный хитро изогнутый цилиндрический самодельный напильник для выглаживания на ложе вогнутых радиусных поверхностей. Если какая-то деталь в процессе отладки механизмов ружья запиливается настолько, что выходит за поле допуска, то эта деталь называется "убитой".

"Лачка". Слово это на ТОЗе неоднозначно. Во-первых, это разговорное название техпроцесса "воронения" стволов. Дело в том, что оружейные стволы подвергаются не химическому оксидированию, а покрываются т.н. "ржавым лаком". Последний наносится на наружную поверхность стволов 9 (!) раз, окисляется, сушится, крацуется, пропитывается в конце техпроцесса маслом. В итоге на стволах образуется красивая прочная пленка - предохраняющая их от коррозии. Во-вторых, "лачка" - это опять же разговорное название техпроцесса отделки лож, которое может обозначать и ее лакировку собственно лаком, и пропитку натуральной олифой.

Зато мы делаем ракеты…!

Охрана оружейного завода заслуживает отдельных восхищенных слов. Эта система на ТОЗе отлажена безупречно. Металлодетекторы (как в аэропортах) проходной, постоянно и непредсказуемо меняющиеся охранницы у входов в цеха, электронный контроль и т.п. Замечу, что даже у елей, растущих перед заводоуправлением, вдоль стволов проложены кабели. Датчиков, которые, очевидно, должны были бы находиться на концах кабелей, обнаружить не удалось. Либо их сперли, либо они очень уж хитро замаскированы.

Конечно, все вышеупомянутое воспринимается свежо и ново. Что-то из увиденного и услышанного впечатляет, что-то удивляет, что-то вызывает восхищение, а кое-что, наоборот, заставляет недоумевать и даже возмущаться.

Но самое главное, самое удивительное и замечательное впечатление на меня произвели люди, работающие сегодня на ТОЗе, те, с кем мне посчастливилось встретиться, поговорить или просто увидеть в деле на своих рабочих местах.

Оружейницы и оружейники.

Скажу вам так: руководство завода просто обязано гордиться таким коллективом. Это же просто удивительно, когда на пожилом оборудовании, из деталей не всегда высочайшего качества коллектив этот создает охотничье оружие, которое в конечном итоге укладывается в строгие требования технической документации. (Я намеренно употребил глагол "создает", поскольку доля ручного труда в изготовлении серийного оружия: МЦ21-12, ТОЗ-34 составляет порядка 75%! Оговорюсь, что все это говорится мною о ружейном производстве, а не о ракетном. Пусть работающие в последнем на меня не обижаются. Режим есть режим и спецпроизводства наглухо (так и должно быть!) закрыты для посторонних глаз.

У меня же лично сложилось впечатление, что "ружейники" в отличие от "ракетчиков" нынче не в фаворе и находятся, увы, в положении Золушки. Сейчас их продукция не дает большой прибыли. Последнюю дает спецпроизводство.

Но были и времена (в разгул конверсии), когда ружейники "кормили" (извините) ракетчиков. И это при том, что первое производство составляет в объемах ТОЗа не более четверти. Для кого-то это, возможно, покажется удивительным, но охотничьи ружья для ТОЗа - это так называемый "ширпотреб", то есть, именно та продукция, которую ранее ЦК КПСС в обязательно-принудительном порядке заставлял выпускать каждое оборонное предприятие. А сейчас ружейное производство - это падчерица на ТОЗе (за исключением участка сборки самозарядок ТОЗ-87), которой приходится работать в условиях, которые язык не поворачивается назвать промышленными. Да и зарплаты тех, кто делает ружья,… ну, очень маленькие!

Настоящее и будущее "левшей".

И все-таки, несмотря ни на что, завод работает! Делает и ракеты, и ружья. И работники его даже в столь непростых (точнее в суровых) современных условиях, презрев всевозможные трудности, не унывают, не теряют чувства юмора и даже ... пописывают стихи. Так в одном из цехов на стене у материальной кладовой какой-то веселый и находчивый акционер ОАО "ТОЗ" каллиграфически вывел следующие строки:

      Неси с завода каждый гвоздь.

 

    Ты здесь - хозяин, а не гость!

Или вот вам гуляющая по ТОЗу прибаутка (на злобу дня) касательно связи качества работы с зарплатой работников:

      Летела ракета,

 

      Упала в болото.

 

      Какая зарплата,

 

    Такая работа.

А однажды я обратил внимание на то, что на одном из участков (где работают исключительно женщины и откуда не должно доноситься никаких звуков, кроме тех, что издают работающие инструменты) почему-то слышатся веселые женские голоса, звучит смех. А затем я услышал… песню!

На мой недоуменный вопрос (в чем дело?), адресованный всего повидавшему старожилу этого цеха, я получил довольно неожиданный ответ: "Да просто детали нормальные пришли". ("Нормальные" - значит, без отступлений от чертежа). Как говорится, комментарии излишни!

А если у завода есть заказы, и продукция находит сбыт, то вполне возможно, что где-то в не столь уж отдаленном будущем что-то наверняка изменится к лучшему.

Да, перестали на ТОЗе делать (следствие конверсии) некоторые виды продукции, которые давали ранее стабильную прибыль. Да, чуть ли не в пять раз сократилась численность работающих. Да, потеряли очень много специалистов, чьи головы и руки работают сейчас в других местах и решают проблемы, не связанные с оружейным производством.

ПРИМЕЧАНИЕ: Из этого правила есть одно исключение: оружейник остался оружейником. Речь идет о Сергее Попикове, ранее работавшем в ОГК ТОЗа, а ныне - заместителе Главного конструктора немецкой фирмы "Блазер". В свое время не оценили парня. Его идеи и задумки, увы, остались невостребованными. И не удержал его в России обычный инженерный оклад. И вот, извольте: теперь он - известный всему миру оружейник с именем и со славой! И нет у него бытовых вопросов и проблем на неметчине.

Да, есть и еще целая куча проблем и вопросов. Упомяну лишь наиважнейшую и наиглавнейшую из них: проблему кадров. В последнее время мне довелось побывать на многих оборонных заводах. И, несмотря на то, что заводы эти имеют разные профили производства и делают совершенно разную продукцию, все они сегодня схожи одним обстоятельством. Когда смотришь на жидковатые ручейки их работников, стекающиеся к проходным по утрам и вытекающие из них по окончании рабочего для, то с горечью отмечаешь, что это люди в основном предпенсионного и пенсионного возраста. Я думаю, что нет особой нужды объяснять, что это значит. Через 5-10 лет эти ручейки пересохнут! А ведь, как известно, "кадры решают все!" Эти слова, сказанные давным-давно И.В. Сталиным, ничуть не устарели сегодня. Более того, они как никогда ныне актуальны!

А вот среди тех, кто шагает утром к проходной ТОЗа от остановки Мосина и по мосту через Упу, все-таки достаточно много людей среднего возраста. А что меня особенно порадовало, так это присутствие там молодежи. Значит не все потеряно! Значит есть кому передать свое мастерство и опыт, возродив существовавшую ранее на заводе школу оружейного мастерства! Но как удержать эту молодежь на заводе - вот наиглавнейшая проблема! Молодых ведь ныне ни ласковые речи, ни заманчивые обещания, ни веревки, ни пряники (даже тульские) на заводе не удержат.

Только достойная зарплата решает эту проблему! И руководство ТОЗа это отлично понимает.

В заключение хочу сказать, что лично мне понравилось то, что руководитель ТОЗа в столь непростой для завода период развития сделал строительство храма приоритетной задачей. Увы, не все работники завода с восторгом восприняли это решение. Что же, такая реакция свойственна людям недальновидным. Убежден, что решение начать возрождение завода с храма, а следовательно с веры в это возрождение, мог принять не просто умный, а исключительно мудрый руководитель. Это верное решение!

Кстати, уже вовсю ремонтируются дороги на заводе. И верится в то, что найдутся средства и на модернизацию ружейного производства, и на повышение запплаты, и на улучшение условий труда.

Как знать, может к 300-летию ТОЗа случится такое, что бросит Сергей Поников свою неметчину и вернется в родную Тулу на обновленный и процветающий Тульский оружейный завод!

На проходной ТОЗа висит лозунг: "Честь и слава тульским оружейникам!" Я могу добавить к этому лишь одно:

УДАЧИ ВАМ!

Александр ПОСУДИН

Закрыть