ПОЛЮБИТЕ ФРАНЦУЖЕНКУ В РУССКОЙ РУБАШКЕ!

Друзья мои стрелки и охотники!
 

Давным-давно, когда я ещё учился в институте, мне впервые удалось услышать о чрезвычайно эффективной СТАЛЬНОЙ (!) пуле для гладкоствольного оружия, изобретенной во Франции инженером Роландом Блондо, который был специалистом в области аэродинамики. Изобретатель впоследствии был участником французского Сопротивления, и во время второй мировой борьбы сконструированные им пули поражали на парижских улицах, как правило, одну и ту же "дичь": двигатели немецких грузовиков. Их эффективность была чрезвычайно высока, поскольку корпус блока цилиндров после попадания в него стальной "катушки" получал повреждения, несовместимые с его дальнейшей эксплуатацией. Другими словами, дизель на грузовике надо было менять.

Немцы приходили в бешенство всякий раз, когда узнавали об очередном трофее "маки", но ничего не могли с этим поделать. Дробовиков на руках у французов было достаточное количество, производство пуль не представляло сколько-нибудь серьезных технологических трудностей, а двигатель немецкого дизельного грузовика был такой крупной целью, промахнуться по которой было мудрено даже неискушенному стрелку.

Не премину напомнить читателям, что изначально Роланд Блондо изобрел все-таки не боевую пулю, а именно ОХОТНИЧЬЮ. Небольшая статья об этой пуле, опубликованная в семидесятых годах в журнале "Охота и охотничье хозяйство", произвела тогда на меня и моего дядьку Алексея Матвеевича Королева совершенно неизгладимое впечатление. Я был тогда студентом, он был высококлассным токарем, и оба мы были заядлыми охотниками.

В те далекие времена качество и выбор пуль, предлагавшихся торговлей охотникам для их гладкостволок, были откровенно жалкими. Особенно сильное раздражение вызывала у советских охотников безобразно низкая кучность пуль промышленного изготовления. Если мне не изменяет память, то по ТУ (техническим условиям) того времени допустимый поперечник рассеивания пуль на дистанции 35 метров составлял 500 мм (!?). Поэтому феноменальная по тем временам кучность пули Блондо, о которой сообщалось в "Охоте" не могла пройти незамеченной мимо нашего внимания.

Такую кучность пуле обеспечивала её странная на первый взгляд форма, делавшая её похожей на катушку. Странным казалось и то, что более тяжелой была не головная часть пули, а хвостовая. Но если вспомнить, что Блондо специализировался на аэродинамике, то становится понятно, что все это было следствием расчетов и экспериментов. Кроме того, "француженка" практически не давала рикошетов, поэтому она была совершенно незаменима при стрельбе в зарослях и кустарнике. Все помехи, на пути её полета, срезались передней острой кромкой, а турбулентные потоки, присутствовавшие во время полета в зоне вокруг центральной части и воздействовавшие на коническую поверхность, старательно возвращали пуле её прежнюю ориентацию относительно направления полета. Благодаря именно этому обстоятельству, пробоины от этой пули ВСЕГДА имеют идеальную круглую форму.

А ещё она наносила животному рану, уцелеть от которой шансов не было. В отличие от других пуль, имеющих сферическую или коническую головную часть, эта пуля при попадании в тело зверя не раздвигала ткани, а, подобно пуансону в штампе, вырубала своей передней острой кромкой сплошной калиберный раневой канал. Такая рана, как известно, не затягивается, что приводит к быстрой кровопотере и смерти зверя. При попадании пули в кости, те раскалывались, словно были стеклянными. Осколки костей, в свою очередь, разрезая плоть на пути своего движения, усиливали поражающий эффект.

ПРИМЕЧАНИЕ (три случая по теме):

  • Впоследствии как-то раз на охоте, после выстрела на расстоянии 45 шагов, моя пуля попала здоровенному быку точно в голову. Подойдя к лосю вплотную, я сразу обратил свое внимание на совершенно неправильное положение рогов на голове зверя. Они были повернуты по отношению к своему естественному положению ... на 90 градусов. Кроме того, голова выглядела непривычно: она была, как бы сплющена с боков. Причина была простой: череп лося в верхней части от удара пули просто-напросто развалился на мелкие кусочки.

  • Другой случай тоже заслуживает внимания. Шли мы как-то втроем: я, мой друг и егерь по полю. Был прекрасный солнечный февральский день. Ветра не было, и все вокруг было покрыто инеем. И надо же было такому случиться, что на пути нашем оказалась неработающая ЛЭП (линия электропередачи). Обычная ЛЭП с деревянными столбами на бетонных пасынках. И тут черт дернул егеря заспорить на предмет, какая пуля лучше? Закончился спор тремя выстрелами по пасынку. На расстоянии 40 шагов в него попали все трое. Стреляли мы: друг - пулей Майера, егерь - круглой пулей, а я - "француженкой".
    Пуля друга не оставила на поверхности пасынка никаких повреждений, превратившись от удара по бетону в тонкую лепешку. После этого выстрела иней упал с проводов (в те времена ИХ ЕШЁ НЕ ВОРОВАЛИ даже с неработающих линий) между соседними столбами.
    Егерская пуля оставила после себя небольшую сферическую вмятину глубиной не более 1 мм. Её остатки напоминали яичницу-глазунью, только свинцовую. На этот раз иней упал с проводов между соседними и следующими столбами.
    От удара "француженки" в бетоне образовался кратер глубиной 8 мм. Но это было ещё не все. Дело в том, что пасынок в месте удара по всему периметру ... треснул(!). Иней же упал с проводов от горизонта до горизонта! Егерь после этого сразу приумолк и лишь спустя какое-то время начал крутить головой и приговаривать: "Ни ... себе! Чтоб железка перебила пасынок!..".

  • Ещё одним свидетельством поражающей воображение разрушительной силы, которой обладает героиня моего рассказа, стал мой выстрел по лемеху старого, брошенного лесниками распашного плуга. Толщина этого лемеха была никак не менее 6 мм. И, тем не менее, моя пуля, пролетев расстояние в 40 шагов, пробила его насквозь, вырубив в СТАЛЬНОЙ пластине (!) идеально круглое отверстие диаметром 15,5 мм опять же с идеально гладкой поверхностью!

 

Ещё одним плюсом того, что передняя часть пули была плоской, было следующее её достоинство: попадая в тело зверя и проходя через плоть, пуля, естественно встречала максимальное сопротивление, вследствие чего стремительно теряла свою энергию, чем, собственно говоря, и обеспечивалось её высокое останавливающее действие. При попадании в лопатку лося или крупного кабана, героиню моей статьи практически всегда можно было найти под шкурой напротив другой лопатки. Как правило, она делала так называемый "хлопун" диаметром 10 - 30 см. То есть ей хватало энергии оторвать шкуру от туловища, но не более того.

Устоять против соблазна, изготовить и испытать эту пулю в деле, было невозможно, и мы с дядькой взялись за дело. Сделали эскизы, а потом и саму пулю Блондо. Получившиеся образцы в точности повторяли формой и размерами французский оригинал. Они представляли собой катушку с более массивной (по сравнению с передней) задней частью. Естественно, что хвостовик имел коническую поверхность, а на двух цилиндрических поверхностях пуля имела опоясывающие их свинцовые пояски, которые делали невозможным контакт "сталь-сталь" во время прохождения её по стволу ружья при выстреле.

Опытные отстрелы, а впоследствии и практика применения пули Блондо на охотах по лосю и кабану показали, что она действительно ПРЕВОСХОДНА во всех отношениях. При стрельбе из ИЖ-12 на расстояние 50 метров ни одна пробоина не выходила из габаритов сигаретной пачки. Но, я думаю, что результат мог бы быть гораздо более впечатляющим, используй я более совершенные прицельные приспособления.

Эта замечательная пуля имела только один недостаток: она была довольно трудоемкой в изготовлении. Особо хлопотным было изготовление поясков путем заливки пазов в пуле свинцом. Кроме того, для получения гарантированной соосности наружной цилиндрической поверхности поясков с осью пули, последнюю приходилось изготавливать в центрах.

Друзья мои стрелки и охотники! Как вы уже, наверное, догадались, трудоемкость изготовления пули требовалось уменьшить. Но надо было найти такое конструкторское решение этой проблемы, чтобы после этой модернизации не потерять кучность. И такое решение, в конце концов, было найдено (забегая вперед, скажу, что кучность новой пули превзошла кучность оригинала, а настильность траектории её полета на стометровке просто превзошла все ожидания). В чем оно заключалось?

Наружный диаметр пули был уменьшен до 15,5 мм. Этим самым гарантировалось её беспрепятственное прохождение через ЛЮБЫЕ дульные сужения стволов ружей, включая даже самые сильные спортивные чоки. Канавки, необходимые для заливки свинцом были ликвидированы. Соответственно, удалили и сами пояски. И, что было очень важно, каждая пуля теперь изготавливалась полностью С ОДНОГО УСТАНОВА на токарном станке. При этом, естественно, что ВСЕ БЕЗ ИСКЛЮЧЕНИЯ ПОВЕРХНОСТИ ПУЛИ ИМЕЛИ НУЛЕВУЮ СООСНОСТЬ при значительно меньшей трудоемкости.

Для полного исключения возможности контакта "сталь - сталь" при выстреле был разработан специальный контейнер, в который помещалась пуля. ИЗЮМИНКОЙ конструкции этого контейнера было то, что со всеми наружными цилиндрическими поверхностями пули контактировали все внутренние поверхности контейнера, то есть ЗАЗОРЫ ТАМ ОТСУТСТВОВАЛИ. Этим своим качеством контейнер выгодно отличался от самодельных контейнеров, которые некоторые умельцы наловчились делать из стаканчиков-контейнеров для дроби. Эти тонкостенные стаканчики не могли однообразно удерживать пули внутри себя (центрировать её внутри ствола), что, конечно, самым отрицательным образом сказывалось на кучности стрельбы. Торцы контейнера были сделаны таким образом, что сзади они были заподлицо с торцем пули, а впереди выступали на два миллиметра. Последнее обстоятельство способствовало мгновенному отделению всех элементов контейнера от пули в момент, когда те покидали ствол ружья. Контейнер в начале экспериментов состоял из двух элементов, а впоследствии - из четырех (каждую половинку я ещё разрезал вдоль надвое).

Пулю по своему весу (29,7 г) и наружному диаметру (15,5 мм) можно было отнести к подкалиберным пулям. Зато при обычной для 12 калибра навеске (2,3 г) пороха "Сокол" она имела замечательно настильную траекторию полета. На всем диапазоне дистанций (от 30 до 100 м), практическое отклонение точки попадания от точки прицеливания было столь несущественным, что делало её чрезвычайно привлекательной для охоты на копытных.

Результаты, полученные впоследствии в результате стрельбы этой пулей на охотах, превзошли все мои ожидания. Простой пример: из 35 лосей, взятых мною за всю мою охотничью практику, 28 были добыты "француженкой в русской рубашке". Причем второй выстрел был, как правило, редкостью, поскольку стрелять я умел, и попадал всегда по убойному месту. А "француженка" делала свое дело просто превосходно.

Как я уже писал выше, точение стальных пуль с идеальной геометрией не представляло никакого труда. А вот с изготовлением качественных контейнеров пришлось немного помучаться. Первая проблема - поиски материала для контейнеров. В конце концов, сырье для формы было найдено. Это были ... пробки от бутылок шампанского. Изготовлены они были из мягкого полиэтилена низкого давления. На таком материале даже ноготь оставлял глубокую царапину. Кроме того, такой полиэтилен имеет низкую температуру плавления, и в расплавленном виде он прекрасно заполнял собой литьевую форму. Последняя, правда, была всего лишь одноместной, но для меня и дядьки её производительность была более чем достаточной. Сначала мы лили простые полиэтиленовые цилиндрики, из которых дядька потом вытачивал контейнеры. Затем была изготовлена более сложная форма. То, что извлекалось из неё на свет божий после охлаждения, уже не требовало никакой последующей обработки, кроме обрезания полиэтиленовых литников и облоя.

Потом, работая на оборонном заводе, я обеспечил этой чудо-пулей себя и всех своих друзей, для чего мне даже пришлось сделать четырехместную пресс-форму. После того, как на термопластавтомате было отпрессовано порядка ПЯТИ ТЫСЯЧ КОНТЕЙНЕРОВ, эта прессформа была уничтожена лично мною при помощи кувалдометра. Я полагал, что этого количества мне и моим друзьям хватит на всю оставшуюся жизнь. Какой же я был наивный!

Завершая рассказ об этой необычной пуле, которую я без тени сомнения считаю абсолютной чемпионкой среди всех известных на сегодняшний день пуль для гладкоствольного охотничьего оружия, ещё раз перечислю все её ЯРКО ВЫРАЖЕННЫЕ достоинства:

  1. Высокая кучность.

  2. Настильность траектории на стометровой дистанции.

  3. Высокий поражающий эффект.

  4. Несклонность к рикошетированию.

Думаю также, что эта пуля совершенно несправедливо недооценена спецназовцами, имеющими на вооружении гладкоствольное оружие. С такими великолепными характеристиками "француженка в русской рубашке" могла бы стать им надежной и верной помощницей, поддержав и преумножив былую славу своей прародительницы!

Друзья мои стрелки и охотники!

Среди читателей журнала почти наверняка найдутся Фомы Неверующие, которые подобно той недоверчивой вороне (из известного анекдота), летевшей во время гражданской войны над рекой Урал, не поверят тому, что здесь написано. Не верят? Пусть проверят! Эскизы пули и контейнера прилагаются. Прутковая сталь (марка, кстати, не имеет значения) и прутковый полиэтилен сегодня не являются дефицитом. Дело за малым: найти знакомого токаря. И хотя токари ныне встречаются реже, чем менеджеры, торговцы да охранники, все равно это задача вполне решаемая. Этих пуль и нужно-то десятка два, не больше. Десяток - на избавление от недоверчивости (на пристрелку), десяток - на сезон. Для этого литьевую форму изготавливать неразумно.

В заключение не могу не вспомнить тех ежегодных миниспектаклей, которые по почти одинаковому сценарию разыгрывались под окнами моего дома всякий раз, когда я приезжал в деревню Кузёмкино, Савинского района, Ивановской области. Свой очередной отпуск я всегда брал в сентябре. Вид моей "Волги", стоящей возле дома, быстренько рождал слух: "Константиныч приехал!". Слухи в деревне распространяются со скоростью просто необыкновенной. Надо ли говорить о том, что вскоре они достигали нужных ушей и мои земляки - охотники начинали подтягиваться к моему дому. Рассевшись на скамейке под окнами, народ не суетился: закуривал, обсуждал какие-то последние новости и только лишь, потом кто-то аккуратно стучал в окно.

Мне и моей маме (Таисии Матвеевне Посудиной) конечно, отлично было известно, как дальше будут развиваться события, но всякий раз мы не без удовольствия играли в эту игру, не делая никаких попыток сократить этот неспешный сценарий происходящего действа. Мама открывала окно и слышала приветствие: "Здравствуй, Матвевна! А сынок дома?". После получения утвердительного ответа, я приглашался на разговор у скамейки. Начинался он неизменно издалека с самых бесхитростных вопросов. Как там Москва? Как здоровье Брежнева? Ходят ли в Москве трамваи или их заменили троллейбусами? И так далее ... Но, в конце концов, кто-то из мужиков все-таки не выдерживал и задавал САМЫЙ ГЛАВНЫЙ вопрос: А СТАЛЬНЫХ ТО ПРИВЕЗ? Надо ли говорить, что после этого вопроса в разговоре всякий раз возникала напряженная пауза, но вслед за моим утвердительным ответом у всех собравшихся вырывался вздох облегчения. А далее, как правило, начинался разбор поведения собравшихся мужичков за время моего отсутствия.

Приговор прямо через открытое окно оглашался мамой. Те, кто оказывал ей какую-то помощь: косил траву вокруг дома, колол дрова, подвозил на транспорте тяжеленный газовый баллон - все немедленно получали из моих рук поданный через окно заветный сверток с двадцатью комплектами. Случалось, что кому-то и не везло. И если из окна слышалась, к примеру, такая фраза: "А вот Кольке Марычеву ничего не давай. Он - засранец у меня дважды занимал деньги на бутылку и до сих пор не вернул. И ещё, три недели прошу его заменить порванную ветром полосу рубероида на сарае - как не слышит!". Все поворачивались к провинившемуся. Я разводил руками, а мужики усмехались. Николай с поникшей головой и опущенными плечами тоскливо оглядывал в последний раз оттопыренные карманы счастливцев и уходил несолоно хлебавши.

Оставшиеся ещё какое-то время разражались дифирамбами. Например, чего стоила вот такая тирада: "Я за сто шагов как дал СТАЛЬНОЙ лосю по лопатке, так он как стоял, так и грохнулся на пузо, словно его оглоблей по горбине вдарили! Только ноги в разные стороны!". Или кто-то вопрошал: "Константиныч, а ты зачем их отхромировал?" и получал мой ответ: "А чтобы заражения крови не было". Затем народ расходился веселый и довольный.

Что касается упомянутого выше неудачника, то буквально через какие-то полчаса с рулоном рубероида на плече тот появлялся перед моим домом, стучал в окно, клал рубероид на землю, а занятые деньги на подоконник и спрашивал, где можно взять лестницу, хотя та висела на стене двора, что называется, на самом виду. Таисия Матвеевна моя, конечно же, никогда не упускала повода заняться воспитанием. Вот её фраза: "Тоже мне стахановец выискался! Ко мне сын приехал, он крышу и починит. А ты ступай туда, откуда пришел!". Мужичок на дворе терпеливо выслушивал эту отповедь, но шел не со двора, а ко двору, брал лестницу, приставлял её к сараю и буквально за какие то пятнадцать минут заменял поврежденную полосу рубероида на новую. Затем возвращал лестницу на место, подходил к раскрытому окну и просил у мамы ... ПОПИТЬ. Сердце женское не камень. Из окна показывались две руки: одна с чашкой кваса, другая с вожделенным свертком. Николай делал торопливый глоток, засовывал сверток за пазуху, говорил: "Ну, пойду заряжать", и исчезал из глаз.

Друзья мои стрелки и охотники!

Внимательно следя за оружейно-охотничьей периодикой, я всегда живо интересовался любой информацией, касающейся новых конструкций пуль для гладкоствольного оружия. Возможности изготовления и испытания этих новых пуль у меня были практически неограниченные. Я изготовил и отстрелял ВСЁ, что только было придумано в этой части за последние полвека, включая свои собственные разработки (пули: телескопические, с плавающим ЦТ, стреловидные, разрывные и даже реактивные). А потом я перестал этим заниматься. И не потому, что мне стало неинтересно.

Просто я понял следующую истину: "ФРАНЦУЖЕНКА" В РУССКОЙ РУБАШКЕ - ЭТО САМО СОВЕРШЕНСТВО, превзойти которое по всем характеристикам вряд ли кому удасться.

Александр ПОСУДИН

Закрыть