РАЗДЕЛ III. ЛИЧНОСТЬ И СПОРТ

СОДЕРЖАНИЕ:

 


В течение последних сорока лет в психологической литературе большое внимание уделялось оценке личностных черт. Были проведены также исследования с использованием известных психологических методик для характеристики личности спортсмена. И, несмотря на то что результаты этих исследований пока не дают четкого представления о том, что можно было бы назвать «личностью спортсмена», все же имеющиеся данные представляют интерес для тренеров, работающих со спортсменами. Эти данные позволяют тренеру лучше понять личностные особенности и индивидуальность спортсменов, лучше познать своих учеников и их возможности.

Поэтому в четырех главах рассматриваются личностные характеристики спортивной деятельности и намечаются, где это возможно, потенциальные пути практического использования приводимых данных.

ГЛАВА 5. ЛИЧНОСТЬ И СПОРТ: СМЫСЛ И ИЗМЕРЕНИЕ

 

В разговорах тренеров и спортсменов можно часто услышать ссылки на личностные особенности их партнеров, соперников и наставников. Между собой спортсмены нередко обсуждают, что представляет собой как личность их партнер или соперник и в какой мере те или иные его личностные характеристики повлияли на выступление его или всей команды.

Обсуждение личности психологами приобретает несколько иной оттенок. Они могут в спорах между собой ставить под сомнение даже научность самого понятия «личность». Некоторые пеихологи-бихевиористы заявляют, что современные методы оценки личности не представляют большой ценности и с их помощью можно получить ненадежные и вводящие в заблуждение данные. В противовес им многие психологи уже конкретно ставят вопрос о том, сколько существует отдельных параметров человеческой личности. При этом одни из них считают, что таких характеристик от двенадцати до шестнадцати, другие выделяют лишь шесть-восемь.

Дискуссии психологов иногда приобретают чисто теоретический характер. Ряд специалистов считают, что личность проявляется в более внешних или периферических характеристиках, включая явные реакции на жизненные ситуации, конституцию человека и то, как он передвигается и держит себя. Другие, в противоположность такому, как они считают, поверхностному подходу, высказывают мнение о том, что для оценки и понимания целостной личности необходимо применение специальных методик, таких, как проективные тесты или длительные психотерапевтические сеансы.

Несмотря на эти и другие противоречия, уже сейчас начинают разрабатываться и применяться на практике некоторые достаточно продуктивные подходы. Они могут оказаться полезными для спортсменов и тренеров, желающих лучше узнать себя, своих воспитанников и особенности их деятельности.

Термин «личностная черта» («личностная особенность») означает, что люди в известной мере последовательны в своем поведении и что различные компоненты личности или черты доступны для измерения.

Прежде чем обсуждать проблему применения теории личности в спорте, целесообразно рассмотреть некоторые способы тестирования характеристик личности и ряд принципов, лежащих в основе такой оценки. Настоящий раздел должен подготовить читателя к знакомству с материалом, изложенным в последующих главах.

ТЕОРИИ ЛИЧНОСТИ

 

Ученые, занимающиеся изучением и измерением параметров личности, придерживаются нескольких теоретических подходов. Краткое рассмотрение этих подходов представляется целесообразным по следующим соображениям:

  1. Тренер сможет лучше понять смысл различных способов изучения личности, если он будет хотя бы немного знаком с теоретическими основами, лежащими в основе этих методик.

  2. Знание того, как изучается личность, может быть полезным тренеру при наблюдении за поведением своих подопечных.

  3. Знание различных точек зрения на человеческую личность позволит тренеру классифицировать поведение своих спортсменов.

  4. Некоторое представление о теории и способах измерения личности поможет тренеру предсказать поведение своих учеников в различных стрессовых ситуациях.

«Периферические» теории. В этих теориях основной акцент делается на очевидных (поддающихся наблюдению) поведении и характеристиках людей. Предпринимались попытки лучше понять и предсказать поведение и деятельность людей по их телосложению и двигательным характеристикам. В 1930 г. Джюн Дауни предложила систему классификации, которая хотя впоследствии и не была подтверждена полностью экспериментальными данными, все же представляет известный потенциальный интерес для тренеров и преподавателей физического воспитания, которым при знакомстве с каждым из типов личности целесообразно не только представить, как он реально выглядит, но и в каком виде спорта такой человек мог бы показать хорошие результаты.

По результатам тестирования Дауни выделила пять типов личности.

  1. Мобильный тип - всегда в действии, но контролирует себя, беспокойный, с избытком энергии.

  2. Мобильно-агрессивный тип - активен, но с признаками враж¬дебности, часто взрывается с большой силой.

  3. Осмотрительный тип - интересуется деталями, внимательный, хорошо контролирует и продумывает свое поведение и действия.

  4. Низкоуровневый тип - добродушно-веселый, не напористый, не агрессивный, не давит на окружающих, без претензий.

  5. Психотический тип - высокий уровень напряженности, однообразие в двигательных шаблонах, ригидность в поведении, низкая помехоустойчивость в условиях стресса.

И, наконец, оказалось, что необходим еще шестой тип, куда можно было бы отнести трудноклассифицируемых.

Телосложение. Ученые, начиная с древних греческих и римских философов, предполагали, что личность, интеллект и эмоциональная сфера человека в какой-то мере связаны с его телосложением и внешним видом. На протяжении многих столетий делались попытки научно обосновать зависимость между различными параметрами телосложения и чертами личности. При рассмотрении этого вопроса мы остановимся на работах Шелдона.

После работы в течение ряда лет в области классификации типов телосложения и издания книги «Типы телосложения» в 1940 г. Шелдон и его сотрудники приступили к исследованию возможных связей между внешним видом и поведением человека. Данные этих исследований были обобщены в книге «Типы темперамента», которая . появилась два года спустя.

Шелдон разработал, пользуясь его терминологией, «конституциональную теорию» личности, в которой он выдвигает предположение о том, что по типу телосложения можно предсказать, какими личностными чертами обладает человек. По его мнению, крайне худой, сухощавый тип (эктоморф) скорее всего предпочитает дистанцию, сдержанность в отношениях с другими людьми, в то время как полный человек (эндоморф) проявляет черты, обычно соответствующие стереотипу «добродушный толстяк».

Для тренеров наибольший интерес преставляет вывод Шелдона о том, что индивид с развитой мускулатурой (мезоморф) также проявляет сочетание личностных черт, характеризующих его как здравомыслящего, социально открытого (активного) и экстравертированного. При этом он не всегда может управлять своим агрессивным поведением и чаще склонен к асоциальному поведению, чем полные или худощавые индивиды.

В последние 15 лет гипотезы Шелдона подверглись более тщательной проверке и не были подтверждены. Однако выяснилось, что:

  1. люди, знающие о стереотипах поведения полных или худощавых, ведут себя в соответствии с ожиданиями окружающих*;

    * Конечно, система классификации типов телосложения, предложенная Шелдоном, позволяет выделить практически неограниченное число вариантов. Тем, кого она заинтересует, целесообразно обратиться непосредственно к его работам, список которых приведен в библиографии.

  2. в целом общие тенденции, по Шедлону, оказались верны, но не все зависимости так отчетливы, как первоначально предполагалось;

  3. данные экспериментальных исследований подтвердили, однако, что в определенных видах спорта выдающиеся спортсмены почти всегда отмечались специфическими характеристиками телосложения. Это относится как к мускулистым тяжелоатлетам и метателям, так и к более стройным стайерам и баскетболистам;

  4. тренеры в видах спорта, требующих крайних типов телосложения, часто обнаруживают преобладание у них определенных личностных черт. Однако тренер должен быть готов к тому, чтобы встретить спортсменов: а) чье поведение не будет предсказуемо по типу их телосложения и б) которые внешне будут себя вести в соответствии со сложившимися ожиданиями окружающих и одновременно будут иметь черты характера и личности, совершенно не совпадающие с этими стереотипами.

Социальные теории. Целый ряд теорий личности стремится объяснить поведение человека особенностями культуры и среды, в которой он находится. Тренер должен внимательно разобраться в этом подходе, особенно когда он собирается работать в незнакомой ему социальной среде, или когда в команде есть члены из разных социальных слоев, или когда он работает со спортсменами из других стран.

К наиболее глобальным теориям этого типа относится биосоциальная теория, выдвинутая Гардинером Мэрфи, который особо выделяет три компонента в личности:

  1. физиологические тенденции, возникающие из наследственных характеристик;

  2. каналы или процессы, по которым и с помощью которых социальные условия формируют поведение;

  3. освоенные привычки, которые приводят к изменению концептуальных и перцептивных характеристик.

Из подхода Мэрфи можно понять, почему трудно не только определить понятие «личность», но и измерить ее характеристики. Еще труднее установить, почему люди ведут себя определенным образом, если учесть, что их поведение может быть наследственным, формироваться культурой или изменяться на основе практического опыта.

В «теории поля» Курта Левина подчеркивается значение «общего жизненного пространства (поля)» индивида, его общего личного и психологического окружения, а также и его более ограниченного «внутреннего личностного пространства». Однако по сравнению с концепцией Мэрфи здесь делается несколько меньший акцент на наследственных биологических тенденциях. В некотором смысле теория Левина опирается на психоаналитическую теорию, которая будет кратко рассмотрена ниже в этой главе.

Представление о личности и ее изменении у К. Левина, как, впрочем, и у Г. Мэрфи, не такое простое, как может показаться на Первый взгляд.

Левин полагает, что индивид окружен множеством дифференцированных районов, составляющих его жизненное пространство. А двигательные способности индивида рассматриваются при этом как мост между скрытыми частями его личности и его окружением, через который он передает свои внутренние потребности и чувства.

Психоаналитическая теория. В психоаналитической теории основной акцент делается на бессознательных мотивах, сексуальных потребностях и раннем опыте (детство) в развитии и понимании личности. В основе субъективных методов оценки личности, как правило, лежит психоаналитическая теория Фрейда. Большинство проективных тестов, которые будут рассмотрены в дальнейшем, основаны в известной мере на понятиях, первоначально изложенных в работах Фрейда. Фрейд использует термин «эго» как инструмент, связывающий глубинное в личности с реальным миром ее опыта. В рамках этого представления можно рассматривать и двигательные способности спортсменов.

Проективные тесты относительно неструктурны. Они стимулируют различные ответы, которые можно по-разному интерпретировать, а сама интерпретация и использование результатов тестирования доступны только психологам и психиатрам с хорошей специальной подготовкой.

Индивидуализм, функционализм. Теоретический подход, который имеет самое непосредственное отношение к методикам опроса оценки личности, можно назвать функционализмом или индивидуализмом. В ряде первых работ Олпорта в качестве показателей использовались и двигательные задачи. Он выделил три типа факторов: а) пространственный фактор, который оценивается измерением пространства, обычно используемого индивидом; б) центробежный фактор, указывающий на характер преобладаемых у индивида движений - к свому телу или от него; в) силовую характеристику, которую Олпорт назвал «акцентом».

Позже, в 20-30-х годах, и другие ученые стали изучать эффективность методик опроса при исследовании личности. Были разработаны тесты, в которых испытуемому задавались прямые вопросы о том, как он себя чувствовал; о том, как бы он реагировал в определенных ситуациях; о его предпочтениях и отношениях к другим людям или каким-то жизненным ситуациям. С помощью корреляционного, а также факторного анализа психолог затем пытался определить, есть ли связи между меньшим числом вопросов в большом опроснике. Затем анализировался состав каждой группы этих выявленных «сочетаний вопросов» с тем, чтобы определить, что в них было общего, т. е. какую выраженную тенденцию, черту или склонность они отражали у людей, отвечавших на вопросы теста.

Со временем были разработаны еще более качественные методики этого типа, тесты стали более обоснованными, использовался более совершенный статистический анализ, позволивший выделить более «чистые» по содержанию черты и качества. Кроме того, такой «функциональный» подход к оценке личности привел к созданию тестов, которые уже позволяли определить наличие и степень выраженности у человека той или иной специфической черты или качества.

В настоящее время эти тесты проходят дальнейшее усовершенствование. Некоторые из них хотя и содержат свою терминологию (профессиональный жаргон), оценивают качества, важные для спортивной деятельности, и потому специально разрабатываются для спортсменов и тренеров. До тех пор, пока этими тестами не будет обследовано большое число испытуемых, представляющих какую-то часть так называемой нормальной выборки, отсутствие норм и стандартизации будет снижать практическую ценность и применимость этих методик.

МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ ЛИЧНОСТИ СПОРТСМЕНА

 

Некоторые из приводимых ниже методик использовались для подготовки отдельных спортсменов к соревнованиям. Другие нашли применение в научных исследованиях. Дополнительно к методикам, предназначенным для оценки предполагаемых устойчивых личностных черт, в настоящее время разрабатывается всевозрастающее число методик для измерения временных психических состояний и настроений. Выступление в соревнованиях в каком-то определенном месте и в определенное время зависит (наряду с факторами подготовки и уровнем физических качеств) от сформированных личностных тенденций и временного эмоционального тона, который может быть вызван у спортсмена ситуацией, или специальными воздействиями тренеров, или собственными усилиями спортсмена.

Методики, с помощью которых измеряется кратковременное состояние ситуативной тревоги, колебания в мотивационной сфере и т. п., могут оказаться полезными в руках компетентного специалиста. В качестве примера можно привести мотивационный тест Кэттелла, который включает оценку возможных страхов, отношение к карьере и к самому себе. Другим примером этого типа методик, применяющихся для измерения изменчивых эмоциональных состояний, является шкала «состояния тревожности» Спилбергера.

Предлагаемые ниже тесты были выбраны не только потому, что они часто используются в работе со спортсменами, но также и потому, что они дают представление о различных типах как проективных, так и более объективных методик опроса. Тренер, работая с психологом, должен соблюдать известную осторожность при выборе этих тестов, а особенно при попытках интерпретировать получаемые результаты и соотносить их со своей реальной работой, трудностями, разочарованиями и эмоциональным подъемом, присущими спорту.

Тесты для исследования черт личности

Уже в начале века, особенно после разработки и совершенствования статистических методов, целым рядом видных психологов были созданы достаточно объективные тесты для изучения личности.

Эти тесты различаются по параметрам, которые они измеряют, по точкам зрения на то, что понимать под личностью и как ее лучше оценивать.

Обычно в тесты включаются многочисленные вопросы или варианты поведения в различных ситуациях, из которых респондент должен выбрать, указать устно или письменно ответ, соответствующий его реакции. Многие считают, что такие ответы представляют собой результат лишь временных эмоциональных состояний. Однако более тщательно работающие специалисты путем выбраковки неудачных вопросов, корреляции группы ответов и других статистических операций, слишком специальных, чтобы останавливаться на них здесь, разработали методики, позволяющие действительно измерить относительно устойчивые черты личности.

Однако следует отметить, что в настоящее время не только имеются многочисленные личностные методики сомнительной ценности, но и существуют различные варианты психологического тестирования «с заказом по почте», которые предлагают тренерам якобы для измерения мотивации спортсмена, его потребностей и других потенциально важных характеристик. Большинство из этих легкодоступных материалов для «заочного тестирования» не представляет какой либо ценности и лишь вводит в заблуждение тренеров и спортсменов. Даже хорошо подготовленный психолог, если бы ему вдруг пришлось работать с подобными методиками, не мог бы извлечь существенной пользы из их применения*.

* Об этих сомнительных «тестах» уже упоминалось, и они были осуждены в этическом кодексе Американской психологической ассоциации, после чего они исчезли из сферы индустриальной психологии, где первоначально возникли. К сожалению, все же время от времени подобные «тесты» появляются по рекомендации так называемых «спортивных психологов» и всевозможных «психологических институтов».

Шестпнадцатифакторный опросник Кэттелла (I6PF) пользуется самой широкой популярностью в мире среди психологов, интересующихся психикой спортсменов. И хотя не все шестнадцать личностных черт, диагностируемых тестом, имеют непосредственное отношение к спортивной деятельности, тем не менее получаемый в результате тестирования профиль дает многостороннюю характеристику испытуемого*.

* Тестируемые черты: сдержанный - общительный; мышление конкретное - абстрактное; уступчивый - напористый; серьезный - беспечный; жесткий - мягкий; доверчивый - подозрительный; практичный с богатым воображением; прямолинейный гибкий; консервативный - склонный к новаторству; спокойный - напряженный; эмоционально неустойчивый - устойчивый; практичный - совестливый; робкий - рискованный; спокойный - беспокойный; зависимый от группы - самостоятельный; спонтанный - контролирующий себя.

В обзорах этого теста обычно критикуется отсутствие концептуальной валидности и отмечается возможность того, что некоторые так называемые «независимые черты» могут измерять одно и то же свойство. Однако многочисленными экспериментальными исследованиями было показано, что результаты, получаемые в ходе тестирования с использованием данной методики, чрезвычайно надежны.

В следующей главе будет рассмотрено несколько исследований, в которых применялся тест Кэттелла*.

* К моменту написания этой книги завершалось международное сравнительное исследование личности спортсменов в различных ситуациях, в котором приняли участие спортивные психологии Англии, Восточной Европы и Соединенных Штатов. Для подобного рода сотрудничества методика Кэттелла, по-видимому, представляется наиболее пригодной.

Личностная шкала Компри хотя и не применяется так широко при работе со спортсменами, но содержит ряд пунктов (вопросов), благодаря которым она может стать вполне пригодной и в спорте. Эта шкала, прошедшая доработку и усовершенствование в течение более чем 15 лет, позволяет выявить следующие параметры личности: доверчивость - самозащита; аккуратность - отсутствие самопринуждения; эмоциональная устойчивость - нейротизм; экстраверсия - интроверсия; мужественность - женственность; эмпатия - эгоцентризм. Можно было бы предположить, что спортсмен высокого класса обычно имеет высокие показатели по аккуратности, доверчивости и эмоциональной устойчивости и у него более выражена экстраверсия и мужественность. Спортсмены в индивидуальных видах спорта могут, по-видимому, иметь более высокие показатели по эгоцентризму, тогда как в командных видах спорта можно ожидать более высокой эмпатии.

Личностный опросник Айзенка представляет собой модификацию личностной шкалы Модели, с помощью которой получают три показателя: экстраверсии, нейротизма и установочного поведения (шкала лжи). Вопросы в этом тесте по форме и содержанию аналогичны тем, которые приведены в Миннесотском многостороннем личностном тесте (MMPI). Основная ценность личностного опросника Айзенка, как и MMPI, заключается в возможности диагностирования индивидов с довольно выраженными невротическими тенденциями, а не в точном выявлении параметров личности. Известно, однако, что эта методика использовалась спортивными психологами Восточной Европы*.

* Методика MMPI нашла применение и в ряде психоневрологических учреждений и клиник СССР. Достаточно обширный материал на спортсменах был собран и в лаборатории спортивной психогигиены (см. работы Л.Д. Гиссена и Л.Н. Собчик).
Один из вариантов адаптации MMPI на русском языке изложен в книге Ф.Б. Березина, М.П. Мирошникова и Р.В. Рожанец «Методика многостороннего исследования личности». М., «Медицина», 1976 (Прим. перев.).

Шкала личностных ценностей Эдварда позволяет получить 15 показателей для оценки стремления к достижению, уважению, порядку, самопоказу, независимости (автономности), аффилиации (эмоциональным контактам с другими), интроцепции, помощи другим, доминированию, самопринижению, заботе о других, изменению, выносливости, проявлению интереса к противоположному полу, агрессивности.

Некоторые авторы высказывали сомнения относительно того, различаются ли статистически эти 15 предпочтений или потребностей. Поэтому шкалу предлагалось доработать с тем, чтобы можно было выделить меньшее число специфических потребностей. Однако критические замечания по поводу валидности ряда вопросов не привели к улучшению качества новых вариантов теста, которые появились в конце 60-х годов. В настоящее время шкала Эдвардса представляет собой, по-видимому, больше инструмент для научных исследований, чем методику личностной оценки индивидуальных различий и черт характера.

Шкала тревожности Тэйлор получила широкое распространение среди психологов-экспериментаторов для оценки так называемой «выраженной тревожности», т. е. общего уровня опасения (страха) или мрачного предчувствия, наличие которого испытуемый сам признает. В тест включены различные прямые вопросы (например: «чувствуете ли вы иногда, что вот-вот погибнете?»), на которые респондент отвечает «да» или «нет». Валидность шкалы проверялась сопоставлением ответов, полученных у испытуемых с выраженными психотическими тенденциями, и в «нормальной» контрольной группе.

Эту шкалу довольно часто применяют врачи, работающие со спортсменами во многих странах, особенно в Восточной Европе. Некоторые авторы высказывали сомнения в ее надежности. Я, например, при повторном тестировании тех же испытуемых обнаружил несовпадения в их ответах. Еще больше критических замечаний в адрес теста высказывалось по его валидности.

Первоначальное назначение этого теста заключалось в выявлении индивидов, которые испытывают или по крайней мере признают наличие у них различных, чаще всего крайних, уровней тревожности. Эта шкала может использоваться при тестировании спортсменов до и после соревнований. Однако искушенный в тестах респондент может легко «набрать» высокий или низкий результат по шкале тревожности. Следовательно, как и большинство методик, которые только что были рассмотрены, данная шкала дает положительные результаты только при тщательном проведении опроса и аргументированной, обоснованной интерпретации. Ее следует применять в сочетании с другими методиками, включая проективные и бланковые тесты, а также наблюдение.

Шкала личностной и реактивной тревожности, разработанная Чарльзом Спилбергером, предназначена для оценки тревожности как черты личности и эмоционального состояния. Она имеет большие потенциальные возможности и может оказать существенную помощь в спорте. Большинство методик, которые раньше применялись в спорте, оценивали скорее более устойчивую, длительно испытываемую тревожность, а не кратковременное «состояние» тревожности, обычно связанное со спортивными соревнованиями. Можно надеяться, что тест Спилбергера при правильном его использовании поможет заполнить имеющиеся пробелы в оценке часто изменчивых состояний тревожности, которые испытывают спортсмены, особенно перед ответственными соревнованиями.

Шкала тревожности IPAT* позволяет получить шесть показателей: общей тревожности, силы своего «я», наличия параноидных тенденций, склонности к самообвинению, психомоторной напряженности и развития самосознания. Тест обычно применяется как шкала самооценки (на заполнение требуется 5-10 мин.). В результате получают то, что обычно называют общим уровнем «свободной тревожности» в отличие от общей невротической или психотической симптоматики.

* IPAТ - Institute for Personality and Ability Testing - Институт тестирования личности и способностей, из наиболее популярных инструментов в «арсенале» клинических психологов. В одном обзоре указывалось, что ежегодно в США с помощью этой методики тестируется около 1 млн. человек.

Эта шкала представляет собой инструмент высокого качества, результат более чем двадцатипятилетней экспериментальной работы. Как и шкала тревожности Тэйлор, данная методика проверялась на валидность сравнением ответов «нормальных» испытуемых с людьми, у которых был повышенный уровень тревожности. Большинство оценивет эту шкалу по содержанию, валидности и практической пригодности значительно выше, чем другие имеющиеся методики этого же плана.

ПРОЕКТИВНЫЕ ТЕСТЫ

 

За последние 40 лет были разработаны различные проективные тесты. В их основу положена следущая идея: когда человек воспринимает и вербализует увиденное в чернильных пятнах, сюжетных картинках, неоконченных предложениях и т. п., то он в какой-то мере «проецирует» что-то свое на ситуацию или стимул.

Эти тесты пользуются большим уважением у многих психологов и психиатров, но не всегда получают высокую оценку у специалистов, больше полагающихся на статистику. Например, отсутствие связи и согласованности ответов испытуемых, полученных в различное время, часто затрудняет их точную интерпретацию. Работа с этими тестами и тем более их интерпретация требуют соответствующей подготовки и опыта. Более того, тестирование группы спортсменов или отдельных участников с помощью какой-либо из проективных методик, мало что даст, если эти данные не комплексируются с результатами, полученными из других источников и по другим тестам.

Однако применение, например, картинок с фрустрационными ситуациями при работе со спортсменами может выявить важные факторы или моменты, которые целесообразно в дальнейшем проанализировать специально в ходе наблюдений и с помощью более точных психологических методик. Взятые в комплексе, эти данные могут представить более полную картину характера, эмоций, личностных особенностей, чем использование какой-либо одной, даже объективной, методики.

Тест Роршаха. Прошло около 55 лет с тех пор, как швейцарский психиатр Герман Роршах опубликовал свой тест, в котором испытуемым предлагалось 10 картинок с симметрично расположенными чернильными пятнами. С тех пор этот тест стал, по-видимому, одним из наиболее популярных инструментовв «арсенале» клинических психологов. В одном обзоре указывалось, что ежегодно в США с помощью этой методики тестировалось около 1 млн. человек.

Несмотря на это, статистики и психологи-экспериментаторы продолжают скептически относиться к валидности и надежности этого теста. Имеются довольно убедительные данные, свидетельствующие, например, о том, что личностные особенности экспериментатора, его образование и общая теоретическая и философская ориентации могут вызвать существенные различия в интерпретации ответов пациентов и в их реакции на странные пятна. Нередко ответы одних и тех же испытуемых, полученные через различные промежутки времени, существенно различаются. Точно так же различаются и интерпретации ответов одних и тех же испытуемых, если их оценивают, например, два клинициста. Как и в большинстве проективных тестов, ценность результатов, получаемых с помощью методики Роршаха, в значительной мере зависит от мастерства и чувствительности экспериментатора и еще в большей степени от того, как результаты тестирования интерпретируются в зависимости от личностных наблюдений, самооценок и более объективных тестов, измеряющих мотивацию, тревожность и другие черты личности.

Тематический апперцепционный тест (ТАТ), так же как и тест Роршаха, получил широкое распространение и с конца 40-х годов использовался в нескольких тысячах исследований. Как и другие проективные методики, он ценится больше у клинических (медицинских) психологов, чем у экспериментаторов, которые продолжают задавать каверзные вопросы по статистике, валидности теста, его однородности и объективности. Например, надежность этого теста снижается из-за тенденции испытуемых повторять одни и те же рассказы по различным картинкам, предъявляемым в различные моменты тестирования.

Тест включает 20 картинок, на которых изображены различные жизненные ситуации (темы), на которые должен реагировать испытуемый. ТАТ, как и тест Роршаха и другие проективные методики, полезен только в руках подготовленного и опытного исследователя в сочетании с другими видами данных о тестируемом.

Некоторые исследователи отмечали, что даже тон ответов на определенные картинки может свидетельствовать об общем интеллектуальном подходе испытуемого к решению проблем, а также дать представление об общих аспектах его эмоциональной жизни. Если принять основную теоретическую посылку, лежащую в основе теста, то можно согласиться и с гипотезой о том, что, когда индивиду предъявляют картинки, он рассказывает соответствующие истории, описывая свои собственные мотивы, интересы и заботы. Это предположение принимается не всеми психологами. И тем не менее ТАТ применяется в ряде случаев и при работе со спортсменами как в США, так и за рубежом. Результаты таких исследований рассматриваются в следующей главе.

Фрустрационный тест Розенцвейга дает возможность получить 15 показателей, характеризующих направленность агрессивных реакций индивида (на других или на себя) и тип его реагирования. Именно поэтому в ряде случаев этот тест может применяться при работе со спортсменами.

Как и в тематическом апперцепционном тесте, испытуемого просят выразить свое отношение в форме словесных реакций на 24 фрустрационные (неприятные) ситуации, предъявляемые в форме картинок, на которых изображены, как правило, два человека. Тест можно применять и с детьми в возрасте от четырех лет. Как и в других проективных тестах этого плана, предполагается, что то, как испытуемый реагирует на картинки, выявляет его способ поведения и действия в реальных жизненных ситуациях, вызывающих фрустрацию. Однако в исследованиях с целью проверки валидности теста были получены довольно противоречивые результаты. Большинство исследователей высказывают мнение о необходимости дальнейшей доработки содержания теста, протоколов для фиксации результатов опроса и получения норм. С другой стороны, в видах спорта, где необходимы вспышки агрессии или, наоборот, ее сдерживание, регуляция, показатели теста могут оказаться потенциально полезными.

ПРИНЦИПЫ ЛИЧНОСТНОГО ОБСЛЕДОВАНИЯ СПОРТСМЕНОВ

 

В широком плане психологическое обследование спортсменов должно, по-видимому, включать получение двух параметров личности:

  • довольно устойчивых черт личности;

  • динамических компонентов личности, включая временные мотивационные состояния, переходные уровни тревожности и др.

Информация, получаемая по тщательно и хорошо продуманной программе оценки личности, может быть полезной в случаях, когда надо:

  1. выявить валидные принципы исследования, которые помогли бы изучать спортивную деятельность и функционирование мужчин и женщин в условиях стресса, а также и понять, как способствовать лучшему выступлению спортсменов;

  2. дать возможность спортсмену лучше познать самого себя, его взаимоотношения с людьми и условия спортивной деятельности, которые могут на него повлиять;

  3. помочь тренеру и специалистам более эффективно направлять усилия спортсмена, лучше его понять и создать более благоприятные межличные взаимодействия и контакт между спортсменом и тренером.

Методики для исследования личностных черт. Личностные тесты являются излюбленными методами у спортивных психологов во всем мире. Время от времени проводятся массовые исследования спортсменов определенной специализации и строятся профили, с которыми в дальнейшем сопоставляются результаты тестирования отдельных спортсменов. В одних случаях информация, полученная с помощью этих тестов, помогает спортсмену лучше разобраться в особенностях своего собственного поведения. В других - результаты тестирования анализируютя тренером и врачом команды, а затем сопоставляются с результатами, которые показывает спортсмен на отдельных тренировках, в течение недели, всего сезона. Иногда спортсмена подробно информируют о целях предстоящего тестирования, но иногда этого не делают.

В целом перед личностным тестированием спортсменов всех уровней следует учитывать следующие критерии:

  1. Непосредственно перед проведением обследования необходимо подробно объяснить спортсменам, для чего оно проводится, а после тестирования познакомить их с полученными результатами. Если желательна активная помощь со стороны участников, то от спортсменов, особенно опытных, не следует скрывать действительных целей тестирования, идеи, заложенной в методике, и возможных недостатков используемых тестов.

  2. Сам подход и уровень исследования, естественно, предполагают, что оно проводится квалифицированным психологом, способным не только правильно проводить тестирование, но и профессионально интерпретировать получаемые результаты. Заочные тестирования по почте, которые проводит по присланным бланкам тренер, а затем посылает неизвестно куда для интерпретации, не отвечают ни этическим, ни научным принципам получения достоверной информации о личности*.

    * В феврале 1971 г., по сообщениям печати, ассоциация игроков Национальной футбольной лиги (США) призвала к прекращению психологического и личностного тестирования спортсменов. Один из представителей ассоциации заявил, что он мог бы привести целый ряд примеров, когда тренеры неправильно интерпретировали данные тестирования и плохо обращались с игроками. «Многие тренеры, - заявил Уильям Карри, один из ведущих игроков «Болтимор Колтс», - не имеют достаточной квалификации, чтобы помочь спортсменам в личностных проблемах».

  3. Применяемые личностные тесты должны быть пригодны для практически здоровых в психическом отношении людей. Например, уже упоминавшаяся методика MMPI (Миннесотский многосторонний личностный опросник), часто используемая при работе со спортсменами, предназначена для обследования больших выборок людей с целью выявления у них симптомов довольно серьезных психических нарушений и потому не пригодна для оценки личностных параметров в нормальной выборке испытуемых.

  4. Применяемые тесты должны быть научно достоверными и надежными. Каждый работающий с тестом должен ознакомиться с соответствующей литературой, чтобы убедиться в его валидности. Такие тесты должны быть валидны с точки зрения факторного анализа, т. е. каждый параметр, измеряемый тестом, должен быть независимым и не смешиваться с другими факторами. Кроме того, выделенные тестом характеристики должны быть также относительно устойчивыми и соотносимыми с результатами других тестов, измеряющих те же качества в тех же группах спортсменов.

  5. При оценке важных личностных характеристик (например, тревожности) следует применять не одну, а несколько методик, чтобы убедиться, что получаемый результат не является артефактом какого-либо из используемых специфических тестов.

  6. Частое применение какого-либо личностного теста (различных форм опросов) поможет определить, изменчивы или стабильны получаемые личностные показатели. Это может быть особенно целесообразно при тестировании задолго до соревнований и перед самыми стартами.

  7. Несмотря на только что данную рекомендацию, не следует злоупотреблять длительностью тестирования и вызывать нежелательные эмоции у спортсмена. Часто встречающиеся в практической работе недоброжелательность и даже враждебность со стороны спортсменов, нежелание сотрудничать и другие признаки могут исказить результаты обследования и личностные показатели.

  8. В программах обследования с применением личностных тестов следует предусмотреть наряду с тестированием спортсменов исследование личностных особенностей их тренеров. Такой подход позволит спортсменам и тренерам с помощью психолога выяснить причины существующих у них затруднений и проблем в сфере межличностных контактов.

  9. Испытуемые должны хорошо представлять ограниченность личностных тестов. Одновременно получаемые данные необходимо рассматривать в контексте и в сочетании с другими материалами об испытуемых (наблюдения, характеристики независимых и компетентных судей и т. д.). Например, сбор подробных биографических данных часто помогает психологу и тренеру в правильной интерпретации личностных черт спортсмена, так же как и в выявлении устойчивости этих показателей.

  10. Полученные личностные показатели часто используются при интерпретации других результатов тестирования. Например, с помощью социограммы можно выделить изолированного в команде спортсмена. Однако только одновременное использование личностных характеристик, из которых видно, что у этого спортсмена выражена интроверсия и невысокая потребность в общении с другими людьми, позволяет сделать предположение, что его относительно устраивает изоляция, в которой он находится. С другой стороны, если из личностных характеристик следует, что у спортсмена высокая потребность в одобрении других, а из других данных окажется, что его не принимают члены команды, то получается совершенно другая картина состояния спортсмена.

Таким образом, можно сделать вывод, что личностные тесты должны использоваться прежде всего для того, чтобы помочь спортсмену понять себя, а также улучшить контакт между ним и тренером. Результаты, получаемые с помощью валидных и надежных личностных тестов, следует до и после проведения обследования обстоятельно интерпретировать и сообщать всем заинтересованным лицам.

И, наконец, результаты личностного тестирования следует интерпретировать в рамках общей программы обследования с привлечением биографических и социально-демографических данных, а также оценки двигательнрх возможностей и более изменчивых, ситуативных показателей настроения и состояний, которые будут рассмотрены ниже.

Методики для исследования динамических состояний. Хорошо или плохо выступает спортсмен, зависит не только от относительно устойчивых личностных характеристик, но также и от более изменчивых состояний. Например, в литературе указывается на то, что у человека наряду с относительно устойчивым показателем общей или «личностной» тревожности имеется и более изменчивая «ситуативная» тревожность. Хотя обычно человека мотивируют важные для него цели, задачи, однако степень важности, значимости, которую он придает той или иной специфической работе, ситуации, может в зависимости от времени существенно изменяться в ту или иную сторону.

Те, кому приходилось разрабатывать методики опроса для исследования личности, отношений, темперамента и мотивации, давно заметили изменчивый характер по крайней мере некоторых из получаемых при этом показателей. Спортивный психолог также должен учитывать, какие черты личности могут изменяться в большей степени, особенно если спортсмен сталкивается с эмоционально напряженной ситуацией спортивной борьбы, в которой ему предстоит проявить все свои возможности.

Для того чтобы понять характер этих изменчивых эмоциональных состояний, психолог может использовать различные подходы:

  1. Можно многократно тестировать спортсменов во время тренировок, особенно по мере приближения дня соревнований, используя для этого сокращенные варианты личностных тестов, шкал тревожности и т. д.

  2. Психолог должен освоить методики, специально предназначенные для оценки временных эмоциональных состояний. В качестве примера такой методики можно привести тест мотивации Кэттелла. В нем есть разделы, касающиеся страхов, отношения к карьере, к себе и других таких же динамических качеств, составляющих целостную структуру личности.

Кэттелл и другие авторы привели несколько объяснений того, почему происходят изменения в этих временных, или поверхностных, чертах. Одна из причин заключается в том, что группа имеет тенденцию к формированию личностных установок, особенно в лице тех ее членов, которые больше всего отличаются от некоторого среднего. Это свойственно не только спортивной команде, но и человеческому обществу в целом. Следовательно, при более частом воздействии групповой среды эти полупостоянные характеристики могут проявиться отчетливее и время от времени изменяться. Изменения в личностных чертах у юных пловцов, отмеченные за определенный промежуток времени в исследовании Огилви и Татко, показывают, как социальный микроклимат команды может формировать отдельные поверхностные черты личности.

РЕЗЮМЕ

 

При определении понятия личности предполагается, что существуют достаточно устойчивые характеристики, которые отражают отношения индивида к себе, к социальным контактам, стрессорам и событиям окружающей среды. Проникновение в личность спортсмена может иметь важные последствия для успешной его деятельности, адаптации к условиям соревнований и общему эмоциональному самочувствию.

Личностные черты представляют собой в целом устойчивые компоненты целостной личности, которую можно, как мы полагаем, измерить с помощью многочисленных (более ста) видов тестов. Использование личностного тестирования в спорте предполагает формулировку некоторых принципов как в философском, так и в операциональном (практическом) плане. Например, представляется важным решить, какие именно цели достигаются тестированием личности. Должны ли они измерять и поддерживать необходимое нервно-психическое состояние спортсмена либо способствовать только повышению результата его спортивной деятельности. Более того, при проведении любого обследования, в программу которого включено изучение личности, необходимо объяснить спортсменам до начала тестирования смысл и назначение предполагаемых измерений. И далее, после сбора и анализа материалов следует индивидуально с каждым обсудить его результаты.

Исследование личности обычно должно быть по возможности всесторонним. В нем следует использовать широкий набор тестов и других методик, позволяющих изучать разнообразные типы социального, эмоционального поведения и собственно деятельности. Тестирование, кроме того, должно проводиться несколько раз в течение сезона (при условии, однако, что оно не отнимает у спортсмена слишком много времени).

Психологическое тестирование и особенно интерпретацию получаемых результатов должен проводить толъко квалифицированный психолог, систематически контактирующий с командой в течение достаточно продолжительного времени. Психолог команды, работающий в содружестве с тренерами и врачом команды, может внести важный вклад в успешное выступление команды, помочь росту достижений спортсменов в индивидуальных видах спорта, а также способствовать личностной адаптации спортсменов, постоянно подвергающихся действию различных стрессорных влияний как в жизни, так и на спортивной арене.

В последующих главах изложенные здесь принципы и подходы будут соотнесены с общими и специфическими ситуациями отдельных видов спортивной деятельности. Будут проанализированы исследования спортсменов высокого класса в различных видах спорта. Более подробно будут рассмотрены такие важные стороны личности спортсмена, как система мотивов, тревожность и агрессивность. Затем речь пойдет о том, как следует использовать данные личностного обследования в клинических интервью и беседах, консультациях психолога со спортсменом или тренера со спортсменом.

ГЛАВА 6. ЛИЧНОСТЬ СПОРТСМЕНА

 

Большинство исследований в области нсихологии спорта, проводившихся за последние 30 лет, включало изучение личности спортсмена. При этом обычно пользовались методикой типа теста Кэттелла для оценки черт личности, а результаты часто представляли в виде профиля личности, основанного на средних показателях каждого подраздела теста. Иногда полученный профиль сопоставлялся с нормами, предварительно собранными для данной батареи тестов. К сожалению, подобного рода работы обычно носили фрагментарный и несистематический характер. Более того, поскольку различные исследователи применяли разные тесты (большинство из них было описано в предыдущей главе), то сравнение полученных ими результатов и формулирование общих принципов является довольно кропотливой работой.

Интерпретация подобного рода работ затрудняется еще и способами отбора испытуемых. Исследования часто проводились на небольшой группе испытуемых. Кроме того, не все исследователи могут даже дать четкое определение понятию «спортсмен». Таким образом, интерпретация результатов исследований, в которых проводилось сравнение черт личности спортсменов и неспортсменов, представляется почти невозможной. Является ли спортсменом лишь тот, кто принимает участие только в международных соревнованиях? Следует ли тщательно изучить вид спорта и принять во внимание масштабы страны, прежде чем дать оценку квалификации спортсмена, выбранного для участия в исследованиях? Можно ли сравнивать спортсмена, представляющего школу, в которой занимается около 150 учащихся, со спортсменом, участвующим в соревнованиях, проводимых между учебными заведениями, насчитывающими от 2000 до 3000 студентов?

Анализ всей имеющейся по этому вопросу литературы свидетельствует о том, что невозможно сформулировать типичные или оптимальные черты личности, присущие спортсмену вообще. Скорее, следует рассматривать отдельные виды спорта, при этом можно, особенно в легкой атлетике, установить, что определенные черты, по-видимому, характерны для спортсменов, специализирующихся в тех или иных видах легкоатлетической программы. В таких видах спорта, как футбол, в котором большинство участников выполняют сходные функции, удалось установить характерное сочетание черт личности. В других командных видах спорта (например, американский футбол), в которых функции игроков различаются достаточно широко, оценка черт личности не указывает на наличие определенного «типа», присущего участникам, или личностных изменений, происходящих в результате занятий данным видом спорта.

После рассмотрения качества и валидности имеющейся информации оказалось легче решить, в каких случаях не следует применять личностные тесты, чем то, как пользоваться этой информацией в спорте. Например, в настоящее время пока невозможно построить точный профиль личности обычного спортсмена или спортсмена высокого класса. Таким образом, с практической точки зрения, а также если рассматривать моральную сторону проблемы, нецелесообразно отчислять какого-либо спортсмена из команды или тренировать его с определенной целью, ориентируясь только на структуру его личности.

Однако, если занять более оптимистическую позицию, результаты личностных тестов все же могут иметь практическую ценность. Ниже приведены возможности применения этих данных (более подробно они рассматриваются в конце главы и в последующих разделах книги).

  1. После проведения психологических исследований тренер может более эффективно работать со спортсменом. Поведение спортсмена во время тренировки или в стрессовой ситуации соревнования не будет для тренера неожиданностью.

  2. Результаты тестирования личности могут быть использованы в индивидуальных беседах и консультациях для максимизации усилий в решении личностных проблем и сведения их к минимуму.

  3. Если спортсмен знаком с теоретическими принципами, лежащими в основе проводимых тестов, и понимает значение полученных показателей, то он может более глубоко понять самого себя. Подобное понимание будет способствовать повышению его результатов, более серьезной работе на тренировках и более устойчивой эмоциональной адаптации.

  4. Анализ различий в личностных профилях спортсменов в команде может служить для оптимизации их межличностных отношений и предотвращения возникновения нежелательных форм взаимодействия.

  5. Показатели определенных черт личности вместе с результатами тщательного анализа бесед, автобиографических данных или данных проективных тестов могут помочь выявить членов команды, эмоциональная адаптация или состояние которых требуют особого внимания либо в данный момент, либо в ходе длительных тренировок или напряженных соревнований.

Несмотря на поверхностный характер имеющихся данных относительно черт личности спортсменов, в настоящей главе мы попытаемся решить две основные задачи: а) ознакомить читателя с имеющимися сведениями о личности спортсмена в различных спортивных группах и б) использовать эту информацию для того, чтобы помочь тренеру и спортсмену повысить эффективность тренировок и результативность выступлений.

В настоящей главе можно выделить три раздела:

  1. Раздел, в котором рассматриваются отдельные черты личности и степень их выраженности у спортсменов различных специализаций. Особое внимание здесь уделяется таким чертам, как агрессивность, мотивация достижения, уровень экстраверсии, твердость характера, тревога, авторитарность, социальная сенситивность, забота о своей внешности.

  2. Раздел, содержащий информацию о чертах личности, наблюдаемых у спортсменов в специфических видах спортивных групп: у женщин-спортсменок, у спортсменов высокого класса и средней квалификации, в командных и индивидуальных видах спорта, у молодых и опытных спортсменов, а также у занимающихся видами спорта, требующими непосредственного физического контакта.

  3. В последнем разделе основное внимание уделяется значению, которое имеют личностные показатели для спортсменов и тренеров, и описанию способов и методик достижения оптимальной результативности и психического здоровья на основании личностного тестирования.

ЧЕРТЫ ЛИЧНОСТИ В СПОРТИВНЫХ ГРУППАХ

 

В общей сложности можно выделить несколько черт, наиболее часто встречающихся у спортсменов. К ним относятся высокий уровень агрессивности (который почти все время находится под контролем у спортсмена высокого класса), высокий уровень мотивации достижения, экстраверсия и твердость характера. Ниже мы попытаемся определить, в каких ситуациях и спортивных группах эти черты находят наиболее яркое выражение.

Агрессивность. Во многих видах спорта, особенно в тех, где допускается непосредственный физический контакт, различные формы контролируемой физической агрессивности просто необходимы. Можно предположить, что отвечая на вопросы личностных тестов, спортсмены, занимающиеся этими видами спорта, проявят различную степень агрессивности*. Данные исследований свидетельствуют о том, что спортсмены высокого класса не только более агрессивны, но и склонны более свободно выражать свои агрессивные тенденции, чем представители так называемой нормальной выборки.

* Типы и направленность агрессивности более подробно будут рассмотрены в главе 9.

Уолтер Кролл (1968) выделил группу сходных личностных черт у спортсменов, занимающихся индивидуальными и командными видами спорта, в которых предполагаются проявления физической агрессивности. Им было установлено, что у спортсменов этих двух групп были сходные профили личности по 16-факторному тесту Кэттелла, хотя собственно агрессивность или агрессивные тенденции специально не исследовались. Более того, Кролл установил, что виды спорта, которые явно агрессивны по своей природе, могут привлекать индивидов с различной личностной структурой. Он обнаружил, например, что личностные профили спортсменов, занимающихся карате, отличались от профилей борцов и футболистов. Следует отметить, что в каратэ физический контакт скорее угроза, чем реальность. Основная цель заключается в том, чтобы выполнить удар вблизи от противника, не коснувшись его.

Джонсон, Хаттон и Джонсон провели обследование 12 спортсменов, которых они классифицировали как «выдающихся» (тест Роршаха и пиктограммный тест «дом - дерево - человек»*), и среди выделенных ими черт личности обнаружили чрезвычайно высокую агрессивность. Флетчер и Доуэлл с помощью шкалы Эдвардса также обнаружили, что школьники-спортсмены обладают более выраженными агрессивными тенденциями, чем неспортсмены. В этих исследованиях в качестве испытуемых принимали участие 50 студентов первого курса колледжа. Разница в величине выборки в этих двух исследованиях очевидна.

* Этот проективный тест заключается в том, что испытуемого сначала просят нарисовать дом, затем дерево, а затем человека. Рисунки подвергают анализу, в результате которого получают сведения о личностных переменных и взаимодействии индивида с окружающей средой. С момента разработки этого теста в 1948 г. им практически не пользуются. В свое время высказывались сомнения относительно надежности теста из-за чрезмерной детализации и неопределенности критериев оценки. Как и при применении большинства проективных тестов, ценпость его в большой степени зависит от ориентации, опыта и общих способностей экспериментатора. Даже сами авторы теста предостерегали от чрезмерного акцепта на отдельных деталях в ответах и рекомендовали оценивать все три рисунка в совокупности.

Уровень агрессивности, скрытой или явной, существенно изменяется в периоды до, во время и после спортивной деятельности. Вероятно, что существующие сейчас методы оценки уровня агрессивности могут дать лишь общее и поверхностное представление о возможных реакциях спортсмена в ситуациях, провоцирующих различный уровень выраженной или контролируемой агрессивности. Более того, полагают, что происхождение агрессивных тенденций и соответствующего поведения, наблюдаемых у иных спортсменов и подростков, можно проследить в их ранних детских впечатлениях и опыте. Затем под влиянием своевременных санкций и наказания за непосредственное проявление агрессивности поведение индивида модифицируется.

Поэтому для того, чтобы адекватно оценить агрессивные тенденции спортсмена, его потребность и стремление непосредственно выразить свою агрессивность, необходимо проводить как беседы, так и тщательный анализ его поведения в соревновательной обстановке. Бланковые тесты, предназначенные для оценки агрессивности, служат только для определения большей или меньшей вероятности проявлений различных уровней агрессивности в условиях спортивной деятельности.

Интеллектуальный уровень. Строго говоря, различные стороны интеллекта, с точки зрения многих исследователей, не являются чертой личности. Однако ряд личностных тестов (тест Кэттелла, например) содержит шкалы для оценки интеллектуального фактора, и время от времени эти методики используются при работе со спортсменами.

В результате наблюдения за представителями различных видов спорта (гонщиками, футболистами, пловцами) с помощью методики Кэттелла Огилви установил, что спортсменов высокого класса отличает более высокая «способность к абстрактному мышлению». Кейн, изучая личностные особенности английских футболистов, также установил, что более выраженную способность к абстрактному мышлению чаще можно найти в профилях личности хороших игроков. В уже упоминавшихся исследованиях Джонсона было также показано, что уровень «интеллектуальных притязаний» у хороших спортсменов выше.

В некоторых видах спорта, особенно где требуется детальный анализ действий, лучшие результаты, естественно, покажут те спортсмены, у которых способность анализировать выше. По наблюдению большинства психологов в Восточной Европе, спортсмены высокого класса постоянно стремятся лучше разобраться в физических, психологических и социальных аспектах своего вида спорта. И только спортсмены с более высоким интеллектуальным уровнем могут достичь глубокого понимания этих аспектов.

Дальнейшие исследования, возможно, помогут определить, какие именно компоненты интеллектуального труда обладают наибольшей ценностью для разных видов спортивной деятельности и на различных уровнях мастерства. В настоящее время существует мало объективных данных по этой интересной проблеме, хотя разработка «теста игровой стратегии» (описание которого дается в главе 16) является шагом к пониманию взаимосвязей между интеллектуальной и спортивной деятельностью.

Твердость характера. Эта черта является одной из наиболее часто упоминаемых личностных характеристик спортсмена высокого класса. Кэттелл считает, что для индивида, наделенного этой чертой, свойственны эмоциональная зрелость, независимость в мыслях и действиях, твердость и критичность в оценке себя и окружающего мира, способность владеть своими чувствами и не показывать тревоги в различных ситуациях. На другом конце шкалы находится индивид с «мягким характером», не вполне созревший эмоционально, нетерпеливый, сентиментальный, чувствительный, часто выказывающий свою тревогу.

На основе этих характеристик легко догадаться, кто с большим успехом способен переносить напряженную физическую работу и еще более тяжелые психические нагрузки спортивного соревнования. Так, например, Кейн установил, что у лучших английских футболистов были высокие показатели твердости характера. Подводя итог исследованиям со спортсменами высокого класса, Огилви также указывает на важность этого качества. Эта черта личности, определяемая с помощью 16-факторного теста Кэттелла, является наиболее тонким критерием оценки спортивного потенциала, особенно у спортсменов, склонных работать с полной отдачей. Этот показатель позволяет также выявить спортсменов, которые не столь сильно реагируют на стрессовые соревновательные ситуации.

Спортсмены с высокими показателями «мягкости характера» и в то же время обладающие незаурядными физическими качествами, тем не менее также могут добиться высоких спортивных результатов, если при работе с ними учитывать их особенности. Однако их успех в спорте в очень большой степени зависит от своевременного обнаружения (при помощи тестирования и наблюдений) их эмоциональной незрелости, гиперсенситивности и, возможно, высокой тревожности, а затем от правильно построенных тренером и товарищами по команде отношений с такими спортсменами. К сожалению, подобный тип спортсмена нередко получает прозвище «размазня» (а то и какую-нибудь более обидную кличку) от тренера, обладающего твердым характером и которому, по-видимому, трудно понять того, кто не похож на него самого и не соответствует его представлениям об «идеальном» спортсмене.

Тревожность. Склонность испытывать неадекватное чувство страха в стрессовых ситуациях, очевидно, мешает спортсменам в различные периоды их спортивной деятельности. Индивиды с высоким уровнем общей тревожности обычно не добиваются хороших спортивных результатов, если им не уделяют особого внимания. В 1958 г. Бут установил (применив MMPI), что у спортсменов-школьников уровень тревоги ниже, чем у неспортсменов. Поскольку тревожность является одним из центральных понятий спортивной психологии и одной из существенных черт личности спортсмена, проблемы высокотревожных спортсменов будут рассмотрены в отдельной главе.

Как чрезмерный уровень тревожности, так и полное ее отсутствие мешают спортсмену показывать высокие спортивные результаты. Джонсон с соавторами при помощи проективных тестов обследовал борцов и установил по результатам выполнения уже упоминавшегося теста «дом - дерево - человек», что испытуемые обладают высоким уровнем «генерализованной тревожности». Другие исследователи обнаружили, что достаточно высокий уровень тревожности наблюдался и у спортсменов, которые в то же самое время имели высокие показатели самоконтроля и твердости характера.

В работе со спортсменом, у которого по показателям личностных тестов был обнаружен высокий уровень тревожности, следует применять ряд специальных методов. Например, сложные двигательные реакции должны быть тщательно отработаны, чтобы стрессовые условия соревнования не помешали спортсмену показать высокие результаты. В некоторых случаях можно прибегнуть к психотерапии, особенно когда соревновательный период достигает своей наивысшей точки (в конце сезона, перед ответственными соревнованиями*).

* В главе 11 рассматриваются специальные способы снижения уровня тревожности.

Уверенность в себе в ситуациях межличностного общения. Вполне логично считать, что в целом спортсменам свойственна уверенность в себе. Социальный статус, приобретаемый спортсменами высокого класса на всех уровнях (начальная и средняя школа, университет), позволяет предположить, что эти индивиды будут чувствовать себя достаточно уверенно и свободно в различных социальных ситуациях. Так, например, Джонсон с соавторами отмечает у борцов высокого класса «исключительное чувство уверенности в себе». Огилви также считает, что спортсмены высокого класса, как правило, самоуверенны и независимы.

Существуют спортивные группы и отдельные индивиды, которые, занимаясь физическими упражнениями, пытаются преодолеть в себе чувство неполноценности. Так, в некоторых исследованиях отмечалось, что атлетической гимнастикой обычно занимаются люди, которые не очень уверены в себе. Например, в работах Харлоу (1951) и Тьюна (1949) было обнаружено, что некоторые испытуемые наращиванием мышечной массы до невероятных размеров стремились как-то компенсировать неуверенность в своих мужских достоинствах. Во многих видах спорта участники могут пытаться скрыть за внешней общительностью и физической активностью чувство собственной неадекватности и неуверенности в себе. Внимательный тренер должен знать, кто из его воспитанников уверен в себе, а кто нет, и в случае необходимости оказывать последним эмоциональную и словесную поддержку.

Более уверенный в себе спортсмен будет иначе реагировать на похвалу и порицание тренера, чем тот, кто не уверен в себе. Как общее чувство неуверенности, так и неуверенность в специфических спортивных ситуациях зарождаются еще в раннем детстве и затем уже в более поздние периоды жизни формируются в условиях соревновательной борьбы. Например, маловероятно, что длительное пребывание спортсмена в роли запасного вызовет у него чувство эмоционального подъема. Физические возможности участников и запасных спортсменов могут существенно изменяться, и поэтому вполне вероятно, что и уверенность в себе у первых в течение сезона повысится, а у последних снизится. Поэтому тренер не должен удивляться неудачному выступлению игрока, большую часть времени просидевшего на скамье для запасных и неожиданно включенного в основной состав.

Забота о собственной внешности и здоровье. С помощью объективных и проективных тестов были выявлены различия в отношении спортсменов к своей внешности, к травмам и даже в их способности переносить боль.

Дин Райан в одном из интереснейших психологических исследований высказывает предположение, что по способности переносить боль спортсменов, видимо, можно разделить на несколько типов. По наблюдению Райана, спортсмены, занимавшиеся видами спорта, требующими физического контакта, значительно лучше по сравнению с неспортсменами переносят физическую боль. По-видимому, спортсмен может снижать интенсивность входного стимула, а некоторые спортсмены при этом блокируют визуальные, кинестетические и болевые импульсы.

В 1964 г. Слашер установил, что баскетболисты проявляют повышенное внимание к своему телосложению. Забота спортсменов о своих физических данных и внешности отмечалась некоторыми исследователями и в ряде других видов спорта. Такое внимание к внешности может быть отличительной чертой не только спортсмена, тело которого является для него средством достижения успеха и самовыражения, но до некоторой степени свойственно любому человеку. При чрезмерной заботе о собственном теле вполне возможно, что спортсмен будет проявлять повышенную чувствительность к малейшим повреждениям и травмам и даже может видеть в соревнованиях возможную опасность для своего здоровья. Тип спортсменов, «склонных к травмам», был выделен многими клиническими психологами, проводившими исследования на спортсменах. С ними обычно, как показывает опыт, труднее всего работать. Воображаемые или преувеличенные проблемы, связанные со здоровьем, часто могут быть свидетельством глубоко коренящихся невротических или психопатических тенденций, на которые следует немедленно обратить внимание. Кроме того, спортсмен иногда может либо сильно преувеличить серьезность состояния своего здоровья, либо симулировать болезнь для оправдания возможной неудачи на соревнованиях. Удивительно, как много спортсменов устанавливали мировые рекорды во время предполагаемых заболеваний или травм!

Авторитарность. Потребность подчинять себе других чаще наблюдается среди тренеров, чем среди спортсменов*. Вероятнее всего, что в спортивной команде могут быть спортсмены как с высоким уровнем авторитарности, так и с низким. Тренер должен с большим вниманием относиться к выраженному стремлению к лидерству у первых, стремлению, которое не всегда может сочетаться с необходимыми лидерскими качествами.

* Эта проблема будет обсуждаться в главе 7, где рассматриваются личностные особенности тренера.

Интересно отметить, однако, что в более широких исследованиях «авторитарной личности» этот комплекс черт часто сочетается с потребностью индивида в подчинении другим. Иными словами, люди с высокой потребностью подчинять себе окружающих часто стремятся и к авторитарному контролю над собой. Поэтому спортсмен с авторитарными тенденциями не будет доставлять тренеру много хлопот. Он будет легко принимать все ограничения и указания своего тренера, касающиеся тренировок и его поведения.

Индивид с низкими авторитарными потребностями, наоборот, будет менее охотно принимать подобные притязания от других, в том числе и от своего тренера, особенно если это как-то связано с ограничением его свободы.

Спортсмен с высоким уровнем авторитарности будет настойчив в своих притязаниях, хвастлив, заносчив, агрессивен и в случае неудач склонен скорее обвинять других, а не себя, навязывая обычно свою волю грубо и эгоистично. Индивид с низкими авторитарными потребностями, наоборот, будет покладист, иногда не уверен в себе, скромен, при ошибках склонен к самообвинениям и относительно спокоен. Само собой разумеется, что индивид, находящийся приблизительно посредине шкалы авторитарности, сможет проявлять то настойчивость, то покладистость, в зависимости от ситуации в команде. Однако, пока не получено достаточного количества экспериментальных данных о взаимосвязи между авторитарностью и спортивным мастерством, трудно делать какие-либо определенные выводы.

Большее внимание привлекала в последнее время авторитарность, часто обнаруживаемая у тренеров, подвергавшихся также личностному тестированпю. Использование этих данных будет подробно обсуждаться в главе 7, посвященной личности тренера.

Стремление к достижению. Обзор исследований по этой теме не подтвердил предположения о том, что у спортсменов более выражено стремление к высоким достижениям. Так, например, Мэйерс и Омнахт (1963) не обнаружили существенных различий в стремлении к достижению у спортсменов и неспортсменов. Возможно, это связано с тем, что полученные показатели основаны на измерениях, учитывающих наличие или отсутствие лишь общих тенденций к достижению, а не стремления к высоким спортивным результатам. Когда эти измерения будут модифицированы таким образом, чтобы конкретно установить, как испытуемые относятся к достижению успехов в спорте и в других видах деятельности, требующих физических усилий, то, по-видимому, окажется, что спортсмены высокого класса обладают большим стремлением к достижению, чем спортсмены более низкой квалификации и неспортсмены.

Генезис стремления к достижению, как и многие черты личности, был прослежен учеными в ранних стадиях отношения ребенка с родителями. В главе 8 о мотивации более подробно рассматриваются взаимоотношения между детьми и родителями в связи с проблемой достижения. Там же показывается, каким образом эти различия влияют на то, как ребенок будет строить свои отношения с тренером, воспринимать его рекомендации и замечания, когда достигнет возраста, необходимого для занятий соревновательным спортом.

Однако с помощью существующих бланковых личностных тестов трудно пока определить степень выраженности этой черты у различных групп спортсменов. Для более точной характеристики целесообразно дать ответы на следующие вопросы. Как формировался общий уровень этой потребности в детстве? Насколько специфичны потребности спортсмена в достижении, т. е. сосредоточивает ли он все свое внимание на спортивных достижениях или же активно стремится добиваться успеха во всем, чем бы ни занимался? Где можно было бы найти наиболее целесообразное применение высокой потребности в достижении у спортсмена, закончившего свою спортивную карьеру? Отражает ли потребность в достижении какое-то чувство неполноценности? Является ли спорт для данного индивида способом самоутверждения личности и находятся ли его запросы в пределах разумных и здоровых потребностей?

Ответы на эти вопросы скорее всего можно получить лишь в результате длительного общения с человеком, обсуждения системы его ценностей, изучения отношений в семье, его воспитания, отношения к спорту, а не в ходе кратковременного личностного тестирования. Результаты нескольких исследований, проведенных в ФРГ, свидетельствуют о том, что у членов большинства успешно выступающих спортивных команд различный уровень потребностей в достижении. У одних это качество выражено сильнее, у других слабее. Очевидно, что в такого рода спортивной «идеальной» команде будет меньше конфликтных ситуаций, чем в группе с одинаково высокой потребностью в достижении у всех ее членов. Более подробно этот вопрос обсуждается в главе 15.

Эмоциональная устойчивость, самоконтроль. Спортсмен сможет добиться успеха в стрессовых ситуациях только в том случае, если сумеет эффективно управлять своим эмоциональным состоянием. Например, установлено, что американские футболисты-студенты отличаются более высокой эмоциональной устойчивостью, чем обычные студенты того же колледжа. Сперлинг (1942), исследовав 435 спортсменов и неспортсменов, также обнаружил, что для спортсменов характерна более благоприятная личностная адаптация.

Однако зависимость между эмоциональной устойчивостью и спортивным результатом сложнее, чем можно было бы предположить на основании вышеизложенного. В качестве примера можно привести различия между спортсменами разных специализаций. Так, Слашер, с помощью методики MMPI установил, что у пловцов невротичность ниже, чем у представителей видов спорта, где есть непосредственный физический контакт с соперником. По данным Джонсона, использовавшими проективные тесты, оказалось, что борцы могут достаточно хорошо управлять своими эмоциями.

Оценка эмоциональной устойчивости представляет собой достаточно сложную проблему. Заключение об уровне эмоциональной устойчивости спортсмена по результатам тестирования может не только быть недостаточно достоверным, но и нанести известный вред самому спортсмену и его отношениям с тренером и товарищами по команде. Однако, даже если многие спортсмены и не так эмоционально устойчивы, как хотелось бы, у них более чем достаточно выражены такие качества, как твердость характера, потребность в достижении и др., что обеспечивает им нужное оптимальное психическое состояние во время соревнований.

Более того, можно предположить, что у спортсменов мирового класса либо эмоциональные проблемы находятся под эффективным контролем, либо они в личностном плане чрезвычайно эмоционально устойчивы. Это и понятно: менее устойчивые отсеялись бы еще «в пути».

По мнению Кэттелла, индивид с выраженной «силой я» отличается зрелостью, твердостью, настойчивостью, спокойствием, чувством реальности при решении проблем и незначительным уровнем так называемой «невротической усталости». С другой стороны, менее эмоционально устойчивый индивид характеризуется склонностью к невротизму, непостоянством, неспособностью выносить фрустрации. Он уклоняется от принятия решений и действует, как правило, импульсивно. Более того, неустойчивые индивиды часто испытывают утомление даже и при отсутствии значительных физических нагрузок. Подобный «синдром усилий» часто наблюдается у чрезвычайно невротичных субъектов.

Трудно точно определить величину дополнительных эмоциональных затрат, необходимых со стороны тренера для эффективной работы с эмоционально неустойчивыми спортсменами. Если они к тому же обладают и незаурядными физическими данными, то помощь тренера в решении их психологических проблем принесет не только пользу этим спортсменам, но и может способствовать достижению ими результатов национального и международного уровня. Наоборот, отсутствие подобной помощи может ускорить наступление эмоционального срыва, особенно по мере повышения стрессорности соревновательной обстановки. Спортсменам с подобными нарушениями должна быть оказана профессиональная консультативная помощь психолога, поскольку их проблемы могут носить достаточно серьезный характер. И следить за своевременностью такой помощи, по нашему глубокому убеждению, должен каждый тренер.

Интроверсия, экстраверсия. Эти термины достаточно часто применяются даже в непрофессиональной, повседневной речи и не требуют особых разъяснений. Эти два параметра представляют собой как бы противоположные полюсы: а) экстраверсия - легкость в общении, достаточно уверенное выступление в незнакомых ситуациях, благоприятная и относительно высокая самооценка, стремление к межличностным контактам, обращенность на ближайшее окружение; б) интроверсия - затрудненность в общении, особенно в разговорах о себе, стремление к уединению, уклонение от ситуаций обще¬ния с незнакомыми людьми либо от деятельности в новых условиях.

Обычно у спортсменов высокого класса, особенно при обследовании достаточно больших выборок, отмечается выраженная тенденция к экстраверсии. Однако пока неизвестно, что является причиной этой «открытости, ориентации на внешний мир». Возникает ли она от общей уверенности спортсмена в себе, формирующейся у него благодаря выдающимся физическим данным и высоким результатам, которые он показывает, либо это врожденное качество?

Тем не менее имеется достаточное количество экспериментальных данных, свидетельствующих о выраженной общей экстраверсии у спортсменов различных видов спорта. Так, Огилви, обобщая результаты своих неопубликованных исследований, отмечает, что спортсмены высокого класса являются, как правило, экстравертами, за исключением теннисистов, стайеров и автогонщиков. Аналогичные данные были получены и в исследованиях Кэйна, обнаружившего выраженную экстраверсию у английских футболистов, а также в работах Сперлинга (1942) и Икегами (1968), показавших, что спортсмены более экстравертированы, чем неспортсмены. Кроме того, Икегами, обследовавший более 1500 спортсменов, установил, что у мужчин экстраверсия более выражена, чем у женщин.

Но картина опять-таки не так проста, как может показаться на первый взгляд. В 1966 г. Уарбэртон и Кэйн, например, обнаружили у лучших спортсменов мирового класса некоторую тенденцию к интроверсии. Было высказано предположение, что в соревнованиях самого высокого уровня стрессорные воздействия среды, по-видимому, становятся настолько велики, что некоторая интровертированность помогает спортсмену сохранить самообладание и лучше выдержать эти дополнительные нагрузки.

Такие черты, как общительность и замкнутость, также влияют на то, как будет реагировать индивид на похвалу или порицание. На интроверта, наверное, будут лучше действовать порицания, нежели похвала. Экстраверту же, наоборот, может понадобиться самая различная поддержка и помощь со стороны других.

Вполне вероятно, что спортсмены с выраженной тенденцией к интроверсии или экстраверсии могут избрать различные виды спорта и иметь большую склонность к тем или иным функциям или амплуа внутри своего вида спорта. Но в настоящее время экспериментальных данных по этому вопросу пока недостаточно. Неясно также, какого рода проблемы и конфликты могут возникнуть у спортсмена и тренера, если по этой личностной характеристике они существенно отличаются друг от друга. Однако известно, что люди обычно быстрее сходятся и охотнее общаются с себе подобными людьми. Поэтому, если вдруг у тренера возникнут какие-либо трудности при работе с кем-то из его воспитанников, то, прежде чем терять терпение или проявлять недовольство, ему следует сначала обратиться к особенностям своего характера, а затем посмотреть, насколько велики различия в личностных установках спортсмена и его самого.

МЕЖГРУППОВЫЕ СРАВНЕНИЯ

 

Личностные характеристики использовались в исследованиях не только для построения профилей отдельных спортсменов и команд, но и для различных межгрупповых сравнений. Так, например, психологи в Восточной Европе, США и Японии изучали личностные особенности спортсменок. В литературе можно довольно часто встретить сравнения личностных особенностей спортсменов различной квалификации и подготовленности, показывающих высокие, средние и низкие спортивные результаты. Проводились также исследования, в которых сравнивались личностные особенности спортсменов - представителей индивидуальных и командных видов спорта. И, наконец, в этом разделе будут рассмотрены результаты исследований, касающихся возможных изменений в личностных особенностях человека под влиянием длительных и систематических занятий спортом. И хотя исследования на эту увлекательную тему немногочисленны, тем не менее даже предварительные результаты могут дать тренеру достаточно пищи для размышления, а молодых ученых стимулировать к систематической работе в этом направлении.

Личностные особенности спортсменов в индивидуальных и командных видах спорта. Многими учеными предпринимались попытки экспериментально проверить обоснованность широко распространенного представления о том, что интроверты обычно занимаются индивидуальными видами спорта, экстраверты - командными. Общепринятый стереотип, однако, не всегда подтверждался, как это нередко бывает при строгой научной проверке.

В ранее рассмотренных исследованиях Кролла и Креншоу, например, было обнаружено, что более важное значение имеет не вид спорта, а функции, которые выполняет спортсмен. Оказалось, что в видах спорта, где требовался физический контакт (американский футбол и борьба), были выявлены сходные профили личности у спортсменов, несмотря на то что в первом случае спортсмен действует в команде, в другом - один.

Зингер обследовал спортсменов штата Огайо с помощью шкалы Эдвардса и обнаружил по четырем показателям достоверные различия между теннисистами и членами бейсбольной команды. При этом у теннисистов более выраженной оказалась склонность к доминированию. Недостатком этого исследования, однако, был небольшой размер и неоднородность выборки, а также специфические факторы регионального характера.

Хотя в работе Шрекенгауста (1968) было обнаружено мало существенных различий в личностных особенностях спортсменок - студенток колледжа, специализировавшихся в командных и индивидуальных видах спорта (правда, в этой группе более выраженным оказался интерес к противоположному полу), в более основательных исследованиях были выявлены и другие различия.

Представительная выборка спортсменок была обследована в раборе Петерсон с соавторами, которые с помощью 16-факторного теста Кэттелла изучали личностные особенности 156 членов Американской любительской ассоциации и членов олимпийской женской команды 1964 г. В целом оказалось, что спортсменки - представительницы индивидуальных видов спорта были более склонны к доминированию, к риску, более чувствительными, интровертированными, решительными и самостоятельными по сравнению со спортсменками, занимающимися командными видами. Обобщенный портрет спортсменки в командном виде спорта включал такие черты, как уравновешенность, практичность, надежность и интерес к текущим событиям. Кроме того, в командных видах спорта, как было установлено в этом же исследовании, женщины реже следуют своим причудам или прихотям и более искушены в житейских делах, чем представительницы индивидуальных видов спорта.

Однако в достаточно обширном исследовании Икегами с участием 1500 спортсменов не было обнаружено каких-либо выраженных различий в личностных особенностях (включая, в частности, и показатели экстра- и интроверсии) у спортсменов, занимающихся индивидуальными и командными видами спорта.

Таким образом, при сравнительном изучении спортсменов этих двух больших групп обнаруживаются лишь немногие различия в их личностных особенностях, которые действительно соответствуют сложившемуся стереотипу, замкнутого спортсмена в индивидуальном виде и общительного, открытого спортсмена в командных видах спорта. В целом же спортсмены, занимающиеся индивидуальными видами спорта, более самостоятельны, менее тревожны и обладают качествами, позволяющими им успешно действовать независимо от влияния окружающей среды. Эта совокупность личностных черт, которую можно считать характерной для достаточно независимой и самостоятельной личности, обнаруживается как у мужчин, так и у женщин.

Женщины в спорте. Имеется лишь ограниченное число исследований, в которых рассматривались личностные особенности женщин-спортсменок. Вообще эти исследования страдают таким же недостатком, как и только что рассмотренные, главным образом из-за маленьких выборок, взятых, как правило, из какого-то одного района. В большинстве имеющихся работ, по крайней мере на самом высоком уровне спортивной деятельности, не было обнаружено заметных различий в личностных особенностях спортсменок по сравнению со спортсменами-мужчинами.

По данным Петерсон с соавторами (уже упоминавшееся обследование участниц олимпийских игр и членов АЛА), спортсменка высокого класса проявляет некоторую отчужденность, сдержанность в общении, хладнокровие; уровень ее интеллекта несколько выше, чем у женщины, не занимающейся спортом. Оказалось также, что спортсменки несколько серьезнее и менее склонны к свободному выражению своих чувств.

В исследованиях двух других американских спортивных психологов - Огилви из Калифорнии и Брента Рашэлла из Индианы также не было обнаружено достоверных различий в чертах личности между спортсменками и спортсменами. Однако Огилви установил, что пловчихи были более подозрительны и зависимы от группы, чем пловцы, и у мужчин оказался выше, чем у женщин, уровень развития волевых качеств.

Результаты исследований, проведенных в США и Европе, свидетельствуют о том, что у спортсменок высокого класса в целом сходные черты личности, однако личностные профили и сочетания отдельных черт у них отличаются от аналогичных характеристик неспортсменок.

Огилви отмечает у студенток, специализирующихся в физическом воспитании, стремление к доминированию, агрессивность и относительную самостоятельность. Кэйн, сравнивая личностные профили преподавательниц физического воспитания и спортсменок - членов олимпийской команды Великобритании, обнаружил в обеих группах экстраверсию, добросердечность и жизнерадостность, но низкий уровень эмоциональной устойчивости и высокую тревожность. Результаты этих исследований свидетельствуют о том, что при внешне кажущейся жизнерадостности и беззаботности спортсменки и преподавательницы физического воспитания характеризуются повышенной тревожностью по сравнению с существующими для 16-факторного теста Кэттелла нормами.

Чем более жесткие и повышенные требования предъявляет конкретный вид спортивной деятельности к участникам, тем сильнее будут выражены различия между спортсменками и неспортсменками.

В качестве примера можно привести исследование Эвелин Бэрд, которая, изучая личностные особенности 44 канадских хоккеисток, обнаружила, что они склонны экспериментировать, выходить за рамки условностей и существующих социальных норм, а в ряде случаев проявлять даже недисциплинированность. Наряду с высокой самостоятельностью спортсменки также могли правильно реагировать на обвинения и критику в свой адрес и обычно держались в тени. Кроме того, по своим личностным особенностям они в целом были достаточно управляемы и прислушивались к замечаниям и предъявляемым к ним в процессе тренировки требованиям. Интересно, что для этой группы спортсменок было нехарактерно стремление к одобрению со стороны других и они не испытывали страха или опасения получить травму.

Для женщин большое значение и интерес представляют данные, свидетельствующие о социальном признании их как спортсменок и их права заниматься избранным видом спорта. Было время, когда в некоторых странах участие женщин в соревнованиях по некоторым традиционно мужским видам спорта осуждалось и даже запрещалось. Женщины, занимающиеся спортом в этих условиях, обычно испытывают тревогу и опасения по поводу возможной неблагоприятной реакции со стороны окружающих и утраты своего социального статуса. И хотя на международных соревнованиях иногда встречаются мужеподобные спортсменки, все-таки значительная часть имеющихся данных свидетельствует о том, что занятия спортом не способствуют формированию и развитию у женщин каких-либо отрицательных качеств. Изменилось и отношение к женщинам, занимающимся спортом. Так, в исследовании Т. Мэлрамфи было установлено, что только у 3 из 170 опрошенных спортсменок близкие знакомые отрицательно относились к их спортивным увлечениям, тогда как подавляющее большинство испытуемых, наоборот, отметили, что поддержка со стороны друзей и людей, с мнением которых они считаются, играет важную роль в их активных занятиях спортом. Огилви также на основании проведенных им исследований пришел к выводу о том, что занятия спортом не вызывают появления у женщин каких-либо нежелательных или отрицательных личностных черт, которые наносили бы ущерб их социальному статусу или женственности.

ЛИЧНОСТНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С ЗАНЯТИЯМИ СПОРТОМ

 

Обычно принято считать, что спорт положительно влияет на формирование и развитие личности занимающихся. Отмечалось, что участие в спортивных соревнованиях способствует воспитанию упорства, ценных моральных и волевых качеств, мужественности и т. п. Исследования в этом направлении еще только развертываются, но полученные данные уже должны заставить задуматься, прежде чем дать оценку действительной роли спорта в жизни ребенка или юноши.

Вернер и Готтхейл предприняли попытку выяснить, какое влияние на личностные особенности курсантов военной академии в Вест-Пойнте оказывают систематические занятия спортом и участие в соревнованиях. Для этого были обследованы выпускники средней школы - спортсмены и неспортсмены - до и после поступления в военную академию. На основании результатов этого исследования было сделано предположение о том, что формирование личности практически завершается в ранней юности и после этого занятия спортом не вызывают каких-либо существенных изменений. Интересно, что несмотря на широкие возможности в плане занятий спортом, предоставляемые будущим офицерам и Вест-Пойнте, их отношение к спорту и качествам, которые формируются с его помощью, почти не изменяется; они продолжают находиться под влиянием положительного или отрицательного опыта, приобретенного еще в школе.

Результаты исследования Огилви пловцов различных возрастных групп дают некоторое представление о характере возможных личностных изменений у детей под влиянием очень напряженных и интенсивных тренировочных и соревновательных нагрузок. Личностные особенности мальчиков и девочек в возрасте 10 и 14 лет сравнивались с аналогичными показателями у девятнадцатилетних пловцов высокого класса. Оказалось, что по мере того, как юные спортсмены созревали, у них улучшался самоконтроль, повышался уровень личностной тревожности, они становились более приветливыми, общительными, настойчивыми, жизнерадостными, устойчивыми и менее замкнутыми и эгоцентричными.

При исследованиях такого плана следует учитывать, что изменение личности может быть связано не только с занятиями спортом, но и с действиями целого ряда дополнительных факторов. Например, существенно меняются отдельные черты личности и их сочетания (становятся более специфическими или возникают новые) в результате полового созревания и т. п.

В 1968 г. на Втором международном конгрессе по спортивной психологии в Вашингтоне профессор Икегами представил результаты одного из наиболее фундаментальных исследований, посвященных изучению влияния длительных и систематических занятий спортом на изменение личности. Свою выборку из 1500 спортсменов он разделил на различные группы в зависимости от стажа занятий: 1-2 года, 3-4 года, 5-6 лет, 7-8 лет и 9-10 лет. Результаты статистического анализа полученного материала показали, что с увеличением спортивного стажа испытуемые становились активнее, агрессивнее, беззаботнее, испытывали меньшую тревожность и склонность к депрессии и фрустрации, меньше стремились к лидерству при общении с другими и реже испытывали чувство собственной неполноценности. По мнению Икегами, занятия спортом не влияли на общее изменение эмоциональной устойчивости.

Существуют лишь поверхностные и фрагментарные данные об изменениях нравственных и моральных качеств под влиянием занятий спортом. Но и то немногое, что известно, может привести в уныние ярых приверженцев спорта. Кистлер (1957) и Ричардсон (1962), исследуя ценностные ориентации студентов университета, установили, что у спортсменов отношение к таким понятиям, как спортивная честь, благородство, было менее благоприятным, чем у неспортсменов. Можно, по-видимому, предположить, что существующая практика отбора спортсменов в крупные университеты, а иногда и снисходительное к ним отношение приводят к формированию определенного отношения к спорту, которое нередко не совпадает и даже противоречит общепринятым представлениям о морально-этических ценностях, якобы присущих спорту (о необходимости вести открытую и честную спортивную борьбу, с уважением относиться к сопернику и т. д.).

ЛИЧНОСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СПОРТСМЕНОВ РАЗЛИЧНОЙ КВАЛИФИКАЦИИ

 

Результаты исследований, в которых сопоставлялись личностные особенности неуспешно, средне и успешно выступающих спортсменов, трудно оценить из-за большой разнородности и недостаточной репрезентативности выборки испытуемых. В большинстве случаев между группами спортсменов с различными возможностями и уровнем показанного результата, как правило, обнаруживались лишь небольшие различия.

Кнолланд и Петерсон с помощью 16-факторного теста Кэттелла обследовали игроков пяти успешно выступавших и пяти неудачно выступавших футбольных команд. Было установлено, что в выигрывающих командах игроки были увереннее в себе, лучше владели собой и успешнее выполняли задания на абстрактное мышление. Кроме того, они были спокойнее и более склонны к риску. Однако Рашэлл, используя ту же методику, не обнаружил существенных различий между успешно и неуспешно выступающими членами одной и той же команды. В выборке из 338 пловцов штата Индиана ему также не удалось выявить личностных различий среди спортсменов, показывающих высокие и низкие результаты.

Часто не удается выявить личностных различий между спортсменами и неспортсменами лишь потому, что последние нередко являются физически активными людьми, которые просто по тем или иным причинам не занимаются организованным спортом. В 1971 г. Флетчер в результате обследования 950 испытуемых с помощью шкалы Эдвардса не обнаружил достоверных различий в личностных особенностях спортсменов и неспортсменов.

Достаточно продуктивными могли бы быть сравнительные исследования изменения личностных особенностей в течение сезона, например, у игроков основного состава и запасных, а также у неудачно и успешно выступающих спортсменов. По данным некоторых наблюдений, психическое состояние и установки первых претерпевает довольно серьезные изменения, особенно во время треволнений на скамье для запасных, однако объективных данных, подтверждающих это, пока очень мало.

Также небезынтересно было бы выяснить характер личностных изменений, которые происходят у спортсменов во время выступлений на соревнованиях более высокого или, наоборот, более низкого уровня. Клинические наблюдения, особенно в работах Бейссера, показывают, что прекращение активных выступлений спортсмена на высоком уровне может нередко сопровождаться довольно серьезными нарушениями в структуре его личности. По-видимому, получение объективных данных, которые подтверждали бы подобные изменения у спортсменов, не представит особых трудностей.

Как уже неоднократно подчеркивалось, имеющиеся данные о личности спортсмена несколько поверхностны и часто представляют весьма ограниченную практическую ценность. Различия между спортивными группами могут быть связаны с действием целого ряда факторов - возрастных, этнических, культурных, экономических, мотивационных. Большая часть информации, получаемой с помощью личностных тестов, при условии ее правильной интерпретации компетентными и профессиональными психологами может принести ощутимую пользу прежде всего отдельному спортсмену (спортсменам), чем всей команде в целом. Например, у тренера могут возникнуть трудности в работе со спортсменами, у которых наряду с выраженной самостоятельностью и высокой самоуверенностью обнаруживается недостаточная самокритичность. Такие спортсмены не всегда прислушиваются к советам тренера. Своевременная информация о таких спортсменах, получаемая с помощью личностных тестов, может помочь предупредить появление межличностных конфликтов, помочь взаимодействию тренера со спортсменом.

Однако спортсменов, как и всех людей, невозможно «разложить по полочкам» на основании каких-то ведущих черт личности. Поскольку в большинстве имеющихся шкал предполагается не только оценка широкого диапазона качеств, но и различной степени выраженности каждой черты, то количество личностных профилей у членов достаточно большой команды может быть практически бесконечным.

Таким образом, непосвященные могут впасть в заблуждение, если будут делать какие-либо выводы о личности спортсмена на основании только одного качества или черты, не учитывая его общего личностного профиля. Например, высокотревожный спортсмен может успешно выступать и в условиях стресса, если включены его другие компенсаторные механизмы - потребность в достижении, эмоциональная устойчивость и т. п. Общий неблагоприятный личностный профиль спортсмена может быть скомпенсирован за счет его хороших физических данных, высокой мотивации к достижению или благодаря эмоциональной поддержке со стороны его тренера или товарищей по команде. Более того, его успех в этом случае тем не менее может быть достигнут, однако только ценой больших эмоциональных и личностных затрат и иногда в ущерб его психическому здоровью. В США каждый год многие спортсмены вынуждены покидать профессиональный спорт. При этом они публично заявляют, что у них был бы эмоциональный срыв, если бы они продолжали выступать и подвергаться действию соревновательного стресса. Возможно, что некоторых из этих преждевременных уходов можно было бы избежать, если бы этим спортсменам в самом начале их карьеры была оказана своевременная диагностическая и психотерапевтическая помощь.

РЕЗЮМЕ

 

Для спортсмена характерны своеобразные личностные особенности. Они обычно обладают достаточно высоким интеллектом, экстравертированны, эмоционально устойчивы, проявляют достаточную твердость характера. Естественно, что встречаются и многочисленные исключения. В настоящее время вряд ли можно считать обоснованным включение спортсмена в команду или исключение из нее лишь на основании того, является ли его личностный профиль желательным или неблагоприятным для какого-то вида спорта. Личностные показатели важны в практической работе только в том случае, если они учитываются в контексте всей программы тестирования вместе с результатами объективных наблюдений, проективных и других тестов.

Не было обнаружено резких различий между личностными особенностями спортсменов и спортсменок высокого класса, занимающихся индивидуальными и командными видами спорта, хотя у первых более выражены самостоятельность, независимость и они менее тревожны. Для эффективной работы со спортсменами тренеру следует учитывать наличие или отсутствие определенных личностных черт у своих воспитанников.

Высокотревожный спортсмен обычно требует большего внимания и эмоциональной поддержки, более длительно осваивает особенно трудные упражнения. Ему необходима специальная подготовка к ответственным соревнованиям.

На независимого спортсмена лучше действуют внушение и убеждение, чем простые указания, что делать. Такой спортсмен неблагоприятно реагирует на тренера, отдающего распоряжения или приказы. Ему целесообразно объяснять и аргументировать необходимость тех или иных действий. Такому спортсмену следует создавать условия для проявления своей независимости, помогать сохранить высокий уровень самооценки. Слишком резкие переходы и изменение стиля взаимоотношения с такими спортсменами могут иметь нежелательные последствия.

Слишком агрессивному спортсмену может также понадобиться специальная помощь, особенно для регуляции его эмоциональных проявлений и использования их в нужном направлении. Конкретные пути того, как это делается, рассматриваются в главе 9.

Показатели высокого уровня и склонности к абстрактному мышлению у спортсменов также имеют важное значение для тренера. Со спортсменом, склонным к размышлениям и самоанализу, тренеру следует иначе строить свою работу, нежели с теми, кто предпочитают действовать, особенно не задумываясь над происходящим.

Экстраверсия, часто наблюдаемая у спортсменов различных команд, не обязательно является характерной для всех. Однако выраженность экстраверсии или интроверсии имеет немаловажное значение, поскольку с этим могут быть связаны специфические реакции на этого спортсмена со стороны зрителей, товарищей по команде и тренара. Как и многие другие характеристики личности, рассмотренные в данной главе, этот показатель прежде всего важен при сопоставлении с аналогичными показателями самого тренера. Одной из причин недоразумений и межличностных проблем у тренера и спортсмена может быть несоответствие или несовместимость их установок или поведения именно по параметру общительность - замкнутость, особенно если тренер нетерпим к тому, что с его точки зрения, является странным, необычным у спортсмена. В следующем разделе рассматриваются особенности личности тренера и их роль в его эффективной работе.

ГЛАВА 7. ЛИЧНОСТЬ ТРЕНЕРА

 

Чтобы понять психологические особенности спортивной деятельности, необходимо разобраться в характере одного из важнейших ее факторов -личности тренера. Тренера изображали по-разному.

Его представляли то как человека догматичного и грубоватого, стремящегося воспитать такие же качества у спортсменов, находящихся под его началом, то как неудачника со свистком на шее, которому изменила жена. В некоторых случаях - это был портрет мужественного рыцаря с сильной волей и высокими моральными принципами, готового защитить своих юных воспитанников от заблуждений, подготовить к жизни, сформировать у них положительные черты характера и воспитать стойкость и мужество.

На площадках и в гимнастических залах Америки можно встретить самые различные типы тренеров. Однако для спортивного наставника все же характерно активное положительное отношение к физическим упражнениям и спортивной деятельности.

Некоторые авторы и исследователи предприняли попытки классифицировать типы характера тренеров и на основании полученных данных создать портреты спортсмена и его тренера. Эти предположения, выводы, заключения направлены на то, чтобы дать хотя бы ориентировочные ответы на следующие вопросы:

  1. Существует ли идеальный тип личности тренера?

  2. Что важнее - количество баллов в соответствующей шкале оценки личности тренера или его спортивный опыт?

  3. Как воспринимаются личностные особенности «идеальных» и обычных тренеров их воспитанниками?

  4. Какие черты личности тренера проявляются в его поведении на тренировках, а также при освоении и внедрении новых эффективных методов работы со спортсменами?

  5. Какими наиболее важными чертами должен обладать тренер как педагог?

  6. В какой степени авторитарность тренера при обучении отражается на результатах выступления спортсмена, его уверенности в стрессовых соревновательных условиях, на его собственных потребностях в авторитете, зависимости или независимости?

  7. Каким образом влияет степень самообладания тренера на выступление спортсменов и команды?

Положения, высказанные ниже, основаны на результатах, которые не являются окончательными и требуют дальнейшего изучения. Более того, выводы, к которым приходит автор, отражают прежде всего его субъективную точку зрения.

ЛИЧНОСТЬ ИДЕАЛЬНОГО ТРЕНЕРА

 

Тренеры и спортсмены могут каждый по-своему определить личностные характеристики идеального тренера. Возможно, что в качестве модели они выберут знакомого им тренера, подготовившего спортсменов высокого класса, либо создадут собирательный образ на основании непосредственного общения и работы с несколькими тренерами.

В конце 60-х годов в Англии была предпринята попытка изучить личность идеального тренера, работающего с пловцами. С помощью 16-факторного теста испытуемым предлагалось построить профиль личности тренера, который обладал бы самыми желательными для них личностными чертами. Когда результаты опроса спортсменов и тренеров сравнили между собой, то они оказались очень схожими по таким чертам личности, как общительность (достаточно высокий уровень в обоих случаях), эмоциональная устойчивость, а также доминирование, реалистичность, неуверенность, напряженность, воображение и др. В целом оценки спортсменов и тренеров личности идеального тренера совпали. По их мнению, это должен быть открытый, общительный и эмоционально устойчивый человек, способный, когда это нужно, управлять спортсменом и контролировать соревновательную ситуацию. Более того, у такого тренера должен быть достаточно высокий интелект, развиты чувство реальности, практичность и уверенность в себе. Одновременно это должен быть человек, склонный к новаторству, предприимчивый, самостоятельный, предпочитающий сам принимать ответственные решения. Спортсмены считали, что тренер должен быть человеком, на которого можно положиться в сложных соревновательных ситуациях и который (по мнению самих тренеров) может организовать и контролировать деятельность спортсменов.

Однако Хендри обнаружил интересные различия при сравнении действительных личностных профилей высококвалифицированных тренеров по плаванию с идеальными профилями, построенными по их собственным представлениям и представлениям их воспитанников. Совпадения между реальными и построенными профилями были незначительными. Стало очевидным, что самооценки тренеров и их представления об идеальном тренере различались достаточно существенно. Только по двум факторам - доминирование и готовность принять новое - не было обнаружено достоверных различий. По другим качествам между идеальной ролью, которую тренеры, по их собственному представлению, должны играть, и действительными личностными особенностями были выявлены существенные различия. Складывается впечатление, что при построении идеальной модели тренера игнорировались такие нежелательные качества, как подозрительность, неуверенность в себе и др. В другом исследовании Хендри обнаружил, что такая же тенденция была присуща и пловцам. Следовательно, можно предположить, что в данном случае желаемое расходится с действительностью. Хотя тренеры и спортсмены знают, что в жизни тренеры по своим эмоциональным и интеллектуальным качествам не являются образцами, все же и те и другие предъявляют к ним высокие требования.

Продолжая свое исследование, Хендри задался целью выяснить, какую роль играют определенные и уникальные черты личности или их совокупность. С помощью теста Кэттелла были обследованы две группы тренеров - «успешных» и «неуспешных». Различий в их личностных особенностях обнаружить не удалось. Однако поскольку тестирование проводилось во время чемпионата, то Хендри признает, что определение двух этих категорий - «успешных» и «неуспешных» - не было достаточно обоснованным.

Другие исследователи, напротив, считают, что все же существует определенное сочетание личностных качеств, которые характерны для многих успешно работающих тренеров. Так, Огилви в ряде своих выступлений указывал на то, что профессиональные тренеры обладают твердым характером, достаточно устойчивы к стрессу, связанному с общением с журналистами, болельщиками, а также к реакциям на их работу с командой*. Для тренеров, работающих с национальными и сборными командами, по данным того же Огилви, характерны эмоциональная зрелость, независимость, а также твердость и реалистичность взглядов. Они не склонны показывать озабоченность и умеют хорошо владеть собой. Кроме того, Огилви и Татко обнаружили также, что тренеры, как представители определенной группы, имеют высокие показатели по шкале авторитарности. В следующем разделе эта характеристика личности тренера будет рассмотрена подробнее.

* Среди других спортсменов их, пожалуй, можно сравнить лишь с автогонщиками.

Итак, анализируя сказанное, можно подчеркнуть, что представления об идеальной личности тренера существуют как у спортсменов, так и у тренеров. Однако успех в тренерской работе, по-видимому, в значительной мере зависит от знаний, которыми обладает тренер, и от того, как строит он свои отношения со спортсменами и командой и как преподносит свои знания. По мнению Хендри, способность тренера выполнять роль, которую ожидают от него спортсмены, в сочетании с его профессиональными знаниями может, по-видимому, компенсировать некоторые его недостатки.

Авторитарность тренера

Наблюдаемые авторитарные тенденции у тренеров были подтверждены данными довольно поверхностных и несистематических исследований. Следует, однако, предупредить читателя о необходимости критического отношения к этим данным, несмотря на то что результаты имеющихся исследований указывают на повышенную авторитарность тренеров по сравнению с представителями других профессий. По-видимому, существует несколько причин, почему большинство тренеров авторитарны в своей деятельности.

  1. Особенность восприятия тренером своей роли основана на авторитете и поведении, отражающем авторитарность.

  2. Высокая потребность управлять действиями других была причиной тому, что они выбрали спортивную деятельность для удовлетворения этой потребности.

  3. Лидерство и руководство в стрессовых ситуациях, характерные для спортивной деятельности, требует, по-видимому, достаточно жесткого контроля за поведением спортсменов как в командных, так и в индивидуальных видах спорта.

  4. Некоторые спортсмены, привыкшие подчиняться авторитету, ожидают от тренера доминирующего поведения. Поэтому тренеры нередко ведут себя именно так, чтобы удовлетворить потребности спортсменов.

Можно отметить следующие преимущества доминирующего поведения тренера:

  1. Неуверенный в себе спортсмен будет чувствовать себя увереннее и спокойнее в стрессовых ситуациях.

  2. Агрессивность, вызванная авторитарностью, направлена не на тренера, а на борьбу с соперниками или способствует более активным действиям спортсмена (например, быстрее бежит, дальше метает).

  3. Авторитарное поведение тренера может соответствовать действительным потребностям спортсмена, и в этом случае он выступит лучше обычного.

Среди тренеров встречаются и менее авторитарные, но их значительно меньше. Они ориентируются на мнение команды, например при включении игроков в основной состав. Демократичный тренер нередко предлагает спортсмену самому составить план тренировок или принять то или иное тактическое решение в командных или игровых видах спорта, проявить свои лидерские качества в других ситуациях. Необходимо подчеркнуть, что более демократичный тренер может добиться большего успеха по следующим причинам:

  1. Менее авторитарный тренер более доступен спортсменам. Его воспитанники свободно чувствуют себя с ним и охотнее общаются. Поэтому тренер сможет лучше знать об их опасениях, проблемах и возможных разочарованиях и тем самым предотвратить раскол в команде.

  2. Спортсмены имеют возможность проявлять инициативу и самостоятельность, достичь определенной независимости в стрессовых, ситуациях.

  3. Если тренеру удается передать часть ответственности за принимаемые решения спортсменам и они начинают чувствовать свой авторитет, то это способствует формированию у них более эмоционально зрелого поведения.

  4. Спортсмены, действия которых чрезмерно не ограничивает авторитарный тренер, могут принимать более гибкие тактические решения.

  5. Более гибкий тренер, в отличие от авторитарного, не примет авторитарных претензий и заявлений со стороны других.

  6. Авторитарного тренера отличают большая нетерпеливость и фанатизм. Более гибкий тренер готов принять других людей такими, какие они есть на самом деле, оценить их положительные и отрицательные стороны, уважать свое и чужое мнение.

В целом тренер, добивающийся успеха, это, по-видимому, человек, способный играть несколько ролей в зависимости от конкретной ситуации и различий в характере спортсменов. Это, однако, не означает, что тренер должен скрывать свои истинные чувства и принципы. Авторитарность иногда может быть полезной. Тем не менее в ряде случаев целесообразнее больше ориентироваться на мнение группы, а не на мнение лидера.

Психологи, работающие в области промышленности, и преподаватели предложили несколько методов сочетания авторитарного и демократичного поведения со стороны руководителя для достижения определенного воспитательного эффекта или получения необходимого результата.

Векслер и Танненбаум, например, исследуя проблемы лидерства в экономике, предложили следующую схему. По их мнению, лидер или администратор (в нашем случае - тренер) может действовать в какой-либо одной из нескольких точек своеобразного континуума. Далее, они полагают, что эффективность лидера зависит не только от того, насколько его поведение соответствует условиям деятельности, но также и от того, в какой степени его авторитарность отвечает требованиям ситуации, особенностям его характера и характера его подчиненных (в нашем случае - спортсменов). Субъекты с высокой потребностью управлять другими, доминировать, как бы «застревают» на одной точке шкалы и тем самым снижают эффективность своего взаимодействия и общения с другими людьми. Однако и те, кто слишком полагается на суждение подчиненных, могут также не добиться успеха. Поэтому авторы рекомендуют более гибкий подход в ситуациях, требующих взаимодействия группы и лидера. Такой подход, по их мнению, более целесообразен, чем жесткая формула управления.

Несколько ближе к спорту точка зрения М. Мосстона, который в 1960 г. указывал на то, что преподаватель мог бы ускорить обучение, передав решение некоторых вопросов самим ученикам. По его мнению, учитель (тренер) должен начинать с авторитарного подхода - «делай как тебе говорят». Когда ученики (спортсмены) освоят и примут эту модель, ответственность за принятие некоторых решений может быть возложена на них.

Мосстон рекомендует предоставить право ученикам решать вопросы, связанные с заданием, - когда начать тренировку, сколько времени тренироваться, на каких снарядах и т. д. Он считает, что в этом случае школьники более активны на уроках физического воспитания, чем когда эти указания даются учителем. Если воспитанники успешно справляются с этим, то Мосстон рекомендует для оценки выполненного упражнения привлекать самих учащихся. Для этого он предлагает разбить учеников (спортсменов) на пары, а затем распределить по группам с тем, чтобы они могли видеть друг друга и оценивать качество выполнения упражнений. Далее Мосстон предлагает разрешить ученикам самим составлять индивидуальный план тренировок с учетом их возможностей. Таким образом, ученику (спортсмену) можно предложить составить программу для развития силы и выносливости. И, наконец, Мосстон рекомендует подвести спортсмена к этапу, который он называет «управляемым самопознанием» - метод Сократа, при котором ученик путем ответа на вопросы открывает для себя принципы и основы, способствующие совершенствованию мастерства. Среди примеров подобного самопознания, приведенных в книге Мосстона, есть пример с баскетболистами, которые с помощью групповой дискуссии «открыли» для себя основные элементы быстрого отрыва.

Методы Мосстона требуют больше времени, чем обычное авторитарное руководство. Сравнительные исследования авторитарного и демократического подходов в физическом воспитании показывают, что хотя в первом случае навыки будут осваиваться быстрее, однако при более активном участии спортсмена в педагогическом процессе он лучше будет понимать, почему применяется та или иная тактика, и действия его будут более гибкими.

Спортсмены любого уровня - от новичков до мастеров высокого класса - совершенствуют свои навыки и тренированность в условиях перегрузки нервной и физиологической систем. Поэтому авторитарный тренер не должен думать, что только из-за того, что он ставит перед спортсменом какие-то задачи, тот будет стараться превысить ранее показанные результаты. Высоких уровней физической подготовленности можно достичь только при условии полного понимания и сотрудничества между тренером и спортсменом.

Тренер-новатор

Как указывалось выше, в представлении тренера и спортсмена идеальный тренер должен быть готов охотно пойти на разумный риск, не быть слишком консервативным и обладать достаточным интеллектуальным развитием. Какой тип тренеров способен быстро принять новые и прогрессивные методы работы? Одной из особенностей авторитарной личности, например, является тенденция положительно реагировать на авторитет, идущий сверху. Смогут ли тренеры с такими качествами воспринять новые идеи и использовать новые методы тренировки в своей работе?

Для того чтобы ответить на эти и другие вопросы, доктор Джон Лой исследовал в середине 60-х годов личностные особенности английских тренеров по плаванию. Он пытался выяснить, по каким личностным чертам можно предсказать, кто скорее всех примет новый в то время метод интервальной тренировки.

Анализ ранее проведенных исследований позволил Джону Лою установить, что лица, склонные к новаторству, отличались более творческим подходом к работе и обладали более высоким уровнем интеллектуального развития, чем обычные тренеры. Их социально-экономический статус также был выше. С помощью 16-факторного теста Кэттелла Лой получил показатели не только творческой способности тренеров, но и их склонности к риску и других факторов.

Был получен также индекс так называемой «космополитичности», т. е. стремления тренера к личным контактам с известными тренерами и специалистами у себя в стране и за рубежом. У тренеров, выступивших в качестве инициаторов интервального метода тренировки, показатели в уровне творческого мышления «космополитичности», образовательный и профессиональный статус были выше. И хотя не было установлено статистически достоверных корреляций между склонностью к риску и скоростью принятия тренерами нового метода, Лой пришел к выводу, что с помощью анкетного опроса можно выявить тренеров, достаточно гибких, способных внедрять новые идеи в свою работу. В целом же прогностическую ценность имели те личностные факторы, которые были связаны с показателем творческих возможностей тренера. При обработке полученных данных был использован множественный корреляционный анализ.

Лой выдвинул предположение, что обнаруженные им у тренеров-новаторов качества сходны с качествами, выделенными в свое время Маслоу, который исследовал субъектов, стремящихся к «самоактуализации», «самовыражению». Такие люди, по мнению Маслоу, обычно отличаются «готовностью воспринимать новое», «спонтанны и экспрессивны».

Тренер-учитель

Важнейшим аспектом характеристики личностных качеств тренера является педагогическая деятельность. Джон Вуден и многие другие исследователи считают, что хорошая работа тренера подобна хорошей работе учителя на всех уровнях, включая как учебную, так и внешкольную работу.

Известно значительное количество исследований, касающихся личностных качеств учителя. Этот материал здесь рассматриваться не будет. Однако работа Соломона содержит ряд параметров и принципов, заслуживающих внимания и представляющих интерес для тех, кто занимается педагогическими аспектами работы спортивного тренера. В исследовании Соломона было установлено соотношение между различными типами поведения учителя, полученными с помощью факторного анализа, и оценками последствий этого поведения данными учащимися. В целом было установлено, что:

  1. овладение фактическим материалом зависело от ясности изложения, выразительности и умения преподавателя преподнести материал обучаемым;

  2. степень понимания материала учениками зависела от энергичности, проявляемой учителем, и его манеры изложения материала;

  3. доброжелательная атмосфера в классе зависела от поведения учителя, который умеренно контролировал обучаемых и допускал известную свободу их действий.

Эти же исследователи выделяли целый ряд характеристик в поведении учителя, которые тренер должен внимательно проанализировать в свете своих собственных возможностей и особенностей поведения. К этим личностным характеристикам относятся следующие: 1) дозволенность - контроль; 2) пассивность - энергичность; 3) агрессивность - поддержка; 4) расплывчатость - ясность; 5) поощрение - безразличие к активному участию учащихся в процессе обучения; 6) сдержанность - яркость (образность); 7) поощрение к обмену мнениями - чтение лекций; 8) доброжелательность, теплота - холодность, сдержанность.

Можно предположить, что «идеальный» тренер энергичен, разумно агрессивен, четко выражает свои мысли. Более того, он может быть и достаточно эмоциональным. Теплота, доброжелательность или холодность в поведении тренера также могут по-разному воздействовать на членов его команды.

Частота пульса у тренера баскетбольной команды, зафиксированная в различные временные отрезки до, во время и после игры.
(По В.F. Husman, D. Hanson and R. Walker, „The Effect of Coaching Basketball and Swimming upon Emotion as Measured by Telemetry", in Ken yon, J.S., ed., Contemporary Psychology of Sport, Chicago: Athletic Institute, 1970)
 

Эмоциональность тренера

Как уже указывалось, спортсмены считают самообладание одним из желательных качеств тренера. Спортсмены хотят видеть в тренере человека, способного принимать важные решения в стрессовых ситуациях, и хотят, чтобы он сохранял гибкость и не терял контроля над собой при решении сложных тактических задач, связанных с соревнованиями.

Любой тренер знает, как трудно наблюдать за выступлением своей команды на соревнованиях. В первые годы работы тренером по баскетболу я каждый раз удивлялся тому, как замирало у меня сердце и все переворачивалось внутри, когда противник забрасывал мяч в наше кольцо. В одном интересном экспериментальном исследовании эти ощущения были документально подтверждены и получили физиологическое обоснование.

Исследуя двух тренеров по плаванию и баскетболу, Барри Хуссман обнаружил у них заметное учащение пульса во время соревнований, в которых участвовали их команды*. Оба тренера были обследованы в условиях обычной тренировки, а затем во время соревнований. Частота пульса тренера по плаванию измерялась также во время соревнований студентов первого курса, за несколько часов до первенства университета.

* Были использованы телеметрическая аппаратура и электроды, что позволило установить малогабаритные блоки питания непосредственно на испытуемых. Частота сердечных сокращений передавалась с помощью радиосигналов и записывалась на магнитофон.

Как видно из приведенных графиков, стресс во время соревнований вызвал заметные изменения в частоте пульса у обоих испытуемых. Даже во время тренировки пульс тренера по баскетболу учащался до 114 уд. в мин., а в критические моменты соревнований приближался к уровню, отмеченному у соревнующихся спортсменов.

Исследователи пришли к выводу, что такие измерения помогают изучить эмоциональные колебания в высокострессовых ситуациях. Они предложили провести дополнительные исследования, которые позволили бы выявить характер эмоциональных изменений у тренеров в различных видах спорта. Еще более интересные данные можно было получить, если бы тренер фиксировал с помощью магнитофона возникающие у него чувства и эмоции во время хода соревнования и одновременно регистрировал степень своего эмоционального возбуждения.

Частота пульса у тренера по плаванию во время выполнения различных видов программы по плаванию.

(По В.F. Husman, D. Hanson and R. Walker, „The Effect of Coaching Basketball and Swimming upon Emotion as Measured by Telemetry", in Ken yon, J.S., ed., Contemporary Psychology of Sport, Chicago: Athletic Institute, 1970)
 

Таким образом, субъективные ощущения тренера в стрессовых ситуациях подтверждаются объективными измерениями. Эти данные позволяют рекомендовать тренерам ряд мер предосторожности во время тренировок и особенно на соревнованиях, где выступают их воспитанники:

  1. Для спортсменов в стрессовых ситуациях нежелательно чрезмерно эмоциональное поведение тренера.

  2. Тренер должен обращать внимание на поддержание своей физической формы, чтобы обеспечить нормальную адаптацию организма к неожиданным изменениям сердечно-сосудистой системы в ситуациях, связанных с большими эмоциональными нагрузками. Целесообразно выполнять во время тренировок и после них физические упражнения. В ряде случаев, особенно после напряженных соревнований, активные физические упражнения будут способствовать нормализации эмоционального состояния тренера.

  3. Чрезмерно эмоциональное поведение тренера, проявление возбуждения, агрессивности и т. п. во время соревнований может отрицательно сказаться не только на спортсменах, но и на зрителях, вызвав у них вспышки агрессивности и асоциального поведения.

Таким образом, физиологически можно объяснить, почему тренер испытывает потребность проявлять двигательную и эмоциональную активность во время тренировок и соревнований. С другой стороны, сами спортсмены хотели бы, чтобы их тренеры, хотя бы внешне, сохраняли самообладание. Поэтому обязательным для тренера следует считать поддержание высокого уровня физической подготовленности для того, чтобы эмоциональные нагрузки во время соревнований и тренировок не оказывали нежелательного воздействия на его организм.

С другой стороны, тренер, внешне спокойно принимающий неудачи и нарушение правил со стороны соперников, может считаться равнодушным. Вспышки негодования возможны лишь в ситуациях, где они действительно уместны. В противном случае они потеряют свой эффект и могут лишь отрицательно воздействовать на состояние и здоровье самого тренера.

ЖЕНЩИНА-ТРЕНЕР

 

Информации об особенностях женщин, занимающихся тренерской работой, практически нет. Так, Нил указывает на то, что качества, необходимые женщинам-тренерам, аналогичны тем, которые желательны и для мужчин, т. е. они должны уметь хорошо управлять людьми, быть эмоционально устойчивыми, иметь хороший кругозор в своем виде спорта. Далее автор излагает специфические методы работы, целесообразные, с его точки зрения, для женщин-тренеров.

Лой в уже упоминавшемся исследовании тренеров-новаторов обнаружил у женщин-тренеров те же личностные характеристики, что и у мужчин. Они проявляли твердость характера и достаточный уровень интеллектуального развития. Однако, за исключением результатов этих исследований, существует очень мало данных, в которых бы с помощью психологических тестов рассматривались личностные особенности женщин-тренеров.

РЕКОМЕНДАЦИИ ТРЕНЕРАМ

 

На основании того, что было сказано выше, тренерам можно рекомендовать не только не избегать, а, наоборот, стремиться получить квалифицированное профессиональное мнение (по данным интервью и тестирования) о своих психологических особенностях. Такая информация поможет тренеру в работе.

  1. Он сможет выявить спортсменов в своей команде, с которыми ему легко или трудно работать, установить взаимопонимание. При прочих равных качествах (а это бывает довольно редко) спортсменов, похожих по своим личностным особенностям на тренера, ему будет легче понять, тогда как с теми, кто отличается от него, возможны затруднения в общении и взаимодействии.

  2. Спортсменов, чьи личностные особенности не совпадают с особенностями их тренера, можно прямо или косвенно прикрепить к другому тренеру этой команды (если их несколько) либо направить к тренеру другой команды для консультации и индивидуальной помощи.

  3. К работе со спортсменами, особенно в индивидуальных видах спорта и в ответственные периоды соревнований, можно привлекать тренеров с различными личностными характеристиками. Например, спокойный тренер будет с большим желанием работать с фигуристами на тренировках и при подготовке к выступлениям в обязательной программе («школа»), тогда как динамичный, эмоциональный и инициативный тренер с большей отдачей будет работать с фигуристами, которые готовятся к выступлениям с произвольной программой.

  4. Сильновозбудимых тренеров желательно изолировать от участников и от команды тогда, когда эмоциональное перевозбуждение на соревнованиях может помешать выступлению спортсменов или команды. Тренеру с недостаточным самообладанием и выдержкой желательно избегать даже поверхностных контактов с игроками. Уровень эмоционального возбуждения такого тренера чаще всего превышает оптимальный. В этом случае контакт спортсменов с возбужденным тренером в сложный момент соревновательной ситуации может ухудшить результаты.

  5. Тренерам с низким уровнем эмоционального самоконтроля следует обратиться за советом к врачу, который может порекомендовать успокаивающие средства, психотерапевтические методы регуляции эмоций или специально подобранные программы физических упражнений для успокоения состояния на время ответственных соревнований.

  6. Тренеры должны специально наблюдать и изучать особенности поведения и деятельности хороших преподавателей, чтобы совершенствовать свои навыки общения со спортсменами. Тренер, как уже указывалось ранее, повысит эффективность процесса обучения, если будет гибко подходить к своим воспитанникам, активно используя наглядные пособия и показ.

  7. Тренер может получить информацию о своем поведении из общения со своими помощниками, администраторами, болельщиками и спортсменами. Узнать, насколько его поведение отражает такие важные личностные качества, как самоконтроль, агрессивность, интеллектуальное развитие, творчество и др. Самооценка тренера и даже его результаты в личностных тестах могут быть не столь показательны, как то впечатление, которое он производит на других людей своим поведением и действиями.

  8. Поведение тренера должно быть достаточно гибким. Когда это необходимо, он должен уметь проявлять власть, действовать с позиции силы, иногда пользуясь и авторитарными методами. В других случаях, например при оценке новых методов тренировки или при разработке новых тактических вариантов, целесообразно применять более мягкие и демократичные методы. Важную роль играют также и такие качества, как восприятие, творческий подход, разумная оценка целесообразного и нецелесообразного. Иногда тренеру приходится быть и догматичным, особенно когда обладающие недостаточным опытом спортсмены оказываются на соревнованиях в стрессовой ситуации.

Чрезмерная авторитарность тренера не только мешает развитию личности и независимости спортсменов, но и ограничивает его собственное желание принять новые и эффективные методы тренировки и различные тактические разработки.

РЕЗЮМЕ

 

Тренеры высокого класса обладают такими личностными чертами, как эмоциональный самоконтроль, агрессивность и высокий уровень интеллектуального развития. Большинство из них к тому же достаточно устойчивы, активны, имеют твердый характер и определенность взглядов.

Поведение тренера должно быть гибким. Иногда можно использовать и авторитарные методы.

Для тренеров, быстро воспринимающих все новое, характерно стремление к творчеству, и их действия не замыкаются узкой программой. Они активно общаются с коллегами, в курсе всех событий, знают все о своем виде спорта в масштабах страны и на международном уровне.

Более того, успешно работающие тренеры обладают определенными педагогическими качествами, так как существует прямая зависимость между способностями преподавателя и приобретением знаний и навыков спортсменами.

Исследования эмоциональных реакций во время соревнований показывают, что физиологические сдвиги у тренеров, наблюдающих за ходом соревновательной борьбы, по своей интенсивности сходны с показателями участников соревнований. Чрезмерное проявление эмоций, характеризующее отсутствие самоконтроля у тренера, может быть нежелательным. При этом не только ухудшаются результаты выступления его воспитанников - снижается его собственная способность принимать правильные решения в сложных ситуациях.

ГЛАВА 8. МОТИВАЦИЯ

 

В широком смысле слова термин «мотивация» означает факторы и процессы, побуждающие людей к действию или бездействию в различных ситуациях. В более узком смысле исследование мотивов предполагает подробный анализ причин, объясняющих, почему люди предпочитают один вид деятельности другому, почему при решении определенных задач они действуют с достаточной интенсивностью и почему они продолжают работу или выполняют какие-либо действия в течение продолжительного времени.

Некоторые ученые выделили два направления в изучении мотивации. Первое изучает причины, почему люди предпочитают один вид деятельности другому, влияния различных мотивов, ценностей и потребностей.

Во втором направлении делается попытка объяснить, почему люди работают с различной степенью интенсивности. В следующем разделе рассматривается, как индивид готовится к деятельности и достигает требуемого для работы уровня возбуждения. В настоящей главе рассматривается проблема выбора в спорте, а не возбуждения и активации, которые влияют на интенсивность выполнения двигательных задач.

Многие тренеры, обсуждая психологические аспекты своей работы с коллегами или психологами, обычно интересуются, какими мотивационными стимулами следует пользоваться при работе со спортсменами. Те из них, кто ищет простые способы повышения спортивных результатов, проявляют наивность, т. е. находятся в полном неведении относительно сложности человеческой мотивации. И действительно, те, кто предлагает им такие простые решения, особенно если при этом они еще и прикрываются званием психолога, скорее всего бывают шарлатанами.

Причины, по которым спортсмены занимаются определенным видом спорта (точно так же, как и причины, заставляющие любого из нас делать что-либо), могут быть самыми различными, и их трудно свести к каким-то очевидным принципам. Различными бывают не только мотивы, в результате которых спортсмен становится членом какой-либо команды, но и мотивы, побуждающие спортсмена выступать во время сезона или в какой-то конкретной игре или соревновании.

В последние 50 лет многие талантливые психологи, физиологи и психиатры направляли свою энергию на изучение проблемы мотивации. В целом благодаря их усилиям удалось выделить, по крайней мере, три важных параметра, или шкалы.

 
Три параметра человеческих мотивов
 

Как видно из рисунка, существуют мотивы поведения и действий, которые могут быть нам относительно неизвестны. С помощью прожективных тестов, включая ТАТ, предпринимались попытки выявить мотивы, о которых человек не знает. Теория Фрейда о формировании и распаде личности, например, почти целиком основывается на тонких неосознанных процессах. На другом конце этой шкалы представлены явные мотивы, которые легко осознаются и оцениваются самим человеком. Спортсмен, подписывающий контракт на большую сумму денег, знает, что размер вознаграждения повлиял на его решение перейти в профессиональный спорт.

Второй параметр, приведенный, характеризует три группы мотивов: физиологические (голод, жажда, самосохранение и др.), психологические и социальные. Раньше ученые были склонны утверждать, что все человеческие мотивы берут начало от основных биологических потребностей. В настоящее время ученые расширили мотивационный ряд, включив в него как социальные, так и психологические потребности.

Так, например, Мюррей выделил ряд «психогенных потребностей», противопоставил их основным биологическим или «висцерогенным потребностям». Эти потребности могут отражаться в различных поведенческих моделях, характерных для спортсменов.

МОТИВАЦИОННЫЙ РЯД МЮРРЕЯ
Перечень потребностей по Мюррею Поведение спортсмена
Потребность в престиже, самосовершенствовании, признании, достижениях, честолюбие, стремление показать себя Большинство видов спортивной деятельности позволяет в различной степени удовлетворить эту потребность. Снижение физиологических функций у некоторых спортсменов высокого класса после прекращения выступлений может служить промером чрезмерной зависимости от этого мотива во время их активных выступлений
Потребность сохранить свой статус, избежать разочарований и преодолеть поражение, неудачу Тренеры часто апеллируют к этой потребности у спортсменов перед важными соревнованиями и при встречах с командами, которые в прошлом выигрывали или могут в настоящий момент нанести неприятное поражение
Потребность проявлять власть над другими, доминировать или подчиняться другим* Многие спортсмены становятся членами команд, чтобы удовлетворить эту потребность. Лучшей иллюстрацией этого мотива в действии, видимо, будут действия и поведение линейного игрока в американском футболе во время схватки на линии
Потребность в общении, установлении эмоциональных связей с другими, проявление доброжелательности, сотрудничества Многие спортсмены приходят в команду для удовлетворения этого мотива. Тренеры часто говорят: «на благо команды, для коллектива», и следовательно, этот мотив хорошо известен спортсменам
Потребность приобретения предметов, стремление к порядку Действие этого мотива проявляется в стремлении тренеров и спортсменов следовать правилам соревнований и требованиям деятельности. Сюда же относится и коллекционирование спортивных трофеев, наград, хранение газетных вырезок, дающих представление о достижениях спортсменов
Потребность участия в познавательном процессе, желание удовлетворить свою любознательность, получить ответы на интересующие вопросы Этот мотив может быть удовлетворен в зависимости от того, насколько тренер стремится к совершенствованию знаний у спортсменов и насколько они сами хотят познать причины и обоснование своих тренировочных режимов, соревновательных усилий и избранной тактики

 

* В главе 15 обсуждается влияние относительной значимости мотива доминирования и общения на успешность выступления команд.

И, наконец, эта модель иллюстрирует и тот факт, что причины выбора спортсменом того или иного вида спорта и степень мастерства могут зависеть от опыта, ситуаций или общения с другими людьми. Мотивы, побуждающие спортсмена заниматься определенным видом спорта, формируются под воздействием как прошлого, так и настоящего опыта, который влияет на сознание спортсмена.

ИСТОЧНИКИ МОТИВАЦИИ

 

Мотивы можно также классифицировать и по источнику их возникновения. Например, некоторые мотивы возникают из внешних по отношению к индивиду или задаче источников. К ним относятся различные формы явного и косвенного социального поощрения (одобрение, похвала), а также более ощутимые признаки успеха (денежные вознаграждения, подарки). Другими источниками мотивациимогут быть особенности психики данной личности, личная потребность в успехе, признании, общении с другими и т. п., а также особенности самой двигательной задачи. К последнему мотиву относятся такие качества, как новизна, техническая или физическая сложность упражнений.

 
Четыре источника мотивации
 

Эти четыре источника мотивации можно представить следующим образом.

Роль раннего детства

Характеристика мотивационной структуры отдельного спортсмена затрудняется не только сложностью имеющейся у него системы ценностей, но также и возможностью влияния его прошлого опыта на формирование отношений к успеху, спорту, труду, авторитетам. По мере того как ребенок становится взрослым, степень воздействия на него различных мотивов также меняется.

Спортсмены, достигшие относительного успеха, и спортсмены высокого класса являются продуктом определенного процесса отбора.

Поощрения усилий ребенка (старания, доступность для него необходимого снаряжения и возможность тренироваться (обучение) зависят от его физических данных и конституции, материальных средств и от того, какое место данный вид деятельности занимает в системе ценностей культуры или среды, в которой воспитывается ребенок*.

* Недавно были подсчитаны затраты на подготовку, а также транспортные п другие расходы, связанные с участием каждой спортсменки из команды США, которая выиграла золотую медаль на зимних Олимпийских играх в Саппоро (Япония). Эта сумма составила около 35 тыс. долларов.

Более того, мотивы, которые, по-видимому, влияют на физическую деятельность ребенка, часто отличаются от мотивов, обусловливающих мотивы выступления взрослого спортсмена.

Потребность в достижении успеха проходит, по крайней мере, три стадии развития по мере созревания ребенка. Сначала, до шести лет, он, выполняя двигательные задачи, воспринимает себя автономно. В начальной школе он начинает соревноваться с другими, и у него формируются так называемые социальные потребности в достижении успеха. Позже происходит постепенное уравновешивание автономных и социальных потребностей.

Аналогичные изменения претерпевает в жизни ребенка и роль социальных побуждений и поощрений при активизации его деятельности. Первоначально его деятельность изменяется незначительно, когда он выступает в присутствии зрителей или своего товарища. Это его просто возбуждает, но совсем не обязательно, что при этом улучшится его результат. После шести лет ребенок становится достаточно чувствительным к социальным последствиям победы или поражения. В подростковом и юношеском возрасте он уже начинает оценивать задачи примерно как взрослый человек, учитывая, насколько они представляют для него какую-то ценность или интерес.

Приведенная ниже схема иллюстрирует изменение этих двух групп мотивов в процессе развития ребенка. Для мотивационной системы более взрослого человека характерна все большая ее усложненность, диффузность и, следовательно, затруднительность ее измерения по мере того, как индивид сталкивается с различными ситуациями в период своего созревания.

 

Тренерам чаще всего приходится работать с детьми, у которых уже сформированы основные потребности в достижении успеха и направленность деятельности. Например, у мальчика, родители которого (особенно отец) всегда ставили перед ним четкие и легкодостижимые цели и оказывали ему при этом помощь, скорее всего будет низкий уровень потребности в достижении успеха. У ребенка, которого никогда не хвалили и не поощряли за достигнутый успех, также будут низкие потребности в достижении. С другой стороны, если родители (или по крайней мере один из родителей, желательно отец) ставили перед сыном трудные, но достижимые задачи и предоставляли ему самому добиваться успеха, а затем хвалили, то у него скорее всего будет сформирована высокая потребность в достижении успеха, которая положительно отразится на его отношении к занятиям спортом.

Тренер, занимающийся с ребенком, обладающим высоким уровнем потребности в достижении, должен вести себя иначе, чем с ребенком, у которого низкая потребность в достижении успеха. В последнем случае ребенка необходимо перевоспитывать, поощрять за успех, поддерживать эмоционально и показать ему, что высокого результата можно добиться собственными усилиями без помощи посторонних. С подростком, у которого благодаря ранним достижениям и самостоятельности сформировался целеустремленный характер, следует работать по-другому. Иногда ему надо оказать поддержку после проигрыша или помочь снять опасения и тревогу в ситуациях, когда он может потерпеть неудачу. Более того, у детей с высоким уровнем мотивации на достижение успеха наблюдается тенденция к снижению потребности в установлении социальных связей с другими.

ИЗМЕРЕНИЕ МОТИВОВ

 

Мотивации можно измерить при помощи письменных личностных тестов, которые рассматривались ранее. Их можно комбинировать с проективными тестами (см. главу 5), например с ТАТ (тематический апперцепционный тест). Эти измерения должны применяться и интерпретироваться профессиональными психологами, имеющими опыт их применения.

С другой стороны, иногда полезной может оказаться и непосредственная оценка мотивации. Например, тренер может попросить своих воспитанников написать небольшое сочинение о своей спортивной биографии, своем отношении к спорту, о том, как они впервые заинтересовались спортом вообще, почему выбрали именно этот вид спорта. Интересные результаты могут быть получены и при анализе автобиографических данных спортсменов.

Тренер может с успехом использовать и более точные методы оценки мотивации. Оценка проводится по двум направлениям. Например, можно спросить спортсмена, что заставляет его хорошо тренироваться, или попросить его перечислить факторы, которые помогают ему успешно выступать на соревнованиях.

Оценить условия эффективной тренировки можно с помощью десятибалльной шкалы. Спортсмену предлагается оценить по этой шкале различные факторы, помогающие ему хорошо тренироваться. При первоначальных опросах с помощью такой шкалы необходимо оставлять свободное место, чтобы спортсмен мог добавить свои собственные факторы.

ШКАЛА ОЦЕНКИ УСЛОВИЙ ЭФФЕКТИВНОЙ ТРЕНИРОВКИ
Вопросы теста Мало помогают Помогают Очень помогают
  1. Соревнование с товарищем по команде 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  2. Частые указания по технике выполнения элементов 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  3. Возможность активно тренироваться 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  4. Информация о характере интенсивности предполагаемой тренировки (до ее начала) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  5. Соревнование с самим собой (учитываются результаты прошлых соревнований и тренировок) 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  6. Киносъемка и другие наглядные пособия 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  7. Установка, стимуляция тренера и его помощников 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  8. Поддержка и похвала товарищей по команде 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  9. Личная поддержка и внимание тренера 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  10. Другие вопросы (укажите, что именно)      

 

Опросник такого типа можно составить таким образом, что он будет соответствовать особенностям условий тренировки в определенном виде спорта или в команде, где его предполагается использовать, т. е. в него можно включить вопросы, касающиеся взаимодействия игроков, их участия в упражнениях и пр. Не исключено, что более откровенное мнение спортсменов можно получить при анонимном заполнении опросника. Иногда спортсмены не хотят быть полностью откровенны с руководством (тренером), которое может их наказать или поощрить.

После того как будет проведен опрос членов команды, полученную информацию можно использовать следующим образом:

  1. Вычисляется сравнительная значимость каждого фактора. При необходимости в тренировочный процесс вносятся соответствующие коррективы.

  2. Прежде чем анализировать средние показатели ответов спортсменов, тренер может сам попробовать предсказать, как, по его мнению, спортсмены оценят каждый из предложенных вопросов. В результате сопоставления оценок тренера с действительными ответами спортсменов получают индекс чувствительности тренера, дающий представление о том, насколько мнение тренера совпадает с установ ками большинства членов команды.

Этот метод, однако, имеет и определенные недостатки. Например, ответы спортсменов могут быть связаны с временными переживаниями и обстоятельствами, скажем неудачной тренировкой или плохим самочувствием. Однако такой метод позволяет также найти пути повышения эффективности тренировки. Можно указать и на другие преимущества этого метода. Спортсмены начинают размышлять над построением тренировочных занятий, принимают активное участие в планировании и управлении своей тренировочной работой. Такая демократичность тренера может стимулировать спортсменов к более внимательному анализу содержания тренировок, к попытке понять смысл предлагаемых режимов и способствовать более активной работе в ситуациях, позволяющих проявить самостоятельность.

ФОРМИРОВАНИЕ ПОВЕДЕНИЯ СПОРТСМЕНОВ ПОСРЕДСТВОМ ПООЩРЕНИЙ

 

Многие ученые, изучающие психологические характеристики спортивной деятельности, выступали сторонниками различных методов модификации поведения, или так называемой «управляемой тренировки», в основе которой лежат принципы, впервые сформулированные Терстоуном.

В общих чертах эти ученые предложили оперативный подход к управлению усилиями спортсменов и формированию их поведения. Применение принципов модификации поведения к условиям спортивной деятельности требует от тренера не только знаний, но и особого чутья. Он должен уметь сознательно управлять своим поведением и регулировать специфические положительные и отрицательные влияния в спорте.

Модификация поведения может проводиться одновременно в двух направлениях или поочередно в каждом. Во-первых, тренер может изменить характер выполнения спортсменом определенного сложного навыка, систематически применяя поощрение или наказание. Во-вторых, тренер может изменить отношения спортсмена к тренировочной деятельности или соревновательной ситуации.

Для успешного изменения деятельности спортсмена необходимо соблюдение следующих условий:

  1. Тренер должен конкретно определить, что он хочет изменить в поведении спортсмена и что следует предпринять, чтобы добиться этих изменений.

  2. Тренеру следует решить вопросы: какое поведение и какие условия тренировки действуют положительно на спортсменов и на каких? Достаточно ли для некоторых только его похвалы? Следует ли вводить систему учета? Для кого будет достаточным получить лишь звездочки на шлемы в качестве поощрения после выигрыша важной игры?

Когда эти два условия будут выполнены, тренер сможет действовать целенаправленно, успешно решая поставленные задачи. При этом в зависимости от обстоятельств он может иногда поощрять спортсмена или наказывать, если его поведение и действия не будут соответствовать желаемой модели.

Рашэлл показывает, как можно изменить технику плавания баттерфляем у пловца, соблюдая приведенные условия. Например, у спортсмена было обнаружено но крайней мере семь ошибок и технике выполнения гребка: кисти рук входили в воду слишком близко одна от другой, не было достаточной тяги руками в конце гребка (назад), пловец запаздывал с дыханием, плечи и бедра колебались больше, чем нужно, и т. д. Тренер решил начать с исправления только одного элемента. Прежде чем приступить к работе, он определил, какой новый элемент техники должен заменить старый (постановка рук). Затем было решено, что данный пловец относится к спортсменам высокого класса и поэтому не нуждается в каких-либо внешних стимулах при работе над совершенствованием гребка. Само по себе правильное и быстрое проплывание дистанции, а следовательно, и возможность улучшения результата благодаря более эффективной технике гребка уже представляли достаточный стимул. Поэтому во время тренировки пловцу подавали световой сигнал, когда он допускал прежнюю ошибку при выполнении гребка руками, обращая его внимание на необходимость следить за правильной техникой гребка. Итак, вначале была решена проблема ширины постановки рук при входе кистей в воду. Когда во время проплывания дистанции зажигалась сигнальная лампочка, спортсмен знал, что его гребок не соответствовал новому, измененному варианту техники. После того как этот элемент гребка был исправлен, приступили к работе над следующим элементом и т. д., пока техника плавания не изменилась в целом.

МОТИВАЦИИ, СТИМУЛИРУЮЩИЕ СПОРТСМЕНА

 

Приведенная выше информация показывает, что выбор вида спорта и успех зависят от самых разных причин. Более того, если тренеру удается узнать, что именно «заводит» (возбуждает) конкретного спортсмена в определенный момент, то он сможет ему помочь выступить лучше. В этом разделе главы будут рассмотрены причины успешного выступления спортсменов, которые могут быть учтены тренером для непосредственного воздействия на интеллект воспитанника. Такой метод имеет преимущества перед различными уловками, к которым некоторые тренеры прибегают в течение ряда лет для усиления мотивации спортсменов. На наш взгляд, рациональный подход к мотивации достаточно искушенного и хорошо информированного спортсмена будет более эффективен, чем использование какого-то упрощенного и примитивного приема.

Автору трудно не поддаться искушению и не выразить своего отношения к некоторым способам мотивации, разделив их на категории «хороших» и «плохих». Некоторые из этих методов имеют одновременно и положительные и отрицательные качества, с моей точки зрения о морально-этических нормах. Другие же могут быть плохими в определенных ситуациях и хорошими в других условиях. Там, где это необходимо, эти различия будут специально выделены.

Тренеру необходимо применять целесообразные (оправдавшие себя) методы, поскольку даже длительный или кратковременный эффект, полученный от различных способов мотивации, не приносящих пользы спортсмену, в конце концов, приведет к нежелательным последствиям.

Стремление к стрессу и преодоление его

Бороться, чтобы преодолеть препятствия, подвергать себя воздействию стресса, изменять обстоятельства и добиваться успеха представляется, по-видимому, одним из мощных мотивов в спортивной деятельности. Альпинизм представляет собой как раз такой вид деятельности. Стремление к стрессу характерно и для других видов спорта. Многие спортсмены получают большое удовлетворение от занятий спортом и победы над соперником или при преодолении препятствий, возникающих на их пути.

Тренер может прямо рассказать начинающим спортсменам о привлекательности победы над собой и соперниками. Мотивация к преодолению препятствия и получаемое от этого удовлетворение действительно являются мощными стимулами и могут найти свое отражение не только в спорте. Спортивный опыт является наиболее простым и ранним из стрессоров, с которыми может встретиться юноша. Достижение успеха в трудных условиях, характерных для многих видов спорта, может принести молодым людям большую пользу в дальнейшей жизни, особенно если при этом выполняются некоторые требования.

  1. Спортсмену на первом этапе обучения специально указывают на положительное значение преодоления стресса и мотивируют его к активным занятиям спортом.

  2. Индивиду дается возможность достигнуть относительного успеха, т. е. к нему не предъявляются необоснованные требования, например стать чемпионом. Он просто должен раскрыть все свои способности и стремиться к самосовершенствованию.

  3. Физический и эмоциональный стресс, которому подвергается юноша, не должен превышать физиологических и психологических возможностей организма, еще не приспособившегося к большим нагрузкам.

Стремление к совершенству

Пол Вейс в своей книге, посвященной рассмотрению философских аспектов спорта, отмечает, что занятия спортом представляют собой один из немногих путей, где молодежь может проявить свое совершенство, используя физические возможности для достижения определенных вершин, обычно недоступных тем, кто занимается интеллектуальной деятельностью.

Маслоу и другие исследователи ссылались на важность самоактуализации. Гольдштейн выдвинул теорию «поведенческой первичности», согласно которой максимальное использование интеллектуальных и физических способностей человека для достижения успеха и осознания своих возможностей в какой-либо деятельности само по себе является достаточно сильным мотивом.

Некоторым современным спортсменам такой подход может показаться банальным или просто непривлекательным. Однако я верю, что тренер, который сумеет объяснить эту сторону мотивации и доказать ценность своей программы подготовки, сможет не только заинтересовать своих воспитанников, но и удержать их в спорте и помочь им добиться высоких результатов. Совершенствование физической деятельности может быть привлекательным для спортсменов, так как опыт, приобретенный в спорте, может быть в дальнейшем использован в других жизненных ситуациях.

Статус

Большинству спортсменов не нужно говорить, что успехи в спорте повышают их престиж в обществе. Уже в школе необходим определенный уровень физических способностей для достижения благоприятной атмосферы. Многолетние и систематические наблюдения за детьми показали, что мальчики, созревающие рано, достигают успеха в спорте (приобретают статус и самоуважение). В дальнейшем они становятся более уверенными в себе и устойчивыми, в отличие от сверстников, у которых процесс созревания происходил медленнее и которым не удалось достигнуть того же статуса благодаря ранним занятиям спортом.

В последнее время в колледжах и университетах спортсмены имеют более высокий статус, чем в 50-х годах. Однако в университетских кругах, особенно среди представителей гуманитарных наук, все еще продолжают смотреть на современного спортсмена как на работника, которого нанимают для развлечения публики. Поэтому многим спортсменам после окончания школы, где они привыкли к высокому статусу, приходится адаптироваться при поступлении в вуз. Тренер колледжа или университета, злоупотребляющий беседами о высоком статусе, которого могут добиться его воспитанники, если будут показывать хорошие результаты, должен пересмотреть содержание своих «мотивирующих бесед» со спортсменами.

Потребность быть частью коллектива

Для некоторых юношей и девушек быть членом спортивной команды означает возможность иметь тесные контакты со своими сверстниками, быть частью их коллектива. В большинстве случаев тренеру не следует специально говорить своим воспитанникам об этом благоприятном факторе, особенно когда он имеет дело с высокомотивированными спортсменами, нацеленными прежде всего на высокий результат, а не на близкие социальные отношения.

Многие учебные заведения в сельской местности все еще продолжают работать в рамках социальных систем и ценностей, описанных в 1950 г. Коулманом. Им было показано, что членство в группах высокого статуса доступно не только спортсменам, но и тем, кто вносит какой-либо вклад и в проведение соревнований (лидеры болельщиков, руководители комитетов и т. п.). Однако в городских высших учебных заведениях спортсмены далеко не всегда становятся членами групп, завоевавших высокий статус.

Таким образом, тренер, делающий значительный акцент на этом виде возможного социального поощрения спортсменов, добивающихся совершенства, может не найти общего языка со своими подопечными, поскольку будет плохо знаком с системой ценностей молодежи данной социальной группы.

Различные виды материальных поощрений

Для мотивации спортсменов тренеры довольно часто используют материальное поощрение, награды (звездочки, прикрепляемые к шлемам игроков в американском футболе или другие виды вознаграждения).

Рашэлл, исследуя три группы пловцов младшего возраста, обнаружил, что денежное вознаграждение и конфеты были более эффективным средством повышения работоспособности, чем похвала тренера.

Система поощрения, установленная тренером, может быть действенной просто потому, что спортсмены ценят время и усилия, затраченные тренером на разработку и поддержание такой системы, а не из-за материальной ценности какой-либо награды. В других случаях вручаемые звездочки, конфеты или деньги сами по себе ничего не значат для спортсмена, но они как бы подтверждают, что спортсмен проделал большую работу и тренер ценит его достижения.

При разработке системы поощрений важно правильно объяснить ее спортсменам и применять те награды, которые имеют действитель¬ную для них ценность, исключив те, которые не соответствуют уровню и возрасту спортсменов. Использовать эту систему нужно очень осто¬рожно, чтобы поощрения распределялись справедливо, а награды и призы соответствовали уровню достижений спортсменов.

Недавно были проведены интересные исследования. Оказалось, что спортсмен может заметно улучшить свой результат, если он сам определит и рост своего мастерства, и когда его следует поощрить. Ранее ошибочно предполагалось, что награждающий знает, какая форма поощрения представляет интерес для спортсмена, и может правильно оценить его достижения. Исследования показали, что спортсмены, которые разрешают поощрять себя за улучшение своей спортивной деятельности по своему усмотрению, в большей степени мотивированы на дальнейшее улучшение своих результатов, чем в случае, когда такое решение принимают другие.

Стремление быть мужественным

Считается, что единственным средством, воспитывающим мужественность в современном цивилизованном обществе, являются занятия спортом. Поэтому многие тренеры и связанные со спортом работники считают, что способность выдерживать большие физические нагрузки, необходимые для достижения успеха в спорте, является признаком настоящего мужчины. Согласно такой точки зрения, тем, кто не может выдержать физического и эмоционального стресса присущего современному спорту, в какой-то мере не хватает мужественности.

На наш взгляд, это один из неудачных способов повышения мотивации спортсменов. В современном обществе представления о том, что считать мужественностью, быстро изменяются. Чрезмерная ориентация на физическое преобладание над другими качествами теперь часто рассматривается как гиперкомпенсация комплекса мужской неполноценности. К действительному мужскому достоинству сейчас относят чуткость и товарищеское отношение к женщине, а не проявление власти над ней. Предположение, что мужественность достигается только через спорт, на мой взгляд, несправедливо по отношению к подросткам, не обладающим темпераментом, биохимической структурой и физической конституцией, позволяющими выдерживать большие физические и психические нагрузки.

Тренер, который явно или в завуалированной форме придает чрезмерное значение обретению мужественности, расходится с существующими представлениями об этом качестве и рискует оттолкнуть от себя более опытных и искушенных членов команды.

Формирование характера

Существует мнение о том, что занятия спортом формируют характер. Те, кто выдвигает подобную гипотезу, имеют довольно туманные представления о том, что такое характер. Обычно предполагается, что спортсмены, научившись выдерживать большие физические нагрузки в команде, проявляют более высокий уровень развития моральных качеств, настойчивость в решении интеллектуальных и профессиональных задач и во всех отношениях являются примерными гражданами.

Прежде чем использовать этот фактор в качестве повышения мотивационного уровня, следует тщательно проанализировать понятие «формирование характера». Если спортсмен в достаточной степени профессионально развит, чтобы следить за специальной научной литературой, он может быть удивлен, что для спортсменов - студентов колледжа характерны более низкие морально-этические нормы и представления о спортивной этике по сравнению со студентами неспортсменами. Кроме того, когда показатели «физической выдержки» (сколько вы продержите вытянутую вперед руку?) сравнили с показателями настойчивости в учебе (время, в течение которого субъект без перерыва мог читать книгу), то никакой зависимости между ними не было обнаружено.

Если предположить, что спорт действительно способствует формированию характера, то программа подготовки спортсменов должна быть согласована с требованиями истинной морали. Более того, считают, что для формирования характера у спортсменов лидерство является немаловажным фактором.

РЕКОМЕНДАЦИИ ТРЕНЕРАМ

 

Приведенные ниже рекомендации содержат не рецепты на все случаи жизни, а ряд обоснованных принципов, которые следует применять в практической работе тренера.

  1. Чтобы понять мотивы занятий спортом и успешной активной работы какого-то спортсмена, необходимо с помощью различных методов собрать информацию, касающуюся социального положения, эмоциональной структуры спортсмена и его отношения к настоящей ситуации. Для получения такой информации применяются следующие способы:

    • тренер проводит со спортсменом неофициальные, но хорошо продуманные и заранее спланированные беседы, в ходе которых с помощью прямых и косвенных вопросов выясняет, как спортсмен чувствует себя в команде, поддерживают ли родители его увлечение спортом и т. д. Одновременно с этим тренер может спросить его об отношении к соревнованиям, к жизни, а также о личных и профессиональных планах;

    • чувства и мотивы спортсмена можно также выявить, внимательно наблюдая за его поведением и позой после поражения и выигрыша, присматриваясь к его жестам и мимике. Информацию о спортсмене можно получить из бесед с другими членами команды;

    • для оценки эмоционально-волевой сферы спортсмена можно использовать специальные объективные и проективные тесты;

    • перед началом сезона тренер может предложить спортсменам написать подробную автобиографию с акцентом на том, как они пришли в спорт и как складывалась их спортивная карьера.

  2. Тренеру не следует удивляться возможным изменениям в мотивации спортсмена от сезона к сезону и даже в недельном цикле. Новые события, люди и новый жизненный опыт могут повлиять на отношение спортсмена к команде, тренеру и занятиям спортом. Тренер должен относиться к изменениям в отношениях с пониманием дела, терпеливо и внимательно, стараясь быть объективным. Такое отношение тренера поможет спортсмену перестроиться и найти мотивы для продолжения занятий спортом, которые соответствовали бы новым жизненным установкам.

  3. Тренеру следует обращаться с индивидом как с личностью, если он стремится привлечь его к занятиям спортом. Высказывания тренера должны быть аргументированы и обращены к интеллекту спортсмена, а не к его эмоциям. Тренеру следует приводить разумные доводы о пользе занятий спортом как во время активной спортивной деятельности, так и после окончания спортивной карьеры. Среди мотивов занятий спортом, которые могут быть наиболее привлекательными для сегодняшней молодежи, следует отметить возможность максимального проявления своих способностей, умения владеть собой и окружающей обстановкой, достижения физического совершенства.

Менее значимыми мотивами для участия в спортивной деятельности, которые могут привлечь современного юношу, являются желания быть «настоящим мужчиной», достигнуть социального статуса или получить крупные денежные вознаграждения.

РЕЗЮМЕ

 

Изучение мотивации касается процессов, побуждающих человека к действию или бездействию. Мотивации можно рассматривать с различных точек зрения. Мотивы могут формироваться под влиянием относительно недавнего опыта, под влиянием событий, которые произошли несколько месяцев и даже много лет назад. Некоторые мотивации могут отражать физиологические и биохимические процессы, тогда как другие имеют психологическую или социологическую природу. Мотивации можно также классифицировать по их источнику - исходят они от самого индивида или обусловлены характером выполняемой задачи (интересная работа), или социальными и материальными поощрениями. Используя поощрения, тренер может влиять на поведение и деятельность спортсмена - от общих отношений и установок до специфических изменений при выполнении спортсменом отдельных движений и навыков.

Мотивацию можно оценивать разными способами, включая метод прямого опроса, проективные тесты и анализ автобиографических данных. Кроме того, с помощью специально составленных анкет можно также исследовать и влияние факторов, способствующих эффективным тренировкам.

Тренерам лучше всего мотивировать спортсменов, опираясь на его чувство собственного достоинства, здравый смысл и потребность в самосовершенствовании. При работе с современной молодежью всякого рода эмоциональные призывы и лозунги типа «Выложиться за свою старую добрую школу» или «Доказать свою мужественность» не принесут должный эффект.

Закрыть