7. ДОМАШНИЕ ЗАЛПЫ

Пропущена 77 страница!!!

...на кнопку. Естественно, у каждого из нас выработался динамический стереотип. Сознание стрелка до момента вылета мишени как бы затормаживалось. И на висбаденском стенде укоренившаяся привычка нам чертовски мешала: вроде бы только произнес короткое "Дать", а мишень уже начинает садиться. Стрелять приходилось вдогон.

Чтобы выработать новый стереотип, необходимы тренировки. А нас лишали их всеми правдами и неправдами. Естественно, мы приуныли. И только один Иван Терентьев, самый старший по возрасту в сборной нашей страны, оставался невозмутимым.

Мы не случайно прозвали его Железным. Что он сделал? Превратил в стендовую площадку номер гостиницы, в котором жил, и там усиленно тренировался!

Конечно, это были тренировки без выстрела, так называемые холостые. Но мишень была. Иван крепил тарелочку на стене или еще где-то, даже на окне, чтобы "стрелять" против яркого света. Глядя на товарища, и мы последовали его примеру.

Что же такое -холостая тренировка? Выглядит она примерно так. Спортсмен становится на выбранном месте. Мысленно определяет огневой рубеж и траектории мишеней. Для наглядности мишени можно даже нарисовать - будто они в полете.

Затем, уже без всяких условных представлений, следует изготовиться к стрельбе. Вслух или мысленно подать команду "Дать!", и теперь уже, снова вообразив летящую в один из секторов мишень, "обработать" ее, то есть сделать абсолютно точное упреждение и своевременно нажать на спуск.

В начале тренировок обработку мишени следует делать в замедленном темпе. При этом необходимо основное внимание обращать на детали: поводка ружья должна быть равномерно-ускоренной, без каких-либо даже малейших задержек при спуске. Поэтому палец нельзя отрывать от спускового крючка, сам "выстрел" ни в коем случае не должен быть дерганым.

На холостых тренировках нужен повышенный само-контроль. Ведь здесь нет выстрела, нет и ощутимой отдачи. И незаметно для себя спортсмен меняет стойку. А во время настоящей стрельбы этого делать никак нельзя: напряжение мышц перераспределится.

Во время тренировок дома хорошим помощником стрелку становится обычное зеркало. Посматривая в него, можно заметить отклонения от нормальной стойки.

Иногда, не ощущая силы отдачи, стендовики постепенно смещают ружье на плече, да так, что приклад доходит до бицепса. И получается, что спортсмен во время стрельбы противодействует отдаче не упором всего корпyca, а толчками рук. И неизбежно следуют так называемые "швырки" - броски ружья.

После того как в медленном темпе научишься правильно приводить ружье к точке, где должен быть выстрел, можно увеличивать скорость обработки мишеней. Здесь следует учесть такую немаловажную деталь: после каждого выстрела ружье должно сниматься с плеча. В конце концов, можно и после двух, как бывает на соревнованиях, но не реже.

Стрелки, тренируясь дома, подчас об этом забывают, легкость стрельбы "щелчком" усыпляет, а в результате вырабатываются ненужные, подчас совершенно неожиданные привычки, которые потом трудно исправить.

Каждая мишень и дома должна быть поражена, как на стенде: после того как ружье опущено, заряжено, вновь вскинуто и подана команда "Дать!".

На тренировках дома можно научиться сразу выбрасывать ружье в определенную точку, где, по мысли стрелка, следует нажать спусковой крючок. Конечно, в идеале такого никогда не произойдет, какая-то, пусть даже незначительная, доводка потребуется. Но чем она будет меньше, тем лучше, и в тренировках нужно прибегать к комбинированному методу: овладевать и выбрасыванием, и поводкой ружья в неразрывной связи.

Снова подчеркну: все действия надо выполнять непрерывно - стойку, вкладку, поводку, выстрел, опускание ружья. Вот как это бывает на практике. Изготовившись, мысленно рисуешь полет мишени. Даешь команду и, не отрывая взгляда от прицельной линии, находишь мишень, четко представив упреждение, фиксируешь на нем взгляд. После этого начинаешь движение ружьем: выбрасываешь его, доводишь и, когда прицельная линия будет проходить через точку упреждения, нажимаешь спусковой крючок.

Во время тренировки с условными мишенями не следует увлекаться постоянной дистанцией, а также однообразными углами. Цель домашних занятий - правильно выполнить и, главное, осознать все то, с чем обязательно столкнешься на стенде.

Не говоря уж о том, что такие упражнения, естественно, оказывают свое воздействие на развитие определенных групп мышц и ружье становится удобным, легким, как игрушка.

Все же должен сказать: холостая тренировка - это одно, настоящая - другое. На стрелка всегда влияет сам выстрел: его звук, отдача. Конечно, в большей степени это характерно для пулевой стрельбы, и особенно боевым патроном. Здесь, когда неопытный стрелок целится из незаряженного оружия, все у него получается хорошо. Но стоит заложить патрон и закрыть затвор, как сразу начинает "плясать" мушка. Похожее происходит и в стендовой стрельбе. Однако привычка к выстрелу быстро вырабатывается. Нужно только, чтобы не было больших разрывов между тренировками дома и на стенде.

В домашних условиях тренировки неоценимую помощь может оказать тренер или опытный стрелок. Самому, как бы внимателен и строг к себе ни был, все же трудно судить, насколько метко "выстрелил". А со стороны ошибки хорошо видны.

Непременно нужно сказать и вот о чем. Стрелок, решивший заниматься дома, обрекает себя на нелегкий труд. И главное здесь даже не в этом, а в отношении к нему окружающих. Представьте себе: дома хлопочет жена, дети делают уроки - все заняты вроде бы нужным делом - и косо посматривают: "Вот ведь нашел забаву!"

Даже в нашей спортивной среде, на памятных состязаниях в Висбадене, Ивану Терентьеву нужно было проявить немалую выдержку. Насмешки в его адрес и остроты сыпались нескончаемым потоком. Мы успели ознакомиться со всеми достопримечательностями города, просмотрели почти все фильмы, побывали на встречах с местными охотниками.

Иван тренировался дома.

Наступил праздник открытия соревнований. Это было красочное зрелище, дорогое сердцу каждого спортсмена.

Иван и здесь остался верен себе. Остался дома, в соответствии со своим графиком тренировок и отдыха.

Я уже говорил, что многие из нас последовали его примеру. Но поздно и не в той степени серьезности.

И что же? Иван Терентьев, ветеран команды, которому по всем объективным показателям было трудно тягаться с молодыми, выступил лучше всех!

С тех пор скептиков и противников домашних тренировок среди стендовиков поубавилось. Среди самых страстных поклонников и пропагандистов стрельбы без выстрела оказался и я.

К сожалению, мы пока не имеем научно обоснованной методики таких тренировок. Да и сами наставники молодых зачастую передоверяют домашние занятия самим спортсменам: мол, чем больше будешь дома прицеливаться, тем лучше - вот и вся метода. Но это далеко не так, и фактически довольно эффективное средство повышения спортивных результатов нередко оказывается плодом самодеятельности по принципу "кто во что горазд", а вернее, не имеет никаких принципов.

Бесспорно, холостая тренировка, точно так же как и любая другая, не может не быть индивидуализированной. Но все-таки общие ее положения, определенные закономерности следует обобщить. Например: каков удельный вес холостой тренировки во всем тренировочном процессе?

Тот же Терентьев утверждает, что поскольку стендовая стрельба - сезонный вид спорта и в зимнее время примерно на три-четыре месяца на стендах наступает затишье, то и тренировки должны быть сезонными, причем холостые следует положить в основу всей подготовки.

Сам Терентьев занимается ими очень много. Обычно он ведет стрельбу по трем точкам, расположенным на одном уровне в 15-20 сантиметрах друг от друга; при движении ружья быстро спускает курок, обязательно два раза, имитируя стрельбу дублетом; вскидки и поводки выполняет восемь-десять раз подряд; постоянно меняет расстояние до цели, стараясь сохранить масштабность мишеней, и поэтому то увеличивает, то уменьшает их; если же он тренируется в стрельбе по угонной мишени, то точки размещает одну над другой.

Все это, конечно, крайне любопытно. Я заимствовал методику холостых тренировок у Ивана Терентьева. Но честно скажу: дело тут не только в методике. Понимаю: мастерство Терентьева, его спортивное долголетие явились результатом прежде всего его железного упорства на тренировках, строжайшего режима домашних занятий. Именно эти качества привлекли меня и невольно побудили подражать Терентьеву во всем. Хотя, конечно, понимаю, что копирование все же не лучший метод.

Как бы там ни было, вначале я перенял чисто внешнюю сторону его домашних занятий. Утром он посвящает час беззвучной стрельбе - и я столько же. Потом узнал, что в обеденный перерыв Терентьев делает 150 "выстрелов". И я делал 150. Потом точно так же прибавились и вечерние занятия.

Сначала, повторяю, это была слепая копия приемов известного стрелка. Но постепенно количество перешло в качество. Я стал познавать "соль" таких тренажей, начались поиски других, более эффективных и более сложных методов домашних тренировок. А главное - своих.

Первой "целью" в моих самостоятельных, так сказать, домашних тренировках стал электрический выключатель. Возможно, причиной выбора был его цвет - черный, а возможно, и форма - круглый.

Вот в эту неподвижную точку я и целился. И раз, и два, и сто раз.

Но выключатель неподвижен, а глиняные голуби летают. Поэтому я стал целиться в сторону, от выключателя, а затем двигать ружье к нему с различных направлений. Это приучало выбирать упреждения, делать расчеты, сверять их с реальной работой на стенде. И вновь экспериментировать.

Вскоре, как это ни странно, я увидел, что домашние тренировки только вредят настоящей стрельбе. Мне стало труднее прицеливаться, мишень казалась очень маленькой.

Пришлось вновь сесть за расчеты. И что же оказалось? Если сравнить размеры выключателя и расстояние до него от комнатного стола, откуда я "стрелял", с расстоянием на стенде и соответствующим ему размером мишени, то тарелочка должна была быть равна щиту древнерусского воина!

Как только сразу не догадался! Ведь выключатель не намного меньше тарелочки, а вот расстояния в комнате и на стенде несоизмеримы.

Пришлось и дальше заниматься математикой, высчитывать сопоставимые пропорции. Но, честно говоря, расчеты что-то получались путаные, и практически я проверял их так: брал в руки спичку и уменьшал цель до такого размера, пока ее не закрывала находившаяся в вытянутой руке спичечная головка.

Однако и этого оказалось мало - ведь мишень оставалась неподвижной. И с какой стороны я к ней ни подбирался, взять ее на мушку было довольно легко.

Тогда я решил попробовать тренироваться по движущейся цели. Для этого нужно было найти на опушке леса высокое дерево и привязать леской к ветке тарелочку. Получался своеобразный маятник с продолжительным периодом колебаний.

Это была реальная цель! Оставалось раскачать ее, а потом отбежать на нужное расстояние и взяться за дело с ружьем.

Так все выглядело по замыслу. А на поверку - я только и делал что бегал как угорелый. Пока прибегал к ружью, хватал его и прицеливался, колебания маятника затихали. Приходилось вновь бежать к дереву, а потом мчаться назад. И хотя это тоже было неплохо, но ощутимой пользы не приносило.

Во время упражнений с маятником я подметил одну особенность: движущаяся мишень дает возможность отрабатывать точность спуска затвора при упреждении цели. И вот это заставило искать новые методы холостых тренировок - опять дома. Погода не всегда позволяла ходить в лес, да и времени не хватало.

Но где же дома было выбрать маятник, пропорциональный мишени на стенде, с соответствующей амплитудой колебаний? Да он, чего доброго, переколотит все!

Как-то, встретившись со знакомым кинолюбителем, рассказал ему о своих неудачах.

- Чего же тут сложного? - улыбнулся он, - Засними полет тарелочки на стенде и потом стреляй по ней дома сколько хочешь.

Это была заманчивая идея. Пришлось купить кинокамеру, кинопроектор и все остальное. Через некоторое время мне удалось заснять летящую мишень.

Но... Опять не то! На экране она выглядела слишком маленькой, будто точка от укола иглы. Да и то видел ее только я. Домашние лишь смеялись и что-то такое про голого короля мне рассказывали.

Тогда я заснял тарелочку в полете телеобъективом. Однако при проекции на экран она двигалась еле-еле и эффекта не давала.

Махнул я рукой на кинокамеру и вновь вернулся к черным кружкам на стене. По ним же "стреляли" и многие мои товарищи. Иной раз приедем на соревнования и сразу на стенах номера гостиницы развешиваем темные кружки.

Уборщицы их снимают. Мы опять прикалываем. Покрепче. Администрация удивлена. Приходится выслушивать беседы о нормах поведения в общественных местах. И никто в толк не хочет взять, что без этих кружочков нам не обойтись!

Однажды во время такой вот тренировки по чёрным кружкам мое внимание привлек солнечный зайчик: напротив гостиницы в окне сидел мальчишка и развлекался, посылая зеркалом лучики ко мне в комнату.

Со стороны мальчишки это было мелкое хулиганство, он норовил в глаза попасть. Я было погрозил ему: "Вот задам!", но тут меня вдруг осенило. Я развернулся, бегущий по стене луч вполне заменял летящую тарелочку.

Вернувшись домой, я не откладывая дела в долгий ящик, приспособил в качестве источника света охотничий фонарь, А чтобы пятно было не слишком велико, заклеил стекло черной бумагой, оставив в центре лишь небольшое отверстие.

Теперь мои холостые тренировки стали выглядеть примерно так: сын Андрей светил фонариком. Я целился по бегающему пятну на стене. Жена уходила из дому.

И вскоре вновь возникла неожиданная преграда, Подвел Андрей. Стоять в полутемной комнате с фонарем ему надоело. Он рвался на улицу. Ну ладно бы к урокам! Так нет. За его отметки в табеле стало перепадать и мне.

Теперь мой выбор пал на электропроигрыватель. Переоборудовать его было несложно - я закрепил электрический фонарь под определенным углом прямо на диске. Изменив положение проигрывателя на столе, я добился, что "мишень" стала летать снизу вверх, как на стенде. Но без проблем и тут не обошлось. Возник вопрос: как фиксировать попадания?

Пришлось приспособить к ружью второй фонарь. Он включался в момент нажатия на спусковой крючок.

Все бы хорошо, да уж больно увеличился вес ружья. Изменился его центр тяжести, это повлияло на стойку и изготовку. Вдобавок изоляционная лента, которой я крепил фонарь на стволе, мешала целиться.

Вновь пришлось обращаться за помощью к друзьям. В радиомастерской мне подобрали небольшой электромотор с изменяющимся направлением движения и скоростью вращения. Знакомый токарь по моим чертежам выточил шарнирную подставку под него, она позволяла изменять траекторию светового луча по вертикали и горизонтали. В оптической мастерской посоветовали, какую собирающую линзу установить на изготовленный вручную миниатюрный фонарик к ружью.

Установка, на мой взгляд, получилась отличная. С дальнего расстояния она имитировала полет мишени на круглом стенде, а приблизив ее к стене, можно было тренироваться в стрельбе на траншейном стенде. Теперь я мог тренироваться круглый год. С тех пор стрельба в моей квартире шла ежедневно.

Заметны стали мои успехи и в практических занятиях на стенде. Вот некоторые тому официальные, так сказать, подтверждения:

1959 год - международная встреча в Варшаве - 289 разбитых мишеней из 300.

1961 год - первенство мира в Норвегии - 290 мишеней из 300.

1962 год - первенство мира в Каире - с результатом 295 из 300 я стал чемпионом мира.

Львиную долю этих успехов я отношу за счет холостых тренировок.

В дальнейшем значение домашних тренировок я испытывал и на своих учениках. Им далеко не всегда удается стрелять на стенде, а вот проводить холостые тренировки они могут хоть каждый день. И тот, кто это делал, многого добился. Володя Любовский - шофер такси - за полтора года стал кандидатом в мастера спорта. Валерий Койнаш - токарь Львовского завода "Автопогрузчик" - тоже за короткий срок стал кандидатом в мастера спорта. О Саше Алипове и говорить не приходится. Ныне он один из сильнейших стрелков мира. Я глубоко убежден, что такие тренировки заслуживают более пристального внимания и заботливого отношения. Почему бы работникам научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро не создать комнатный, универсальный и портативный тренажер для стендовиков? Такой тренажер - мечта каждого спортсмена-стендовика. Почему бы не разработать научно обоснованные методики? Все это и будет проявлением заботы о росте мастерства наших чемпионов, нашем престиже на международной арене. Ведь стендовая стрельба - олимпийский вид спорта.

Закрыть