6. СКОЛЬКО ВЕСИТ ВЫСТРЕЛ?

Произошло это во Львове. Учился я тогда в восьмом классе средней школы № 6 и был частым посетителем спортивного комбината на улице Руставели. У меня были в то время разряды по девяти видам спорта - плаванию, гимнастике, стрельбе, лыжам, легкой атлетике и другим.

Однажды по дороге в бассейн я заглянул в гимнастический зал и увидел человека, который одной рукой подтягивался на шведской стенке. При виде огромного, вздувшегося бицепса я остолбенел. Пораженный и восхищенный, я долго наблюдал за тренировкой гимнаста. И все время боялся упустить что-то самое главное.

Конечно же, в бассейн я опоздал. Но зато мне удалось узнать, кто он, этот необыкновенный человек. То был Виктор Чукарин, прославленный гимнаст.

Честно говоря, заснуть в ту ночь по-настоящему мне так и не удалось. Ворочался в постели, представляя, как завтра подтянусь одной рукой и приведу в восторг всех одноклассников. И на следующий день, едва дождавшись конца школьных занятий, помчался в гимнастический зал, чтобы повторить увиденный прием. Однако мои настойчивые попытки ни к чему не привели - не удалось согнуть в локте руку даже на несколько градусов. Не хватало силенок. Наблюдавший эа мной тренер посоветовал:

- Тут, брат, все зависит от настойчивости. Будешь тренироваться - и не такое сделаешь.

Впоследствии я узнал, что, будучи неоднократным чемпионом мира, Чукарин, готовясь к Олимпийским играм в Мельбурне, только за одну тренировку до двухсот раз выполнял упражнение на коне.

Мне тоже довелось познакомиться с этим снарядом в институте физкультуры. Во время экзамена по гимнастике пришлось семь раз проделать махи на коне. После этого я испытывал огромную усталость. А Чукарин находил в себе силы подойти к снаряду и красиво выполнить упражнение десять, двадцать, сто, двести раз! Какая же нужна сила воли, какая настойчивость, какое упорство!

Удивительная работоспособность и настойчивость Виктора Чукарина всегда служат для меня образцом. Я стараюсь подражать ему.

Помнится, в конце сентября 1963 года меня вызвали в Москву и сказали:

- Предстоит поездка в Токио на малую Олимпиаду. Нужно готовиться.

Вместе со мной тренировался Алеша Клеков - чемпион Европы 1963 года среди юношей. Правда, в Японию был приглашен только один советский стрелок. Мне выпала честь представлять нашу страну, Алеша стал моим, так сказать, дублером.

Тренировки проводились с максимальной нагрузкой. Мы тщательно отрабатывали технику стрельбы. Причем каждый элемент ее требовал подлинно ювелирной работы. К тому же стрелять пришлось не очень качественными патронами, они туго входили в ружье, в них было много пыжей, что, в свою очередь, не давало дроби нужной скорости. Поэтому очень много мы тренировались дома, то есть в гостинице: отрабатывали вскидку и прикладывание ружья.

Нагрузки у нас, понятно, были разные. Алеша должен был вскинуть вхолостую ружье пятьсот раз. Я все время придерживался двойной нормы.

Было трудно. Иногда хотелось все бросить и уйти в кино. Ведь каждый из нас честно отстрелял свою норму на стенде. Домашние занятия никаким расписанием не предусматривались. Но я вспоминал Виктора Чукарина, его упорство, добросовестность и продолжал тренироваться.

Однажды вечером мы с Алешей подсчитали, сколько груза поднимаем за день. Цифра получилась внушительная - 1000 вскидок ружья равна 3 тоннам 600 килограммам. Если сюда прибавить еще 150 выстрелов на стенде, каждый из которых дает отдачу 5 килограммов, и, естественно, 150 вскидок, то набирается около 5 тонн. Такая нагрузка каждый день - дело не из легких. Поэтому стендовику нужна хорошая физическая подготовка. И успеха добиваются лишь те, кто ежедневно тренируется, применяя жесткие нагрузки, ведет спартанский образ жизни. Думается, далеко не случайно знаменитый финский легкоатлет Пааво Нурми высказал такую мысль:

- Любой тренер может подготовить посредственность. Козырь же в специальной работе, которая не знает отдыха.

Токийские самоистязания, как говорил Алеша, не прошли бесследно. В Токио я "обстрелял" своих соперников и стал чемпионом малой Олимпиады, одновременно завоевав золотую медаль чемпиона Японии. Это была моя тринадцатая золотая медаль в международных и всесоюзных состязаниях.

Да, спортсмену частенько приходится затрачивать неимоверные усилия ради одной-единственной цели - успеха в борьбе. Вспоминается беседа с чемпионкой мира по стендовой стрельбе москвичкой Галиной Хомутовой. Прежде чем взять в руки ружье, она занималась конным спортом, велосипедным и другими. О том же, как она стала стендовиком, Галина рассказывает с юмором, но совершенно серьезно.

- Вместе с подругой Наташей Уколовой пришли в Московский Дворец пионеров. Там и тут всевозможные объявления: в кружки, в спортивные секции записывают. Сразу в несколько кружков и записались. Потом видим - в фойе картина висит: охотник в утку стреляет.

Призадумались, не попробовать ли и нам? Пошли в стрелковую секцию. Там спрашивают:

- Вы куда хотите - в пулевую стрельбу?

Отвечаем:

- Нам бы туда, где в уток стреляют.

- Ну, значит, - говорят, - в стендовую вам надо.

- Стало быть, стендовая стрельба и охота победили остальные увлечения? - спрашиваю я Галину.

- Не скажите, - улыбается она. - Конный спорт люблю до сих пор. Но даже ради него стрельбу не бросила бы. Правда, однажды едва с ней не рассталась. Однако причина тому не конный спорт, и не велотуризм. Просто у меня долго ничего не получалось.

- Совсем ничего?

- Совсем. Представляете, едва ли не каждый день после школы отправлялись мы с Наташей на стенд "Локомотива". Дорога неблизкая - от станции метро "Измайловский парк" еще минут пятнадцать ехать на автобусе. И все из-за чего? Чтобы сделать три выстрела! Да еще все три мимо. А больше патронов не дают. Месяц, два, три ездила - и все зря. Потом решила: раз ничего не выходит, зачем зря время терять? Наверное, так и бросила бы занятия, если бы не Наташа и не тренер Владимир Константинович Малахов. Кажется, через неделю после того, как я перестала показываться на стенде, пришла ко мне подруга. Рассказала, что Владимир Константинович каждый день обо мне спрашивает, бранится, что на тренировки не прихожу, беспокоится: не заболела ли? В общем, стыдно стало.

Владимир Константинович очень тепло меня встретил. Снова - в который раз! - все объяснил, показал, да еще целых десять патронов выдал.

Раньше я нервничала, раздражалась оттого, что не попадаю, боялась, что опять промахнусь, и мазала. А на этот раз обрадовалась, что сразу десять патронов получила, подумала: "Не зря же все-таки приехала, вот как бабахну сейчас по проклятым тарелочкам!" И, представьте, семь мишеней разбила!

Что ж, Галина еще раз убедительно подтвердила, что к успеху ведет лишь один путь - долгие тренировки.

К сожалению, далеко не все это понимают. Среди стрелков иногда встречаются и такие:

- Я уже выполнил норматив первого разряда. Ружье держать в руках умею. А остальное зависит от меткости глаза...

Другие этого не говорят. Но в их поведении, в отношении к занятиям на стенде так и сквозит: тонкости стрельбы нам известны, что же тут еще постигать? Спорт есть спорт, всякое бывает. Повезет - выиграю.

Нет, не победят, ничего не выиграют такие стрелки, спорт не лотерея. Необходимо постоянно совершенствовать технику, физическую подготовку, строго соблюдать установленный тренером режим. При этом тренировка должна воздействовать на организм в целом. Это комплекс занятий, в который входят утренняя зарядка и другие физические упражнения, работа с ружьем без выстрела и стрельба на стенде. Но особое значение имеет спортивная подготовка.

Я знаю многих чемпионов мира. И все они - разносторонние спортсмены. Так, Николай Дурнев любит футбол и волейбол. Павел Сенимев предпочитает теннис, плавание, бег. А в принципе в сборной СССР практикуются все спортивные игры, гимнастика, легкая атлетика, плавание.

Но какой же вид спорта, какие упражнения наиболее приемлемы для стендовика? Ответить одним словом - значит не сказать ничего. Пока что тренеры рекомендуют комплексное физическое развитие, то есть занятия различными видами спорта. Но наука ведет глубокие исследования этого вопроса. И уверен: придет время, когда мы будем знать точный ответ.

А что же должны делать сами спортсмены? Ждать сложа руки, пока все не будет выдано в готовом виде? Конечно, нет. Я убежден, что и мы, стрелки, можем многое открыть в поисках наиболее эффективных методов повышения мастерства. Правда, многие эксперименты зачастую похожи на блуждание в потемках. И все же в случае удачи они приносят ни с чем не сравнимое ощущение радости, уверенности в победе.

Все это я испытал на себе.

Предстояли соревнования на первенство Украины. Вместе со своими товарищами я тренировался на стенде. Выстрелы следовали один за другим. Но мои тарелочки чаще, чем я ожидал, падали неразбитыми. Это, конечно, огорчало. В перерывах я внимательно присматривался к действиям других стрелков. Может быть, что-то такое происходит, что мешает и другим?

Мое внимание привлек уже немолодой спортсмен, который легким энергичным движением, словно не затрачивая усилий, быстро вскидывал ружье и метко бил мишень.

Пропущены 72 и 73 страницы!!!

Мишень взвилась нал стендовой площадкой. И сразу - бах! Тарелочка осталась нетронутой. Еще выстрел. Мишень цела. Еще... Где-то, может быть, десятым патроном ему удалось поразить первую цель.

Когда он отстрелял свою серию, я поинтересовался, давно ли он стреляет.

- Да уже больше пяти лет,- ответил он. - Только вот что-то не получается.

- А как вы тренируетесь?

- Эх, раньше вот было здорово! Каждый раз больше сотни патронов отстреливал. А сейчас с ними что-то туговато, урезали мне разовую норму.

Стрельба, стрельба, патрон за патроном - типичная болезнь начинающих, да и не только начинающих. Многие почему-то считают, что мастерство пропорционально количеству отстрелянных гильз. Дело, конечно, не в количестве выстрелов, но доказать это бывает трудновато.

- Почему же тогда Дурнев, Петров и другие знаменитые стендовики, готовясь к ответственным соревнованиям, отстреливают двойную норму боеприпасов? - задал как-то мне вопрос один из таких вот неопытных стрелков.

Что тут скажешь? Каждый начинающий видит лишь внешнюю сторону явления - количество отстрелянных патронов. Но ведь у Дурнева, Петрова и других мастеров стендовой стрельбы за плечами большая школа. Закаленные физически, они прошли курс самоотверженнейших, поистине научных тренировок. Каждый выстрел для них - новое исследование, углубленный эксперимент. Так что, повторяю, дело не в арифметической сумме выстрелов. Больше того, их чрезмерное количество просто вредно.

Перед одними из первых для меня соревнований на Кубок СССР я сделал около 6000 выстрелов. В среднем на день приходилось когда 100, а когда 175 патронов.

Пока соблюдался этот режим, все шло хорошо. Довольно удачно стрелял я и на соревнованиях. Но затем, как только нагрузка была увеличена, начались срывы. И я понял, что меткость стрельбы зависит от характера тренировок.

К такому же выводу я окончательно пришел и после анализа стрельбы стендовиков Баку на V Спартакиаде народов СССР. Незадолго до нее они провели за месяц пять товарищеских встреч. Считалось, что это наиболее эффективная форма подготовки спортсменов. Но когда наступили ответственные соревнования, начались срывы. И вот только тогда руководители спохватились; сверхвысокая интенсивность тренировок и состязаний вывела спортсменов из равновесия.

Случай довольно типичный, и говорит он о серьезных пробелах в обучении стендовиков. Что тут греха таить, в зимние месяцы и до июня соревнования почти не организуются. Наступает "медвежья спячка". Волевые спортсмены не прекращают тренировок. Ежедневно занимаются с ружьем. Иные же берут его разве что для выходов на охоту, а тренировки забрасывают. И как итог - лихорадочность занятий летом, а затем - неудачи на соревнованиях.

Я рассказал о срывах мастеров, которые тренируются в общем-то регулярно, много внимания уделяют поддержанию спортивной формы. Какие же сюрпризы готовит летящая в небе тарелочка тем, кто делает свои первые шаги на стенде? И можно ли строить программу обучения, ориентируясь в основном лишь на стрельбу как таковую?

Но что сегодня можно предложить взамен пальбе, какую методику тренировок, какие специальные физические упражнения? Как это ни печально, физическая подготовка спортсменов-стендовиков еще не получила достаточной научной разработки. И даже на сборах ведущих стрелков страны им предлагался общедоступные...

Пропущена 76 страница!!!

Закрыть